Педиатрия

coverСергей Александрович Ляликов
Педиатрия
Предисловие
Известно, что фундамент здоровья человека закладывается на ранних этапах формирования и развития. Причины большинства хронических заболеваний взрослого человека надо искать в раннем детстве. Поэтому изучение особенностей перинатального периода и раннего детства входят в задачи преподавания педиатрии студентам по специальности «Лечебное дело». Без знаний основ педиатрии невозможно формирование врачебного мышления. Кроме того, не стоит забывать, что сегодняшние студенты – завтрашние родители, а многие выпускники будут работать на сельских врачебных участках, т. е. станут семейными врачами.
Пособие состоит из четырех разделов, включающих вопросы пропедевтики детских болезней, наиболее распространенной патологии раннего детства, заболеваний детей старшего возраста и организации лечебно-профилактической помощи детям в Республике Беларусь. Оно написано сотрудниками кафедры педиатрии № 1 Гродненского государственного медицинского университета, имеющими большой опыт практической и преподавательской деятельности. Темы «Периоды детского возраста. Значение периодизации детства для клинической практики», «Физическое и половое развитие детей», «Аномалии конституции», «Затяжные и хронические заболевания органов дыхания», «Бронхиальная астма у детей». «Заболевания почек и мочевых путей» написаны доктором медицинских наук, профессором С. А. Ляликовым; «Анатомо-физиологические особенности желудочно-кишечного тракта у детей», «Рациональное питание детей грудного возраста», «Хронические расстройства питания», «Острая ревматическая лихорадка у детей»,«Хронические заболевания желудка и двенадцатиперстной кишки» – кандидатом медицинских наук, доцентом С. И. Байгот; «Анатомо-физиологические особенности костной системы у детей. Рахит. Спазмофилия. Гипервитаминоз D», «Организация лечебно-профилактической помощи детскому населению в Республике Беларусь» – кандидатом медицинских наук, доцентом Т. И. Ровбуть; «Заболевания системы крови у детей», «Острые заболевания органов дыхания у детей» – кандидатом медицинских наук, доцентом З. В. Сорокопыт; «Нервно-психическое развитие детей раннего возраста» – кандидатом медицинских наук, ассистентом И. М. Тихон; «Миокардиты» – ассистентом И. В. Томчик.
Материал, изложенный в пособии, основывается на знаниях, полученных студентами на кафедрах медицинской и биологической физики, анатомии человека, медицинской биологии и общей генетики, гистологии, цитологии и эмбриологии, нормальной и патологической физиологии, общей и биологической химии, микробиологии, вирусологии и иммунологии.

С. А. Ляликов
Список сокращений
АГ – антиген
БА – бронхиальная астма
БЭН – белково-энергетическая недостаточность
ВЛП – вентиляторассоциированная пневмония
ГКС – глюкокортикоидные стероиды
ДВС – диссеминированное внутрисосудистое свертывание
ДДУ – детские дошкольные учреждения
ДН – дыхательная недостаточность
ДП – дыхательные пути
ДЦП – детский церебральный паралич
ЖДА – железодефицитная анемия
ЖЕЛ – жизненная емкость легких
ИМТ – индекс массы тела
ИТА – иммунотерапия аллергенами
ИФР – инсулиноподобные факторы роста
КОС – кислотно-основное состояние
КТ – компьютерная томография
КЩС – кислотно-щелочное состояние
ЛГ – лютеинизирующий гормон
МгКЦ – мегакариоциты
МРТ – магниторезонансная томография
НПВС – нестероидные противовоспалительные средства
НПР – нервно-психическое развитие
OAK– общий анализ крови
ОАМ – общий анализ мочи
ОПН – острая почечная недостаточность
ОРИ – острая респираторная инфекция
ОРЛ – острая ревматическая лихорадка
ОФВ, – объем форсированного выдоха за первую секунду
ОЦК – объем циркулирующей крови
ПСВ – пиковая скорость выдоха
ПЦР – полимеразная цепная реакция
PACT– радиоаллергосорбентный тест
СВД – синдром вегетативной дисфункции
СВСР – синдром внезапной смерти ребенка
СГА – стрептококк группы А
СО – слизистая оболочка
СРВ – С-реактивный белок
СТГ соматотропный гормон
ТТГ – тиреотропный гормон
ФЖЕЛ – форсированная жизненная емкость легких
ФР – фактор роста
ФСГ – фолликулостимулирующий гормон
XH3JI– хроническое неспецифическое заболевание легких
ХПН – хроническая почечная недостаточность
ЦИК – циркулирующие иммунные комплексы
ЦНС – центральная нервная система
HLA– главный комплекс гистосовместимости
НСl – соляная кислота
Ig– иммуноглобулин
IL– интралейкины
Th– Т-хелперы
TNF– фактор некроза опухолей
Глава 1. Пропедевтика детских болезней
Периоды детского возраста. Значение периодизации детского возраста для клинической практики
Давно было замечено, что увеличение размеров тела ребенка происходит не равномерно, а скачкообразно. Более того, в конкретные возрастные периоды темпы роста в длину превышают или, наоборот, отстают от скорости нарастания массы тела. В результате соматометрические показатели и их соотношения схожи у большинства представителей одной возрастной группы, но существенно отличаются у детей из разных групп. Общность основных морфофункциональных параметров является основой возрастной периодизации. Циклический, ступенчатый характер роста со сменой фаз его ускорения и замедления демонстрирует классификация периодов детства, предложенная Штратцем (1903). В ней выделяются:
1.период первой «полноты», или первого «округления» (turqor primus) – 1–4-й годы жизни. Характеризуется преиму-щественными прибавками массы тела над длиной тела;
2.период первого «вытягивания» (proceritas prima) – 5–7-й годы жизни. Преобладает увеличение длины тела по сравнению с его массой;
3.период второй «полноты», или второго «округления» {turqor secunda) – 8–10-й годы жизни;
4.период второго «вытягивания» (proceritas secunda) – с 11 до 15 лет;
5.период очень замедленного роста – с 15 до 18–20 лет.

В странах СНГ в настоящее время наиболее часто используется схема периодизации детского возраста, разработанная С. М. Громбахом (1983), на основе классификации периодов детства, предложенной в 1906 г. Н. П. Гундобиным. Согласно этой схеме на внеутробном этапе выделяют:
1.антенатальный период развития, который включает:
• эмбриональный период (1–6-я неделя) – происходит закладка и формирование органов;
• эмбриофетальный период (7–8-я неделя) – происходит формирование плаценты;
• фетальный период (с 9-й недели до рождения) – происходит рост плода и тканевая дифференцировка органов;
2.интранатальный период – от начала появления родовых схваток до момента пережатия пуповины и рождения плода;
3.постнатальный период развития, который подразделяется:
• на период новорожденности (до 28 дней): ранний неонатальный период (первые 7 суток); поздний неонатальный период (с 8-го по 28-й день жизни);
• период грудного возраста (с 29-го дня до 12 месяцев);
• период раннего детского возраста (от 1 года до 3 лет);
• 1 -й период детства (от 3 до 7 лет) – дошкольный возраст;
• 2-й период детства (девочки – 7–11 лет, мальчики – 7–12 лет) – младший школьный возраст;
• старший школьный возраст (девочки – с 12 лет, мальчики – с 13 до 18 лет).

В соответствии с Международной конвенцией защиты прав ребенка к детям относят человеческие индивидуумы в возрасте от рождения до 18 лет. Это положение в настоящее время принято и в Республике Беларусь. Возраст от 10 до 20 лет, со-гласно решению Комитета экспертов ВОЗ (1977), называется подростковым периодом, он подразделяется на два подпериода – собственно пубертатный (10–15 лет) и социального созревания (16–20 лет).
Следует отметить, что возрастные точки разделения периодов детства были установлены экспертным методом, поэтому такая периодизация не может не страдать общим недостатком классификаций, построенных на базе экспертных оценок, – субъективностью.
Увеличение размеров тела (рост) – уникальная особенность детского организма. Его интенсивность детерминирована генетически, а непосредственно регулирует скорость ростовых процессов эндокринная система. На темпы роста оказывают влияние множество самых разнообразных факторов, изменяющих гормональную регуляцию и (или) нарушающих всасывание или метаболизм веществ, необходимых для роста. Эти факторы могут действовать напрямую (например, хронический дефицит пищи приводит к истощению) либо опосредованно (например, на фоне дефектов иммунной системы развиваются хронические воспалительные процессы, что сопровождается повышением синтеза цитокинов, подавляющих аппетит и обладающих катаболическим эффектом, вследствие чего снижается масса тела).
Таким образом, темп роста ребенка – это интегральный показатель здоровья, отражающий силу и длительность влияния всех без исключения ро сто регулирующих факторов. Поэтому нами предложена классификация периодов детства, основанная на статистическом анализе величины антропометрических показателей у детей. Основная идея этого подхода состоит в том, что при построении классификации были использованы объективные математические методы, а не субъективные оценки экспертов. Согласно данной классификации детский возраст (после периода новорожденности) подразделяется на шесть периодов:
1. 1-й – с 1 года до 1 года 11 месяцев 30 дней;
2. 2-й – с 2 лет до 4 лет 11 месяцев 30 дней;
3. 3-й – с 5 лет до 8 лет 11 месяцев 30 дней;
4. 4-й – с 9 лет до 11 лет 5 месяцев 30 дней (у девочек) и 11 лет 11 месяцев 30 дней (у мальчиков);
5. 5-й – с 11 лет 6 месяцев (у девочек) и 12 лет (у мальчиков) до 13 лет 11 месяцев 30 дней;
6. 6-й – с 14 лет до 17 лет 11 месяцев 30 дней.

Клиническое значение периодизации детского возраста для клинической практики. Выделение возрастных периодов в педиатрической практике необходимо для выработкидифференцированного подхода к ребенку. Вопросы организации ухо-да, питания, воспитания, специфической и неспецифической профилактики заболеваний следует решать исходя из анатомо- физиологических особенностей, характерных для каждого конкретного возрастного периода. Вследствие этих особенностей в разные возрастные периоды риск возникновения одного и того же заболевания существенно различается, так как каждому периоду соответствуют определенная степень приспособленности к условиям окружающей среды, резистентность и реактивность.
Антенатальный период длится от зачатия до появления родовых схваток. Он включает несколько фаз.
Фаза эмбрионального развития. Эмбриогенез начинается с 3-й недели после оплодотворения и оканчивается на 6–8-й неделе внутриутробной жизни. В этот период происходит основная закладка важнейших органов. Любое повреждение на данном этапе вызывает либо гибель эмбриона (выкидыш), либо врожденное уродство (порок развития органовили частей тела). Наиболее чувствителен эмбрион к вирусам краснухи, гриппа, гепатита, полиомиелита, цитомегалии. Эмбриопатии могут развиться вследствие приема беременной лекарственных препаратов (сульфаниламидов, тетрациклинов, НПВС, кортикостероидов, инсулина, цитостатиков, витаминов, противопаразитарных препаратов), употребления алкоголя, воздействия промышленных вредностей, наличия некоторых заболеваний, например сахарного диабета (в 12% случаев развиваются диабетические энцефалопатии, атрофия кишечника, пороки сердца, пороки развития конечностей и черепа).
Фаза плацентарного развития. Фетопатии – нарушение тонкой структуры и дифференцировки тканей у сформировавшегося плода. Частой причиной являются Rh-несовместимость, инфицирование плода (цитомегаловирус, герпес, вирусный гепатит, врожденный сифилис, токсоплазмоз), сахарный диабет у беременной и т. д. При этом возникают следующие заболевания плода: энцефаломиелиты, миозиты, некрозы, врожденные гепатиты с исходом в цирроз, фиброэластоз, врожденные пневмонии, кальцинаты в различных тканях, ДЦП и т. д. Все это ведет к мертворожденности, недоношенности, выкидышам и болезням новорожденных.
Неонатальный период бывает ранним и поздним.
Ранний неонатальный период продолжается с момента пережатия пуповины до 7-го дня жизни. С первым вдохом у ребенка начинается перестройка внутриутробной гемодинамики: расправляются легкие, начинает функционировать легочный круг кровообращения, прекращается сброс крови через шунты (овальное окно и артериальный проток), изменяется энергетический и водный обмен, ребенок начинает питаться энтерально. В крови у детей происходит первый перекрест – нейтрофильный лейкоцитоз сменяется лимфоцитарным. В этот период проявляются ряд пограничных с патологией состояний: физиологическая желтуха, физиологическая убыль массы тела, транзиторная гипертермия, физиологическая эритема и т. д.
Поздний неонатальный период длится с 8-го по 28-й день жизни. В этот период начинают формироваться координация движений и условные рефлексы, происходят развитие анализа-торов, адаптация к новым условиям существования.
В период новорожденности могут быть выявлены пороки внутриутробного развития (уродства, пороки сердца), врожденные деформации опорно-двигательного аппарата, хромосомные и генные болезни, а также последствия родовой травмы: внутричерепная травма, перелом ключицы, родовой паралич верхних конечностей, повреждение спинного мозга. Для периода новорожденности характерны, прежде всего, патологические состояния, связанные с актом родов: кардиореспираторная депрессия, асфиксия, синдром дыхательных расстройств, кровоизлияния в различные органы, гемолитическая болезнь, недоношенность, а также врожденные и приобретенные инфекции со склонностью к генерализации. Могут диагностироваться омфалит, пиодермия, пузырчатка, флегмона новорожденных, гнойный мастит, сепсис.
Период грудного возраста продолжается с 29-го дня жизни до 12 месяцев. В этом возрасте происходит интенсивное фи-зическое, нервно-психическое, моторное и интеллектуальное развитие, завершается процесс адаптации к внеутробной жизни, имеет место морфологическая и функциональная незрелость всех органов и систем. До 3-месячного возраста антитела всех классов продуцируются в очень незначительных количествах, поэтому главную роль в защите от инфекций играет IgG, поступивший в организм ребенка трансплацентарно, и IgA, поступающий с материнским молоком.
В грудной период на первые места выходят острая респира-торная патология, заболевания нервной системы, рахит, у большого процента детей на коже и слизистых отмечаются проявления экссудативно-катарального диатеза. На 1-е полугодие жизни приходится 90% всех случаев синдрома внезапной смерти. Дефицит железа определяется практически у половины детей 1 -го года жизни, а инфекции мочевых путей встречаются чаще, чем во все остальные возрастные периоды. Превалирование реакций врожденного и незрелость адаптивного звеньев иммунного ответа способствуют тому, что у детей, с одной стороны, сохраняется ярко выраженная склонность к генерализованным реакциям при инфекционных заболеваниях, с другой – нередко не вырабатывается специфический иммунитет на детские инфекции (корь, коклюш).
Первый период детства включает возраст от 1-го до 2 лет. Характеризуется быстрым увеличением длины тела. Однако процесс увеличения массы тела опережает темпы ростаребенка в длину, что проявляется возрастанием индекса массы тела (ИМТ). Как и в последующие два периода увеличение длины тела происходит преимущественно за счет удлинения конечностей. В этот период у ребенка значительно улучшается координация движений, быстро развиваются речь и психические функции, существенно повышается двигательная активность.
У детей данной возрастной группы в крови определяется наиболее низкое по сравнению со всеми остальными периодами детства содержание иммуноглобулинов всех классов, одно-временно с этим общее количество лейкоцитов значительно выше, чем у представителей других возрастных групп. Следует отметить, что такой уровень лейкоцитовобразуется не только за счет повышенного числа Т- и В-лимфоцитов, но также обусловлен увеличенным абсолютным количеством нейтрофилов, моноцитов, эозинофилов.
Таким образом, сочетание низкого уровня иммуноглобулинов с повышенным числом Т- и В-лимфоцитов свидетельствует о неполноценности адаптивного звена иммунного ответа. В результате этого абсолютным лидером первичной заболеваемости у детей в возрасте старше 1 года являются инфекционные заболевания, прежде всего острые заболевания дыхательных путей, детские инфекции (ветряная оспа, скарлатина, корь, коклюш), гельминтозы. Однако параллельная активация врожденного иммунитета, проявляющаяся повышением абсолютного количества гранулоцитов и моноцитов, в какой-то мере компенсирует эту недостаточность – поэтому инфекционная заболеваемость высокая, но ниже, чем в последующий период.
Вследствие интенсивного роста у детей 1-й возрастной группы чаще, чем в другие периоды детства, возникают анемия, белково-энергетическая недостаточность, гиперметропия. Низкий уровень IgA является фактором, способствующим возникновению атопического дерматита. Высокая пролиферативная активность Т- и В-лимфоцитов приводит к развитию гипертрофии нёбных миндалин и аденоидов. На этот период приходится первый пик дебюта ювенильного ревматоидного артрита, причем относительно редкий его вариант – болезнь Стилла – наблюдается почти исключительно в этом возрасте.
Второй период детства включает возраст с 2 до 5 лет. В этом возрастном интервале у детей отмечается самый медленный прирост массы тела, происходит снижение средней толщины жировой складки на туловище и конечностях, заканчивается период округления и начинается процесс вытягивания. Поэтому происходит снижение ИМТ, к концу периода заканчивается этап быстрого увеличения размеров головы. Наблюдается значительное улучшение памяти, совершенствование речи, ребенок начинает правильно строить фразы и произносить звуки, возникают сложные взаимоотношения с другими детьми и взрослыми, формируется самолюбие.
Масса тела девочек – от 12 до 19 кг, длина тела – от 83 до 111 см, ИМТ – от 14,3 до 18,0 кг/м2. Масса мальчиков – от 12 до 20 кг, длина тела – от 83 до 112 см, ИМТ – от 14,6 до 18,2 кг/м2.
Во 2-м периоде детства существенно ниже, чем в предыдущем, сывороточное содержание тироксинсвязывающего глобулина и выше уровень корт и зола, эстрадиола, эстриола,прогестерона и тестостерона.
Абсолютное число лейкоцитов в крови у детей в возрасте с 2 до 5 лет ниже, чем в 1-м периоде, при этом количество Т- и В-лимфоцитов остается существенно более высоким, чем во всех последующих возрастных группах, а абсолютное число нейтрофилов (в том числе палочкоядерных) достигает минимальных значений за весь период детского возраста. В то же время процент гранулоцитов в крови возрастает, этот процесс начинается сразу после 2 лет и заканчивается к 5 годам. Параллельно в тех же временных рамках происходит снижение про-центного количества лимфоцитов, в результате в возрасте около 3,5 года их доля уравнивается с процентом гранулоцитов – происходит «второйперекрест». Сывороточное содержание иммуноглобулинов классов G, А, М во 2-й период детства остается низким, но уровень IgE существенно повышается. Таким образом, период с 2 до 5 лет является переходным: повышается функциональная активность лимфоцитов (меньшее их число обеспечивает синтез большего количества иммуноглобулинов), приближается к «взрослому» соотношение лимфоцитов и фагоцитов, однако в целом защита организма в этот период наиболее уязвима: неполноценность адаптивного иммунитета усугубляется снижением абсолютного количества гранулоцитов – основных эффекторных клеток врожденного иммунитета. В результате в данный период наблюдается самая высокая инфекционная заболеваемость. Наиболее частыми диагнозами, впервые устанавливаемыми детям в возрасте с 2 до 5 лет, являются иммунодефицитное состояние (формируется группа часто и длительно болеющих детей), хронический отит, инфекция мочевыводящих путей, хронический пиелонефрит. Снижение IgA, на фоне повышения IgE является почвой для возникновения атопических дерматитов и бронхиальной астмы, которая с этого периода начинает диагностироваться у детей существенно чаще. Как и в предыдущем периоде, у детей сохраняется высокая частота анемии, гипертрофии нёбных миндалин и аденоидов, гиперметропии. С этого возраста начинают выявляться нарушение осанки, плоскостопие, катаракта, астигматизм и гломерулярные поражения.
Третий период детства включает возраст с 5 до 9 лет. Продолжается рост в длину, причем он происходит в большей степени за счет увеличения длины нижних конечностей и в меньшей – из-за увеличения линейных размеров туловища. В этот период определяется самый низкий показатель ИМТ, наименьшая толщина жировых складок на туловище. Начинается процесс смены молочных зубов на постоянные.
У девочек масса тела в пределах 19–27 кг, рост – 112–131 см, ИМТ – от 13,8 до 16,8 кг/м2. У мальчиков масса тела – 20–29 кг, рост – 113–133 см, ИМТ-от 14,3 до 17,4 кг/м2.
Эндокринный статус этого периода отличается от предыдущего только более высоким уровнем альдостерона в сыворотке крови.
В период с 5 до 9 лет общее количество лейкоцитов в крови остается еще несколько повышенным, но абсолютные количества Т-, В-лимфоцитов и гранулоцитов достигают дефинитивных значений, а число моноцитов и эозинофилов даже выше, чем у взрослых. Уровень IgG в сыворотке крови выходит на плато, простирающееся до возраста 18 лет. Содержание IgM у девочек повышается до «взрослой нормы», но не до референтных величин девочек возраста 11,5–18 лет, у мальчиков уровень этого иммуноглобулина остается пониженным. Достоверно повышается сывороточная концентрация IgA. Таким образом, в возрасте с 5 до 9 лет в целом происходит созревание адаптивного звена иммунного ответа. Это способствует значительному снижению частоты инфекционных заболеваний, причем протекают они легче, реже (чем у младших детей) дают осложнения. Уменьшается первичная выявляемость гипертрофии нёбных миндалин, иммунодефицитных состояний, кожных аллергических заболеваний, но появляется аутоиммунный тиреоидит. На этот возраст приходится пик заболеваемости патологией склеродермической группы.
Изменения в образе жизни, вероятно, способствуют возникновению у детей синдрома вегетативной дисфункции, функциональных расстройств желудка, дискинезии желчевыводящих путей, спазма аккомодации и миопии.
С этого возраста у детей начинает диагностироваться острая ревматическая лихорадка. Частыми заболеваниями детей являются кариес зубов и различные варианты нарушений осанки. В возрасте от 5 до 9 лет наиболее часто дебютирует гломерулонефрит с нефротическим синдромом. До 7 лет основные причины острой почечной недостаточности – избыточная потеря жидкости и гемолитико-уремический синдром, после 7 лет – системные васкулиты, шоковые состояния, быстропрогрессирующий гломерулонефрит, тромботическая тромбоцитопеническая пурпура.
Четвертый период детства включает возраст с 9 до 11,5 года у девочек и 12 лет у мальчиков. Его можно назвать ранним пубертатным периодом. У детей на фоне быстрого увеличения длины тела за счет пропорционального удлинения конечностей и туловища начинается 2-й период округления, возрастает ИМТ, периметр грудной клетки, охватные размеры плеча, голени и бедра. Интенсивно увеличивается средняя толщина жировой складки на туловище. Головной указатель (отношение про-дольного размера головы к поперечному), который снижался все предыдущие периоды, становится стабильным. У большинства девочек появляются вторичные половые признаки, в первую очередь увеличиваются молочные железы и начинается рост волос на лобке, отмечаются единичные случаи менархе. Первые стадии оволосения лобка регистрируются у 1–2% мальчиков.
В этом периоде масса тела девочек – от 27 до 38 кг, рост – от 132 до 148 см, ИМТ – от 14,4 до 18,4 кг/м2; масса тела мальчиков – от 29 до 39 кг, рост – от 134 до 150 см; ИМТ – от 14,9 до 18,9 кг/м2.
Концентрация в сыворотке крови тиреоглобулина, общего тироксина и инсулина достоверно ниже, чем в предыдущие периоды, отмечается более высокий уровень тиреотропного гормона, а у мальчиков – эстрадиола. По-видимому, эндокринные изменения обусловливают тот факт, что в этот период существенно увеличивается частота ожирения, аутоиммунного тиреоидита и зоба.
По сравнению с предыдущим периодом у детей снижается до взрослой нормы число лейкоцитов в крови, повышается, но не достигает дефинитивных значений сывороточное содержание IgA. Таким образом, в этом периоде понижена барьерная функция слизистой оболочки. Это способствует высокой частоте инфекционных заболеваний, прежде всего лор-органов. Частые рецидивирующие инфекции обусловливают развитие атрофических изменений слизистых оболочек – процесс вступает в хроническую стадию. Именно в этом возрастном интервале чаще, чем в другие периоды детства, впервые диагностируются хронический ринит и (или) хронический фарингит, хронический тонзиллит, хронические неспецифические заболевания дыхательных путей.
В перечне диагнозов появляются остеохондроз, мигрень, головная боль напряженного типа, аднексит и дисменорея, не-редким становится аллергический ринит. На этот возраст приходится 2-й пик заболеваемости ювенильным ревматоидным артритом. У детей старше 9 лет энтеровирусные инфекции развиваются не так остро, как у младших, и протекают с менее выраженной манифестацией.
На этот период приходится пик заболеваемости хроническим гастродуоденитом и хроническим гепатитом, дебют острого гломерулонефрита с изолированным мочевым и нефритическим синдромами. Наиболее часто регистрируются нарушения ритма сердца (как правило, у детей выявляют эктопические ритмы, синдромы предвозбуждения, брадиаритмию с блокадами 1–2-й степени и экстрасистолию).
Пятый период детства включает возраст с 11,5–12 до 14 лет. Темпы роста в этот период у девочек снижаются, а у мальчиков наоборот повышаются. Рост в длину происходит преимущественно за счет увеличения длины туловища, продолжается увеличение ИМТ, периметра грудной клетки, охватных размеров плеча, голени и бедра, достигают пика темпы нарастания жироотложения на туловище. За этот период доля девочек, имевших менархе, увеличивается с 7 до 90%. У мальчиков обязательно должны появиться вторичные половые признаки, однако только в 2–7% эти признаки оцениваются высшими баллами по шкале Таннера.
В этом возрастном периоде масса тела девочек составляет 38–49 кг, рост – 149–159 см, ИМТ – 16,0–20,9 кг/м2. Масса тела мальчиков-39–52 кг, рост – 151–164 см, ИМТ – 16,0–20,7 кг/м2.
По сравнению с предыдущими возрастными группами, в 5-й период у детей в сыворотке крови отмечаются низкий уровень трийодтиронина и существенно повышенная концентрация прогестерона, тестостерона и фолликулостимулирующего гормона, у девочек более высокий уровень эстрадиола. Референтные значения концентрации половых гормонов для девочек и мальчиков становятся различными. Вероятно, глобальная эндокринная перестройка, происходящая в этом возрасте, способствует наиболее высокой частоте первичной заболеваемости ожирением, зобом, синдромом вегетативной дисфункции.
Пятый период детства не отличается от четвертого ни по одному из основных показателей, характеризующих состояние иммунной системы. В этом возрастном интервале, как и в предыдущем, остается высокая первичная заболеваемость хроническим ринитом и (или) хроническим фарингитом, хроническим тонзиллитом.
С 12-летнего возраста чаще всего отмечается системная красная волчанка. У девочек – наиболее высокий риск возникновения заболеваний сердечно-сосудистой системы, у мальчиков – появления функциональных нарушений дыхательной и сердечно-сосудистой систем. Среди хронических аллергических заболеваний преобладает бронхиальная астма, часто сочетающаяся с аллергическим ринитом.
Шестой период детства включает возраст с 14 до 18 лет. Для этого периода характерно существенное снижение темпов роста всех анализируемых показателей, но в большей степени линейных размеров, что вызывает увеличение ИМТ. Дефинитивных значений достигают размеры головы и рост у девушек. Практически у всех детей к концу этого периода выраженность вторичных половых признаков свидетельствует о завершении процесса полового созревания.
Масса тела девушек данный возрастной группы составляет 49–62 кг, рост – 160–170 см, ИМТ – 18,0–23,5 кг/м2. Масса тела юношей – 52–69 кг, рост – 165–180 см, ИМТ – 18,0–23,5 кг/м2.
У мальчиков с 14 до 18 лет по сравнению с предыдущим периодом достоверно увеличено содержание в сыворотке крови тестостерона.
У детей этой возрастной группы (по сравнению со взрослыми) существенно выше уровень тиреоглобулина, тироксинсвязывающего глобулина, альдостерона и кортизола, но ниже со-держание инсулина, адренокортикотропного и лютейнизирующего гормонов. Кроме того, у девочек ниже, чем у женщин содержание эстрадиола и прогестерона, а у мальчиков выше, чем у мужчин уровень тестостерона.
В период с 14 до 18 лет (по сравнению с взрослыми – 18–29 лет) в крови существенно выше процент палочкоядерных нейтро- филов, моноцитов, эозинофилов и базофилов, но нижесывороточная концентрация IgG. Шестой период детства достоверно отличается от предыдущесолериодатолысо пй уровню IgA, До-стигающему дефинитивных значений в последний период детства. Таким образом, в период с 14 до 18 лет происходит полное созревание иммунной системы. Несовпадение отдельных показателей у представителей шестогопериода детства и взрослых не является следствием незрелости, а, вероятно, отражает возрастной тренд, связанный с различиями в образе жизни, спектре и объеме антигенной нагрузки, «накоплением» хронических заболеваний и т. д.
До 14 лет возрастная динамика уровня гемоглобина и эритроцитов в крови у детей разного пола практически не различается и в целом характеризуется медленным ростом. После 14 лет у мальчиков эти показатели продолжают увеличиваться, у девочек уровень гемоглобина стабилизируется и отмечается лишь тенденция к увеличению числа эритроцитов. Цветовой показатель до 11,5–12 лет колеблется с небольшой амплитудой в районе единицы. В период с 11,5–12 до 14 лет он заметно снижается и к 14–18 годам достигает дефинитивных значений.
У детей с 14 до 18 лет в структуре хронической заболеваемости на 1-м месте находятся заболевания органов пищеварения, психические расстройства, миопия и спазм аккомодации. Наиболее часто в этот период впервые диагностируются мигрень, головная боль напряженного типа, искривление перегородки носа, нарушения осанки, аллергический ринит и угревая сыпь. Остается высокой заболеваемость зобом, белково-энергетической недостаточностью и синдромом вегетативной дисфункции. Часто у детей выявляются нарушения суточного ритма артериального давления.
С начала XXI в. в Республике Беларусь уровень первичной заболеваемости детей 15–18 лет повышается в среднем на 20% каждые 5 лет за счет увеличения количества болезней системы кровообращения и таких состояний, как беременность и роды, психические расстройства и расстройства поведения. Число подростков, состоящих на учете по поводу алкоголизма и токсикомании за этот период, возрасло более чем в 2 раза.

Как и структура заболеваемости, причины смертности существенно зависят от возраста. Наиболее частыми причинами смерти у детей Республики Беларусь являются:
1.в возрасте до 1 года – состояния, возникающие в перинатальном периоде, – 41,9%; врожденные аномалии – 27,9%;
2.в возрасте от 1 до 5 лет – несчастные случаи – 47,9%; врожденные аномалии 18,4%; болезни нервной системы – 9,6%;
3.в возрасте от 5 до 9 лет – несчастные случаи (травмы отравления) – 55,7%; новообразования – 15,2%; болезни нервной системы – 15,2%;
4.в возрасте от 9 до 14 лет – несчастные случаи – 58,8%; новообразования – 15,5%; болезни нервной системы – 8,9%;
5.в возрасте от 14 до 18 лет – несчастные случаи – 81,8%; новообразования – 7,6%; врожденные аномалии – 3,8%.

Характер повреждений от внешних причин, вносящих наиболее существенный вклад в показатель детской смертности, также тесно связан с возрастом. Самыми частыми повреждениями у детей являются:
1.в возрасте до 1 года – черепно-мозговые травмы и ожоги;
2.в возрасте 1–5 лет – травмы и отравления;
3.в возрасте 5–9 лет – травмы и укусы животных;
4.в возрасте 9–14 лет – травмы и отравления (в том числе алкоголем);
5.в возрасте 14–18 лет – травмы, суицидальные попытки.
Физическое и половое развитие детей
Физическое развитие
В настоящее время накоплено значительное количество исследований, доказывающих наличие достоверных связей между антропометрическими показателями и состоянием различных систем организма. Антропометрические особенности выявлены у лиц с генетическими дефектами, эндокринными нарушениями, заболеваниями внутренних органов,психическими отклонениями, повышенным риском смерти. Поэтому оценка физического развития не только дополняет клиническую картину рядом признаков, характеризующих заболевание, но и оказывает помощь педиатру в постановке диагноза, оценке риска развития патологии у ребенка в будущем.
В настоящее время в развитых странах отмечается значительный рост детского ожирения. Даже в странах третьего мира непрерывно возрастает доля детей, подростков и взрослых с этой патологией. С начала 1960-х гг. распространенность ожирения среди детей удвоилась. Повышенные темпы прироста массы тела и ускоренное (превышающее нормативы) увеличение длины тела на 1-м году жизни ассоциированы с повышенным риском в будущем таких заболеваний, как сахарный диабет, ожирение, рак, атеросклероз. Около 50% детей с эссенциальной артериальной гипертензией и 20% с синдромом вегетативной дисфункции имеют избыточную массу тела. У часто и длительно болеющих детей обычно встречаются высокие значения массы тела и окружности грудной клетки по сравнению с детьми I группы здоровья. Среди болезней, связанных с избыточной массой тела, выделяют подагру, остеохондроз, обменно-дистрофический полиартрит и бесплодие.
У низкорослых детей чаще втречаются всевозможные на-рушения осанки, дисбаланс вегетативной нервной системы. Психологическими особенностями низкорослых детей являются гипертимная, эмотивная акцентуации личности, а также ригидность и циклотимность, низкая самооценка, выраженная защитная тревожность, агрессия, инфантильность. Для таких детей характерна предрасположенность к рецидивирующим воспалительным процессам верхних дыхательных путей, пато-логии органов пищеварения и расстройствам нервной системы.
Регуляция процесса роста
Рост и развитие ребенка подчинены видоспецифической и индивидуальной генетической программе онтогенеза, которая реализуется под воздействием регуляторного влияния нейроэндокринной системы. Эмбриональный и фетальный рост регулируется и стимулируется белками, относящимися к семейству факторов роста (ФР), которые появляются уже среди первых продуктов эмбрионального генома. Они непосредственно управляют процессами роста и дифференциации органов и тканей до и после рождения ребенка.Только в конце антенатального периода координатором и в некоторых случаях активатором ФР становится эндокринная система. К наиболее важным регуляторам морфогенеза относят инсулиноподобные факторы роста (ИФР-1 и ИФР-И). Во внутриутробном периоде больше секретируется ИФР-П, в постнатальном – ИФР-1. У плода практически все ткани продуцируют ИФР, после рождения ИФР синтезируется главным образом в печени. Являясь как паракринным, так и аутокринным медиатором, ИФР стимулирует клеточную пролиферацию, играет роль в индукции синтеза молекул межклеточного матрикса, а в постнатальной жизни становится синергистом некоторых гормонов. Совместно с ТТГ ИФР-1 стимулирует синтез тироксина, синергизм ИФР и ФСГ обеспечивает продукцию яичниками половых стероидов.
Процесс эндокринной регуляции роста в постнатальный период можно условно разделить на три фазы, не имеющие четких границ и плавно переходящие из одной в другую. Первая длится от рождения до 2–3 лет, вторая – от 2–3 лет до начала пубертатного периода и третья – от начала пубертата до достижения дефинитивного роста.
В первую фазу основную роль в стимуляции процессов роста играют ФР, продолжающие работать по программе, обеспечившей внутриутробное развитие плода. В этот период регули-рующее значение гормона роста несущественно, наибольший ростовой эффект обусловлен тиреоидными гормонами, модифицирующими продукцию и активность ИФР.
Во вторую и третью фазы основным регулятором роста становится соматотропный гормон. Кластер из пяти очень схожих генов, ответственных за выработку соматотропного гормона (СТГ) и его аналогов картирован на 17-й хромосоме. СТГ начинает вырабатываться в заметных концентрациях в III семестре внутриутробного периода, однако на рост плода и ребенка в период новорожденности он существенно не влияет. Только после 2 лет СТГ становится определяющим в стимуляции роста. СТГ оказывает многостороннее воздействие на метаболизм – усиливает липолиз, ускоряет обмен углеводов, синтез белков, но главная его функция состоит в регуляции роста скелета. Он стимулирует процессы пролиферации и созревания остеобластов, синтез коллагенов костной ткани, особенно в эпифизарных зонах роста длинных трубчатых костей и позвоночника. Суточная вариабельность секреции соматотропного гормона начинает определяться с 1-го года жизни. Физиологические максимальные концентрации гормона отмечают в ночное время суток, считается, что СТГ принимает участие в становлении цикла сон – бодрствование. Основными регуляторами синтеза СТГ являются пептиды, продуцируемые в гипоталамусе, – сомагостатин и соматотропин-рилизинг фактор. В свою очередь, СТГ по принципу отрицательной обратной связи влияет на синтез своих гипоталамических регуляторов.
Ростовые эффекты соматотропного гормона опосредуются ИФР. Большая часть этих ростовых факторов продуцируется в печени и костной ткани, но при воздействии СТГ самые разно-образные ткани могут синтезировать ИФР в небольших количествах. ИФР, в свою очередь, подавляет секрецию СТГ, но его ингибирующее действие гораздо слабее, чем у соматостатина.
Щитовидная железа также принимает участие в регуляции процесса роста во второй фазе. Тиреоидные гормоны способны оказывать прямое, независимое от ИФР влияние на рост хрящевой ткани, однако, по-видимому, основной стимулирующий эффект все же обусловлен тем, что тироксин является мощным активатором экспрессии гена СТГ.
Пубертат – это сложный физиологический процесс перехода от детства к взрослой жизни. Наиболее важными событиями этого периода являются развитие вторичных половых признаков и пубертатный ростовой спурт, во время которого скорость роста увеличивается до 10–15 см ежегодно.
Начало половой зрелости вызвано объединенным действием соматотропной (СТГ – ИФР-I) и гонадотропной (гонадотро-пинрилизинг фактор – ЛГ/ФСГ – половые стероиды) гормональных осей, причем гонадотропные гормоны стимулируют соматотропные, а СТГ, в свою очередь, стимулирует продукцию гонадотропных гормонов. В определенное время продукция гонадотропин-рилизинг факторов достигает критического уровня, что вызывает каскад событий, включающих резкое увеличение секреции ФСГ и ЛГ, а это сопровождается существенным увеличением продукции половых стероидов. Установлено, что клетки яичников и семенников экспрессируют рецепторы к СТГ, стимуляция этих рецепторов еще больше усиливает синтез половых стероидов, а также созревание фолликулов и сперматогенез. В эксперименте было показано, что снижение синтеза СТГ препятствует достижению фертильности.
Увеличение продукции половых стероидов сопровождается возрастанием амплитуды выбросов гормона роста, который усиливает синтез ИФР-I. Считается, что половые стероиды в небольших концентрациях «запрещают» обратную связь в пределах оси гипоталамус – гипофиз – СТГ – ИФР и тем самым способствуют синтезу ИФР-I, который является главным стимулятором линейного роста кости. Адекватная продукция и со-отношение гормона роста и половых стероидов необходимы для достижения нормальной пубертатной скорости роста.
В процессе пубертата формируется половой диморфизм, проявляющийся в темпах линейного роста, особенностях про-порций тела мальчиков и девочек. Это обусловлено тем, какой стероид преобладает в гормональном фоне подростка. Взаимодействие между СТГ и андрогенами дает более выраженный анаболический эффект (по сравнению с эстрогенами), стимулируя нарастание мышечной массы, всасывание и усвоение кальция, формирование пропорций тела, характерных для мужчин. С другой стороны, пубертат раньше наступает у девочек, так как они имеют более высокий уровень эстрогенов. С этим связаны и различия в линейном росте мальчиков и девочек. Низкие уровни эстрогенов стимулируют рост костей, высокие уровни эстрогенов – появление вторичных половых признаков и закрытие эпифизов.
Наиболее выражено отрицательное воздействие на процесс роста в периоды, когда размеры тела увеличиваются с наибольшей скоростью. Способны модифицировать рост и развитие ребенка такие факторы, как климат, высота над уровнем моря, степень урбанизации, социальные условия, инфекции, хронические заболевания, высокий уровень экологического загрязнения, но наибольшее значение имеет характер питания. Вследствие этого было показано, что самый информативный параметр для оценки пищевого статуса населения региона в целом – темпы роста детей, в нем проживающих. Недостаточное поступление пищи, низкая физическая активность и плохое общее состояние здоровья в период полового созревания подавляют продукцию половых стероидов, вследствие чего тормозится пубертатный спурт, и генетический потенциал роста может оказаться нереализованным.
Методика измерений основных размеров тела ребенка
Антропометрия – совокупность методов и приемов измерений морфологических особенностей человеческого тела. В педиатрии антропометрия используется для оценки физического развития детей.
Измерение длины тела у детей 1-го года жизни производят с помощью специального ростомера в виде доски длиной 80 см и шириной 40 см. На его боковой стороне нанесена сантиметровая шкала, вдоль которой скользит подвижная поперечная планка.
Ребенка укладывают на ростомер на спину так, чтобы его макушка плотно прилегала к неподвижной поперечной планке ростомера. Помощник фиксирует голову ребенка в положении, при котором наружный край глазницы и козелок уха находятся в одной вертикальной плоскости. Легким надавливанием на колени распрямляют ноги и плотно подводят под пятки подвижную планку ростомера. Расстояние между подвижной и неподвижной планками соответствует длине тела ребенка.
Измерение длины тела ребенка старше 1 года производят с помощью деревянного ростомера или подвижного антропометра. Ребенка ставят ногами на площадку ростомера спиной к шкале. Его тело должно быть выпрямлено, руки свободно опущены, ко-лени разогнуты, стопы плотно сдвинуты. При правильной установке ребенка пятки, ягодицы, межлопаточная область и затылок должны касаться вертикальной стойки ростомера. Голову устанавливают в положении, при котором наружный край глазницы и верхний край козелка уха находятся в одной горизонтальной плоскости. Подвижную планку подводят к голове без надавливания.
Определение массы тела до 3-летнего возраста производят на электронных медицинских или чашечных весах с максимальной нагрузкой до 25 кг (точность измерения – 10 г). Перед началом взвешивания весы застилают ранее взвешенной пеленкой. На пеленку укладывают полностью раздетого ребенка. Для определения массы тела ребенка из показаний весов необходимо вычесть массу пеленки.
Измерение массы тела детей старше 3 лет проводят утром, натощак, желательно после мочеиспускания и дефекации. В большинстве медицинских учреждений используют рычажные весы типа Фербенкс (точность измерения – 50 г). После предвари-тельной проверки уравновешенности весов раздетый ребенок должен встать на середину площадки весов при закрытом коромысле. На коромысле имеется две шкалы делений: нижняя – в десятках килограммов, верхняя – в килограммах. При взвешивании нижняя гиря должна помещаться только в имеющиеся на шкале вырезки (насечки). После определения массы тела коромысло закрывают, ребенок сходит с весов и после этого считывают результат. В последнее время широко используют электронные весы, которые значительно упрощают взвешивание.
Измерение окружностей проводят с использованием сантиметровой ленты. Необходимо следить, чтобы лента плотно прилегала к мягким тканям, а считываемый результат находился перед глазами исследующего.
Для измерения окружности головы сантиметровую ленту накладывают сзади на затылочные бугры, а спереди пускают по надбровным дугам.
При измерении окружности груди измерительную ленту накладывают сзади под нижними углами лопаток при отведенных в сторону руках. Затем руки опускают и проводят ленту спереди к месту прикрепления IV ребра к грудине. У девочек пубертатного возраста с хорошо развитыми молочными железами ленту накладывают над грудной железой в месте перехода кожи с грудной клетки на железу.
Окружность плеча измеряют при расслабленной мускулатуре руки на границе верхней и средней трети плеча перпендикулярно длиннику плечевой кости.
Окружность бедра измеряют в положении лежа при расслаб-ленной мускулатуре ноги, под ягодичной складкой перпендикулярно длиннику бедренной кости.
Окружность голени измеряют также в положении лежа при расслабленной мускулатуре ноги в области наибольшего развития икроножной мышцы.
Методика оценки физического развития
Под «физическим развитием» подразумевают динамический процесс изменений размеров и пропорций тела, мышечной силы и работоспособности. Существует несколько подходов, позволяющих комплексно проанализировать отдельные антропометрические показатели. Так, например, для интегральной оценки величины нескольких показателей можно применять индексы. Несмотря на ограниченную клиническую значимость, некоторые из них до сих пор используются в практическом здравоохранении.
Индекс Чулицкой (упитанности). В настоящее время при-меняется у детей первых 3 лет жизни и отражает состояние питания ребенка в этот период. Вычисляют по формуле: три окружности плеча (см) + окружность бедра (см) + окружность голени (см) – длина тела (см). При нормотрофии величина индекса составляет на 1-м году жизни 20–25 см, в 2–3 года – 15- 20 см, при гипотрофии она снижается.
Индекс Чулицкой (пропорциональности). Может применяться у детей первых лет жизни. Основан на том, что у пропорционо развитых детей средней упитанности утроенная окружность плеча равна окружности груди и равна сумме окружностей бедра и голени.
Индекс Эрисмана (индекс крепости). Вычисляют по формуле: окружность груди – 1/2 длины тела. У детей в возрасте до 1 года он равен 13,5 см, в 2–3 года – 9 см, в 8–15 лет – см.
Индекс Тура. Используется у детей старше 1 года. Позволяет оценить темпы увеличения размеров головы и пропорциональность развития. Вычисляют как разность между окружностями груди и головы. В норме величина индекса должна превышать число лет ребенка, но быть меньше удвоенного возраста (в годах).
Индекс Б рока. Представляет собой дефицит или избыток массы тела, выраженный в процентах, по отношению к нормальным средним величинам. В норме отклонение ±10–15%.
Массо-ростовой индекс (Кеттле /). По предложению А. Ф. Тура этот индекс используют у новорожденных для оценки питания ребенка во внутриутробном периоде. Вычисляют как отношение массы тела (г) при рождении к его длине (см). При нормотрофии величина индекса составляет 60–70. Снижение этого показателя свидетельствует о внутриутробной гипотрофии. При I степени гипотрофии массо-ростовой индекс находится в пределах 59–55, при II степени – 54–50, при III степени – менее 50.
Индекс массы тела (ИМТ), или индекс Кеттле 2. Вычисляют как отношение массы тела (кг) к возведенной в квадрат его длине (м2). Величина этого индекса изменяется с возрастом нелинейно, поэтому для его оценки необходимо использовать нормативные таблицы (табл. 1, 2).
Наиболее точную оценку величины анализируемого антропометрического показателя можно получить только с помощью сигмальных или центильных таблиц.
В 1925 г. Р. Мартин, а в 1929 г. В. Г. Штефко и А. В. Островский предложили определять физическое развитие путем со-поставления антропометрических показателей обследуемого ребенка с данными из оценочных таблиц, составленных на основании результатов, полученных при соматометрии достаточно большого количества лиц, распределенныхна группы в зависимости от пола и возрастаТаблица 1. Статистистические характеристики ИМТ у девочек, кг/м2ВозрастМо3%10%25%50%75%90%97%1год18,272,0414,6115,7116,5018,1219,6720,7022,001год 6 мес.17,511,9314,0415,1816,0217,4218,7319,9021,162года17,091,8513,7514,8815,7517,0318,2119,4220,663года16,291,6913,2414,3315,2016,2517,2318,4419,664года15,781,5812,9713,9614,8115,7216,6217,7719,025–8 лет15,471,7412,8213,5814,3315,2116,3417,7919,519лет15,891,9813,0013,7714,5715,5416,8518,6220,6110лет16,362,1813,2414,0514,9115,9717,4119,4121,5711лет16,982,3813,6014,4715,3916,5618,1320,3122,6112лет17,742,5514,0915,0316,0217,3118,9921,2723,6713лет18,602,6814,7215,7116,7718,1819,9722,2424,6914лет19,532,7615,4516,4917,6019,1221,0023,1925,6415лет20,442,7916,2617,2918,4520,0822,0024,0826,4817–18 лет21,782,8017,8618,8119,9021,6523,4126,0229,15

Примечание. Эта и последующие таблицы главы заимствованы из Инструкции по применению «Центильные характеристики антропометрических и лабораторных показателей у детей в современный период». Гродно, 2009 (С. А. Ляликов, А. В. Сукало, О. Е. Кузнецов).Таблица 2. Статистические характеристики ИМТ у мальчиков, кг/м2Возраст Мо3%10%25%50%75%90%97%1год17,911,7514,5415,8816,8017,9218,9119,7921,101год 6 мес.17,421,7914,1615,2916,27173818,4919,5320,842года17,121,7813,9614,9815,9617,0618,2019,2920,463года16,501,6913,5814,4815,4016,4217,5418,6319,694года16,061,5813,3514,2215,0415,9716,9918,0019,165–8 лет15,741,4813,2914,2014,8115,5716,4917,5319,239лет16,171,6913,5414,4015,0915,9017,0018,3220,1210–11 лет16,571,8513,7614,5815,3716,2417,4918,9920,8312лет17,602,1714,4315,2016,1717,2418,6920,4622,4813лет18,222,2614,8715,6816,7117,8719,3521,1523,3914лет18,872,3015,4116,2717,3318,5720,0321,7724,3315лет19,552,2716,0516,9718,0319,3320,7422,4825,3416лет20,252,1916,7617,7718,8020,1121,4923,6326,4517лет20,972,0817,5718,5819,5920,9022,3424,9927,7118лет21,692,0118,4519,3620,3621,6423,6826,6929,23

В подобных таблицах для каждой возрастной половой группы приводятся среднеарифметические значения анализируемых показателей (М) и соответствующие им средние к над ратические отклонения (ст). Значения, располагающиеся в области М±1ст, относят к средним, от +1ст до +2а – выше среднего, от -1 а до -2а – ниже среднего. Согласно правилу трех сигм в случае соответствия распределения исследуемого признака (гаусовскому) в коридор значений М±1о попадают 68,26% всех случаев, величину признака в пределахот +1а до +2а и от -1а до -2а будут иметь по 13,60% обследованных, а 2,27% выйдут за предел либо -2а, либо +2а.
Основным недостатком этого метода является то, что он базируется на предположении о нормальном (гаусовском) распределении анализируемого признака. Чтобы уменьшить влияние характера распределения на получаемую оценку, эксперты ВОЗ предложили использовать меру z-score, которая вычисляется по формуле

Анализируемый показатель-медиана

z-score = -,

Среднее квадратическое отклонение

где медиана и среднее квадратическое отклонение – статистические характеристики анализируемого показателя, рассчитанные для референтной группы соответствующего пола и возраста.
Если величина z-score находится в пределах от -0,67 до +0,67 – величина параметра оценивается как средняя, от -0,67 до -1,34 – ниже среднего, от -1,34 до -2,0 – низкая, менее -2,0 – очень низкая, от +0,67 до +1,34 – выше среднего, от +1,34 до +2,0 – высокая и свыше +2,0 – очень высокая.
Однако распределение биологических показателей, как правило, асимметрично: мода смещена в сторону меньших значений, а хвост – в сторону больших (положительная асимметрия), поэтому использование а для расчета референтных пределов приводит к систематическому занижению оценки анализируемого показателя.
В 30-е гг. XX в. американские ученые Тайпитт и Стюарт предложили использовать для оценки антропометрических параметров детей центильный метод. Для этого метода не имеет значения характер распределения анализируемого показателя, его величина сравнивается со значениями, соответствующими 3-й, 10-й, 25-й, 75-й, 90-й и 97-й центилям, рассчитанным для каждой возрастно-половой группы. Если анализируемый показатель менее значения, соответствующего 3-й центили (1-я зона), то его величина оценивается как очень низкая. При попадании в коридор между значениями, соответствующими 3-й и 10-й центилям (2-я зона), величина параметра оценивается как низкая, в пределах 10-й и 25-й (3-я зона) – ниже среднего, между 25-й и 75-й (4-я зона) – средняя, от 75-й до 90-й (5-я зона) – выше среднего, от 90-й до 97-й (6-я зона) – высокая и свыше 97-й (7-я зона) – очень высокая.
В настоящее время центильный метод оценки физического развития детей считается наиболее объективным, а исключительная простота и удобство в использовании обеспечили этому методу высокую популярность и повсеместное распространение.
Интегральная оценка антропометрических показателей обязательно должна включать определение гармоничности развития по результатам центильных оценок, полученных для длины, массы тела и окружности грудной клетки. В случае, если разность номеров центильных зон между любыми двумя из трех показателей не превышает 1, то можно говорить о гармоничном развитии. Если эта разность составляет 2 – развитие дисгармоничное, 3 и более – резко дисгармоничное.
Характеристика динамики развития детей
Информация о длине и массе тела новорожденного помогает педиатру оценить риск развития патологии. В европейских странах дети массой тела при рождении менее 2500 г дают больше половины всех летальных исходов (в Республике Беларусь – 65–75%). Показана взаимосвязь низкой массы тела при рождении с заболеваниями новорожденных и грудных детей. Около 30% таких детей к 5 годам имеют сниженное физическое и психическое развитие. Самая низкая смертность отмечена при массе тела новорожденного в пределах от 10-й до 90-й центили. При значениях, выходящих за эти пределы, вероятность смертности увеличивается в 5 раз. Антропометрические характеристики периода новорожденности позволяют прогнозировать риск возникновения некоторых заболеваний в старшем возрасте. Известно, что вероятность смерти взрослых от ишемической болезни сердца повышается для лиц, имевших низкую массу тела при рождении, избыточная масса в этом периоде ассоциируется с повышенным риском развития сахарного диабета.

Центильные характеристики антропометрических показателей новорожденных белорусской популяции в современный период приведены в табл. 3, 4.Таблица 3. Центильные характеристики новорожденных девочекПоказатель3%10%25%50%75%90%97%Масса тела, г2000,02600,03000,03300,03600,03900,04200,0Длина тела, см45,049,050,051,052,054,056,0Таблица 4. Центильные характеристики новорожденных мальчиковПоказатель3%10%25%50%75%90%97%Масса тела, г2300,02750,03100,03500,03850,04150,04550,0Длина тела, см47,049,050,052,053,056,058,0

Средняя длина тела доношенного новорожденного женского пола колеблется от 50 до 52 см (медиана 51 см), мужского – от 50 до 53 см (медиана 52 см). Считают, что длина тела ново-рожденного менее 45 см указывает на его недоношенность.
В течение 1-го года жизни длина тела увеличивается ежемесячно сначала примерно на 3 см (I квартал), затем на 2,5 см в месяц (II квартал), потом на 1,5–2 см (III квартал) и на 1 см (IV квартал). Суммарная прибавка длины тела за весь первый год составляет около 25 см. К 1 году жизни длина тела девочек достигает в среднем 73–77 см, мальчиков – 74–80 см.
В течение 2-го года жизни длина тела ребенка увеличивается на 12–13 см, 3-го года – на 7–8 см. В последующем отмечается некоторая стабилизация процессов роста со средними прибавками 5–6 см в год. Исключения составляют два периода ускоренных темпов роста в возрасте 5–7 лет и после 11–12 лет. Ежегодные прибавки длины тела в период пубертатного вытягивания могут достигать 10–15 см.

Центильные характеристики длины тела детей белорусской популяции в возрасте от 1 года до 18 лет представлены в табл. 5, 6.Таблица 5. Статистические характеристики длины тела девочек, смВозраст Мо3%10%25%50%75%90%97%1год74,43,768,671,272,774,676,678,582,01год 3 мес.76,93,970,473,575,077,079,681,885,51год 6 мес.79,74,172,4.75,276,979,682,284,989,01год 9 мес.82,54,275,077,879,782,385,287,992,22года85,24,377,280.282,385,187,990,694,72года 6 мес.90,04,581,784,787,190,192,895,499,33года94,34,585,988,891,394,597,299,8103,43года 6 мес.98,34,689,892,695,298,4101,1103,7107,24года101,84,693,496,198,8102,0104,7107,4110,74года 6 мес.105,24,696,799,4102,2105,3108,1110,8114,15лет108,44,799,8102,5105,3108,4111,3114,2117,46лет114,54,9105,5108,3111,2114,3117,6120,7124,07лет120,55,2110,8113,8116,9120,2123,8127,3130,78лет126,55,7116,0119,2122,5126,1130,2134.1137,79лет132,56,2121,2124,6128,2132,2136,7140,9144,710лет138,56,7126,4130,1133,9138,3143,1147,5151,511лет144,47,0131,6135,5139,6144,3149,2153,7157,812лет149,97,1136,9140,8145,1149,9154,7159,2163,313лет154,87,0141,9145,7150,2154,9159,5163,8167,814лет158,86,7146,6150,1154,5158,9163,2167,3171,115лет161,76,2150,4153,5157,8161,8165,8169,6173,116лет163,45,8152,9155,7159,6163,3167,3170,9174,017лет163,75,7153,6156,1159,9163,7167,7171,3174,218лет164,05,7153,7156,2160,0163,9167,9171,5174,3Таблица 6. Статистические характеристики длины тела мальчиков, смВозрастМо3%10%25%50%75%90%97%1 год76,73,870,572,074,276,879,880,584,51год 3 мес.79,03,972,574,276,479,081,983,187,21год 6 мес.81,34,074,676,478,681,384,185,889,81год 9 мес.83,74,176,778,780,883,686,388,492,42года85,94,278,780,883,185,988,690,994,92года 6 мес.90,54,382,785,187,590,493,095,899,63года94,84,586,589,391,894,897,4100,4104,13года 6 мес.99,04,690,293,296,099,0101,7104,8108,34года102,94,793,797,099,9103,0105,7108,9112,34года 6 мес.106,64,897,1100,6103,6106,7109,6112,7116,05лет110,14,9100,3103,9107,0110,2 113,2116,3119,46лет116,45,1106,2109,9113,1116,6119,7122,8125,87лет122,05,4111,5115,2118,4122,1125,5128,7131,78лет127,05,6116,4119,9123,1127,1130,8134,3137,39лет131,96,0120,9124,3127,6131,8135,9139,8143,210лет136,96,5125,2128,7132,1136,7141,2145,5149,311лет142,27,1129,6133,3136,9142,0146,9151,5155,912лет148,07,7134,1138,2142,3147,7153,2158,1163,013лет154,28,4138,9143,6148,3154.1159,9164,9170,214лет160,68,8144,1149,4154,7160,8166,8171,7177,115лет166,98,8149,7155,5161,1167,3173,1177,7182,916лет172,18,2155,7161,5166,9172,9177,6182.2187,117лет174,17,4158,8164,3169,1175,0179,0183,9188,618лет175,46,4161,9166,8170,8176,4180,0185,0189,7

Прекращение роста в длину у девочек происходит к возрасту 16 лет, средняя дефинитивная длина тела составляет 160–167 см (медиана 164 см). Лица мужского пола к 18 годам имеют средний рост от 171 см до 180 см (медиана 176 см), но увеличение длины тела продолжается у них до 19–20 лет.
Существует несколько формул для расчета должного роста у детей старше 1 года. Самая простая: 75 см + 5 • где п – возраст ребенка (в годах). Для более точной оценки можно использовать следующий алгоритм: длина тела ребенка в 4 года – 100 см; до 4 лет рост рассчитывается по следующей формуле: 100 см – 8 • (4-я); с 4 до 8 лет – 100 см + 6 • (я-4); после 8 лет – 130 см + 5 • (п-8); где п – возраст ребенка (в годах).
Средняя масса тела доношенных новорожденных девочек колеблется в пределах 3000–3600 г (медиана 3300 г), мальчиков – 3100–3850 г (медиана 3500 г). Новорожденных с массой тела 2500 г и ниже считают недоношенными либо родившимися с внутриутробной (пренатальной) гипотрофией, а с массой тела 4000 г и более – крупными.
Сразу после рождения масса тела ребенка уменьшается (физиологическая убыль массы тела). Этот процесс обусловлен механизмами естественной адаптации: потерей воды через кожу и легкие при дыхании, высыханием пуповинного остатка, выделением мекония и мочи, становлением лактации у матери. У новорожденных, приложенных к груди сразу после рождения, потеря массы тела обычно несколько меньше. В норме физиологическая убыль у здоровых детей не превышает 6–8% от массы тела при рождении, достигая максимума на 3–5-й день жизни. Восстановление первоначальной массы тела происходит к 7–10-му дню жизни.
На 1 -м месяце жизни ребенок сравнительно мало прибавляет в массе (400–600 г), что объясняют ее физиологической потерей после рождения и продолжающимся действием эффекта «объемного торможения». Однако на 2-м месяце жизни темпы нарастания массы тела максимальны для всего 1-го года жизни (900–1100 г). К 4–5 месяцам ребенок удваивает, а к 1 году – утраивает массу тела при рождении.
Должную массу тела доношенного ребенка 1 -го года жизни можно рассчитать следующим образом: в возрасте до 6 месяцев – масса тела при рождении (г) + 800 • п\ после 6 месяцев жизни – масса тела при рождении (г) + 4800 г + 400 • (л-6), где п – возраст ребенка (в месяцах).
После 1-го года жизни прибавки массы тела составляют около 2 кг в год, а в препубертатном и пубертатном периодах достигают 5–8 кг ежегодно. Ориентировочный расчет массы тела у детей в возрасте от 1 до 11 лет производят по следующей формуле: 10,5 кг + 2 кг • п\ с 11 до 16 лет – 30 кг + 4 кг- (л-10), где п – возраст ребенка (в годах).

Центильные характеристики массы тела детей белорусской популяции в возрасте от 1 до 18 лет представлены в табл. 7, 8.?Таблица 7. Статистические характеристики массы тела девочек, кгВозраст Мо3%10%25%50%75%90%97%1год9,800,958,199,039,399,7910,0611,0011,801год 3 мес.10,401,188,499,439,8010,2210,9612,2212,771год 6 мес.11,061,2З8,829,6910,2410,9111,7412,9213,681год 9 мес.11,731,509,1710,0010,6911,5712,6213,8714,842года12,361,709,5410,3411,1612,1913,4114,7015,862года 6 мес.13,521,9810,30 11,1212,1113,3514,7616,0817,573года14,562,1311,1011,9713,0714,4115,887,2018,973года 6 мес.15,522,201,9012,8514,0215,3816,8518,1620,174года16,432,2312,7013,754,9516,2917,7319,0621,294года 6 мес.17,322,2713,4814,6315,8617,1718,5919,9822,405лет18,222,3414,2415,5016,7418,0419,4820,9823,586лет20,132,6315,7317,1818,4819,8521,4923,4126,367лет22,323,1917,2218,8320,2721,8823,9926,5629,918лет24,943,9918,8220,5822,2624,3127,1130,4934,319лет28,064,9720,6422,5824,6127,2330,8735,1139,5010лет31,696,0022,8224.9627,4430,7135,1940,2144,2811лет35,806,9625,4327,8630,8434,7539,9445,5551,3812лет40,287,7328,5231,30 34,7839,2644,9150,8557,4813лет44.968,2332,0935,2439,1644,0449,8655,8363,2314лет49.558,4236,0139,4943,6948,8054,5060,2868,3015лет53,738,3840,0643,6747,9253,1358,5464,0972,4316лет57,038,2543,9047,2451,2256,4561,6767,2475,4317лет58,198,2545,5948,5452,2557,5362,8068,6376,4918лет58,928,3447,0249,3752,6858,0763,5969,9377,25Таблица 8. Статистические характеристики массы тела мальчиков, кгВозраст Мо3%10%25%50%75%90%97%1год10,261,417,568,609,7610,3211,4112,2112,811год 3 мес.11,111,458,289,2610,1610,9012,0913,2913,901год 6 мес.11,521,508,939,7210,5411,4512,4513,8014,601год 9 мес.11,981,559,5210,1910,8811,8612,8914,3315,292года12,571.6110,0610,6711,2812,4213,3814,9015,992года 6 мес.13,531,7311,0111,6212,2113,3514,4916,0717,373года14,661,8711,8512,5813,2514,4815,7117,2918,743года 6 мес.15,832,0112,6213,5414,3515,6616,9918,5220,114года16,992,1513,3614,4815,4616,8418,2719,7521,464года 6 мес.18,142,2914,0915,4116,5718,0019,5320,9822,835лет19,272,4414,8516,3217,6419,1320,7622,2124,226лет21,442,7616,4418,0919,6621,2623,1124,7027,127лет23,573,1418,1819,8421,5223,2625,3927,3630,348лет25,783,6420,0521,6023,3525,2927,7630,3534,019лет28,244,3021,9823,4725,3027,5430,4633,8438,2710лет31,135,1223,9625,5427,5830,2233,7338,0143,2111лет34,626,1025,9727,9430,3833,5537,7442,9248,8212лет38,797,1728,1230,7933,8637,6742,6148,5755,0313лет43,698,2430,6134,2638,1042,6248,2954,8061,6114лет49,209,1233,7938,4843,0748,3254,5561,2968.2015лет55,089,5438,2143,6348,6054,5160,9267,4874,2516лет60,939,1644,6349,88543360,7466,6472,5879,0217лет63,648,8048,9053,4657,1063,6568,9374,4080,6318лет66,098,5254,0757,3859,7066,2870,6275,5281,53

Существуют алгоритмы для расчета должной массы в зависимости от длины тела. Для детей в возрасте до 1 года: при росте 66 см масса тела составляет 8200 г, на каждый недостающий сантиметр отнимают по 300 г, на каждый дополнительный сантиметр прибавляют по 250 г. После 1 года: при росте 125 см масса тела составляет около 25 кг, на каждые недостающие (до 125 см) 7 см вычитают 2 кг, на каждые дополнительные (от 125 см) 5 см прибавляют по 3 кг, а у детей, вступающих в период полового созревания, прибавляют по 3,5 кг.
Окружность головы новорожденного ребенка в среднем равна 34–36 см. В дальнейшем она увеличивается достаточно быстро, составляя к 1 году жизни 46–47 см, к 5 годам – 50- 51 см. В последующем темпы прироста окружности головы снижаются.
На 1-м году жизни должную окружность головы можно рас-считать: до 6 месяцев – 43 см – 1,5 • (6-я); после 6 месяцев – 43 см + 0,5 • (я-6), где я – возраст ребенка (в месяцах). С 1 года до 5 лет окружность головы должна равняться 45 см + я; с 5 до 15 лет – 50 см + 0,6 • (я-5), где я – возраст ребенка (в годах).
Окружность груди при рождении несколько меньше, чем окружность головы, и составляет 32–34 см. К 4 месяцам жизни эти показатели сравниваются и в дальнейшем темпы увеличения окружности грудной клетки опережают интенсивность прироста окружности головы. К 1 году окружность груди составляет в среднем 48 см. В последующем до пубертатного возраста отмечают ее более или менее равномерное увеличение. После 10 лет темпы развития грудной клетки существенно нарастают.
В возрасте до 1 года рассчитать должную окружность груди у ребенка можно следующим образом: до 6 месяцев – 45 см – 2 • (6-я); после 6 месяцев – 45 см + 0,5 • (я-6), где я – возраст (в месяцах); от 1 года до 11 лет – 63 см – 1,5 • (10-я), с 11 до 15 лет – 63 см + 3 • (я-10), где я – возраст ребенка (в годах).
Для наблюдения за меняющимися в процессе роста про-порциями тела, в частности за увеличением длины конечностей, применяют «филиппинский тест». Для его выполнения необходимо руку ребенка при вертикальном положении головы поперечно наложить через середину темени. Рука и кисть при этом плотно прилегают к голове. Тест считают положительным, если кончики пальцев достигают противоположного уха.
Половое развитие
Наиболее важным событием подросткового возраста является пубертатный период. Пубертат – завершающая стадия развития организма в онтогенезе, в течение которого наряду с соматическим ростом достигается репродуктивная зрелость.
Возраст наступления менархе – один из наиболее объективных показателей становления репродуктивной функции девочек. С помощью близнецового метода было установлено, что возраст появления менархе, роста волос на лобке и увеличения молочных желез достаточно жестко генетически детерминированы. Однако факторы окружающей среды значимо влияют на сроки появления вторичных половых признаков, вследствие чего в разных регионах возраст менархе существенно различается. Так, у африканских девочек, живущих в США, и школьниц Йены менархе наступает в среднем в 12 лет 5 месяцев, а в Сенегале – в 14 лет 6 месяцев.
Установлено, что у мальчиков средовые факторы значительно сильнее влияют на сроки появления вторичных половых признаков, чем у девочек, сроки появления вторичныхполовых признаков у мальчиков в большой степени географически детерминированы. Так, в Венгрии у мальчиков первые признаки полового созревания наблюдаются начиная с 7-летнего (чаще 9-летнего) возраста, а в Иваново-Франковске первые стадии развития вторичных половых признаков появляются у мальчиков только в 10–11 лет.
Сроки наступления половой зрелости зависят от морфометрических особенностей тела. Девочки к возрасту менархе должны достичь 95% от дефинитивного роста.
Результаты исследование белорусских ученых свидетельствуют о том, что урбанизация и вековая тенденция оказывают существенное влияние на сроки полового созревания детей Республики Беларусь. По данным анамнестического обследования, средний возраст наступления первой менструации у женщин, родившихся в период с 1885 по 1910 г., составлял свыше 15 лет 5 месяцев. В 1967–1968 гг. средний возраст менархе у девочек из сельской местности Полесья равнялся 14 годам 3 месяцам, а у минских школьниц – 12 годам 7 месяцам. К концу 1990-х – началу 2000-х гг. у полесских школьниц этот возраст уменьшился до 13 лет 2,6 месяца, а у минчанок увеличился на 3,5 месяца.
Значение оценки полового развития для клинической практики
Задержка полового развития у мальчиков может быть следствием целого ряда самых разнообразных причин. Наиболее полная классификация этих причин предложена A. Root. Согласно ей, задержка полового развития в сочетании с повышен-ной продукцией гонадотропных гормонов может быть вызвана врожденной анорхией, синдромом Клайнфельтера, мужским вариантом синдрома Тернера, недостаточностью тестикулярных ферментов, приобретенным орхитом (паротитным, тубер-кулезным), перекрутом, травмой или хирургическим удалением яичка. Причинами гипогонадотропного гипогонадизма могут быть нарушения в гипоталамусе и ЦНС врожденные (синдромы Кальмана, Лоренса – Муна – Бард – Бидля. Прадера – Вилли, Фридрейха) или приобретенные (постэнцефалитические, посттравматические, опухолевые, гранулематозные, вызванные тяжелыми соматическими заболеваниями), а также патология гипофиза (гипо- и аплазия, травма, опухоль, сосудистая недостаточность) и, наконец, конституциональные особенности.
У девочек отставание в половом развитии также может быть связано с конституциональными, семейными особенностями, соматическими заболеваниями, вызывающими длительное нарушение белкового обмена или хроническую гипоксию, некоторыми острыми инфекциями (корь, паротит, краснуха), плохими социально-бытовыми условиями, психическим и физическим переутомлением, недостаточным или несбалансированным питанием.
Преждевременное половое развитие может быть связано с повреждениями ЦНС, которые затрагивают срединное возвышение, мамиллярные тела, дно III желудочка, эпифиз и могут вызываться опухолями ЦНС (астроцитома, нейрофиброма, гамартома, эпендимомы и т. д.), компрессией гипоталамических структур, сифилитическим или токсоплазмозным поражением мозга и даже тонзилогенной интоксикацией. Ложное преждевременное половое созревание у девочек чаще всего связано с гормонально активными опухолями яичников, у мальчиков – с гормонпродуцирующими опухолями яичка, андрогенпродуцирующими опухолями надпочечников, врожденной дисфункцией коры надпочечников. Однако преждевременное появление вторичных половых признаков обусловлено конституцией.
Выраженная перестройка эндокринной системы, происходящая в пубертатный период, вызывает резкие соматические и психические изменения, в результате чего создается почва для возникновения депрессии, тревожности и девиантного поведения. Более раннее или позднее созревание является для подростков дополнительным бременем, отражается на их самооценке собственной внешности. Установлено, что раносозревшие девочки менее удовлетворены собой, они чаще смущаются из-за того, что их тело по форме более женственные, чем у одноклассниц, следствием этого является снижение чувства собственного достоинства, депрессивность и беспокойность.
В 7–12 лет дети начинают освобождаться от абсолютного господства родителей, все большее значение и авторитет приобретает для них мнение сверстников, особенно групповое. В этот период роста у детей развиваются способности к социализации. Для раносозревающих детей дистанция между биологическим и социальным созреванием увеличивается. Раносозревающие девочки имеют значительно больше проблем с поведением, чем их сверстницы, у которых менархе наступает позже, чаще и интенсивнее конфликтуют с родителями. Раносозревающие дети начинают взрослую жизнь в более младшем возрасте. Этим объясняется больший процент курящих и употребляющих алкогольные напитки среди раносозревших девочек, чем среди их сверстниц, отстающих в половом развитии.
Значительные соматические изменения в период полового созревания происходят и у девочек, и у мальчиков. У девочек в процессе пубертата наблюдается существенное утолщение жирового слоя на бедрах и ягодицах и увеличение массы тела. У девочек развивается внутренняя неудовлетворенность, вы-званная несоответствием их культурного идеала прекрасной девушки, которая обязательно должна быть изящной и тонкой, и своим внешним видом. Неудовлетворенность видом соб-ственного тела является наиболее частой причиной депрессий у девочек с ранним возрастом менархе, поэтому среди раносозревающих девочек частота депрессии значительно выше, чем у поздносозревающих сверстниц.
Вероятно, наблюдаемая связь между телосложением и депрессией может быть объяснена тем, что девочки чутко ощущают социальную реакцию. Ожирение ассоциировано с негативным социальным реагированием, поэтому излишняя масса тела может обеспечить основание для состояния самоотторжения, которое характерно для депрессии.
Депрессия тесно связана с тревожностью. Эпизодически все нормальные дети испытывают чувство тревоги. Причинами их беспокойства наиболее часто бывают проблемы в школе, смерть и здоровье, социальные контакты, отношения в семье. У рано- или поздносозревающих детей к этому списку добавляются внутренние переживания, связанные со своим внешним видом и реакцией на этот вид средних сверстников. В результате тревожность у них часто приобретает патологический характер – формируются тревожные расстройства. Тревожные расстройства – самая распространенная психиатрическая проблема детского возраста, по некоторым данным, она присутствует у 15–20% подростков. В свою очередь, тревожные расстройства являются почвой для резкой смены настроения формирования заниженной самооценки, академической неуспеваемости и развития токсикомании.
Оценка полового развития
Определение стадии половой зрелости, по Таннеру, базируется на оценке степени выраженности вторичных половых признаков. У девочек учитываются размеры молочных желез и состояние соска, лобковое и подмышечное оволосение, становление менструального цикла (табл. 9).Таблица 9. Оценка степени выраженности вторичных признаков полового созревания у девочек (в модификации А. В. Мазурина, И. М. Воронцова, 1983)Выраженность признакаСтадияРазвитие молочных железЖелезы не выдаются над поверхностью грудной клеткиМа0Железы несколько выдаются, околососковый кружок вместе с соском образуют единый конусМа1Железы значительно выдаются, вместе с околососковым кружком и соском имеют форму конусаМа2Тело железы принимает округлую форму, соски приподнимаются над околососковым кружкомМа3Оволосение лобкаОтсутствие волосP0Единичные волосыР1Волосы на центральной части лобка редкие, длинныеР2Волосы на всем треугольнике лобка длинные, вьющиеся, густыеР3Густые, вьющиеся волосы, распространяющиеся на внутреннюю поверхность бедер и по направлению к пупкуР4Оволосение подмышечных впадинОтсутствие волосАх0Единичные волосыАх1Волосы на центральной части впадиныАх2Густые, вьющиеся волосы по всей поверхности впадиныАх3Становление менструальной функцииОтсутствие менструацийМе01–2 менструации к моменту осмотраMe1Нерегулярные менструацииМе2Регулярные менструацииMe3

У мальчиков оценивают степень развития наружных половых органов, гонад, выраженность оволосения лобка, подмышечной впадины и лица размеры щитовидного хряща, изменение тембра голоса (табл. 10).
Состояние полового развития принято обозначать общей формулой, например: Ах2Р3МазМе2– 12 лет (после характеристики менструальной функции, если степень › 0, указывается возраст менархе).Таблица 10. Оценка степени выраженности вторичных признаков полового созревания у мальчиковВыраженность признакаСтадия Оволосение лобка Отсутствие волосР0Единичные волосыР1Волосы на центральной части лобка редкие, длинныеР2Густые, прямые волосы, располагающиеся неравномерно по всей поверхности лобка без четких границР3Густые, вьющиеся волосы, располагающиеся равномерно по всей поверхности лобка в виде треугольникаР4Густые, вьющиеся волосы, распространяющиеся на внутреннюю поверхность бедер и по направлению к пупкуР5Оволосение подмышечных впадинОтсутствие волосАх0Единичные волосыАх1Волосы на центральной части впадиныАх2Густые, прямые волосы по всей поверхности впадиныАх3Густые, вьющиеся волосы по всей поверхности впадиныАх4Оволосение лицаОтсутствие волосF0Начинающееся оволосение над верхней губойF1Жесткие волосы над верхней губой и появление волос на подбородкеF2Распространенное оволосение над верхней губой и на подбородке с тенденцией к слиянию, начало роста бакенбардовF3Слияние зон роста волос над верхней губой и на подбородке, вы-раженный рост бакенбардовF4Слияние всех зон оволосения лицаF5Рост щитовидного хрящаОтсутствие признаков ростаL0Начинающееся выпячивание щитовидного хрящаL1Отчетливое выпячивание (кадык)L2Изменение тембра голосаДетский голосV0Мутация (ломка) голосаV1Мужской тембр голосаV2
Характеристика полового созревания девочек
Возраст наступления менархе – один из наиболее важных и объективных показателей становления репродуктивной функции девочек. В Беларуси в современный период средний возраст наступления первой менструации равен 12 годам 10 месяцам (табл. 11).Таблица 11. Центильная характеристика возраста менархеПоказатель3%10%25%50%75%90%97%Менархе10лет 9 мес.11лет 7 мес.12лет 1 мес.12лет 10 мес.13лет 6 мес.14лет 3 мес.15лет 7 мес.

Ранним менархе следует считать наступление первой менструации до 10 лет 9 месяцев, отсутствие менструаций в возрасте старше 15 лет 7 месяцев нужно расценивать как признак позднего менархе.
Как правило, появление и формирование вторичных половых признаков происходит в следующем порядке: молочная железа, волосы на лобке, волосы в подмышечных впадинах.
Первые стадии увеличения молочной железы у белорусских девочек начинают регистрироваться после 8 лет. К 9 годам стадия развития молочных желез, оцениваемая как Мар определяется у 3% девочек, после 14 лет Ма0 обнаруживается только в единичных случаях. Третья цент иль Maj приходится на возраст 10 лет, Iv^ – на 11 лет 3 месяца (табл. 12).Таблица 12. Характеристика возрастной динамики развития молочной железыПоказатель3%10%25%50%75%90%97%Ма013лет 8 мес.12лет 10 мес.12лет 1 мес.11лет 3 мес.10лет 6 мес.9лет 9 мес.9летМа19лет9лет 10 мес.10лет 8 мес.–*13лет 2 мес.*14лет 4 мес.*15лет 3 мес.Ма29лет 10 мес.10лет 9 мес.11лет 9 мес.–*16лет 7 мес.–-Ма311лет 4 мес.12лет 2 мес.13лет 2 мес.14лет 7 мес.16лет 10 мес.–-

Примечание. В этой таблице и таблицах 13–19 наличие * обозначает, что процент детей с данным признаком равен 100 минус процент, указанный в заголовке данной колонки.
Признаком раннего полового созревания можно считать увеличение молочных желез до 9 лет. Отсутствие роста молочных желез в возрасте старше 13 лет 8 месяцев расценивают как позднее созревание.
По среднему времени появления следующим вторичным половым признаком у белорусских девочек является рост волос на лобке. Первые стадии оволосения в единичных случаях начинают регистрироваться после 8 лет, но только к 9 годам 5 месяцам доля девочек с Р, начинает превышать 3% (табл. 13).Таблица 13. Характеристика возрастной динамики оволосения лобка у девочекПоказатель3%10%25%50%75%90%97%Р014лет 3 мес.13лет 6 мес.12лет 10 мес.11лет И мес.11лет 2 мес.10лет 7 мес.9лет 5 мес.Р19лет 5 мес.10лет 8 мес.11лет 10 мес.–*13лет 3 мес.*14лет 6 мес.*15лет 7 мес.Р210лет 6 мес.11лет 3 мес.12лет 5 мес.–*16лет 5 мес.*17лет 4 мес.*17лет 10 мес.Р311лет 7 мес.12лет 4 мес.13лет 2 мес. 14лет 9 мес.18лет–-Р413лет 2 мес.16лет–-–—

Проявлением гирсутизма, является четвертая степень оволосения лобка. В современный период к 17 годам 5 месяцам частота этого признака составляет более 20%, что свидетельствует почти о двукратном увеличении распространенности гирсутизма среди белорусских девушек за последние 30 лет (по сравнению с данными И. Н. Усова, 1984).
Можно считать признаком раннего полового созревания у девочек появление волос на лобке в возрасте до 9 лет 6 месяцев, отсутствие их роста у лиц старше 14 лет 3 месяцев можно расценивать как позднее созревание.
Рост волос в подмышечных впадинах начинается в более старшем возрасте, чем на лобке: 3-я центиль Р, опережает 3-ю центиль A j на 6 месяцев. Центильные характеристики возраст-ной динамики роста волос в подмышечных впадинах у девочек приведены в табл. 14.Таблица 14. Характеристика возрастной динамики оволосения подмышечной впадины у девочекПоказатель3%10%25%50%75%90%97%А0 14лет 7 мес.14лет13лет 5 мес.12лет 4 мес.11лет 6 мес.10лет 9 мес.10лет 1 мес.А110лет 3 мес.11лет 1 мес.12лет 2 мес.–*14лет 3 мес.*15лет 8 мес.-А210лет 11 мес. 11лет 10 мес.13лет 6 мес.– *15 лет 10 мес.–-А311лет 8 мес.12лет 6 мес.13лет 2 мес.14лет 7 мес.17лет 3 мес.–-
Одним из проявлений раннего полового созревания у девочек можно считать появление волос в подмышечных впадинах в возрасте до 10 лет 1 месяца, а отсутствие их роста у лиц старше 14 лет 7 месяцев следует расценивать как признак позднего созревания.
Характеристика полового созревания мальчиков
Рост волос на лобке – наиболее ранний вторичный половой признак у мальчиков, появляется в среднем на 1 год 1 месяц позже, чем у девочек. Первые стадии оволосения регистрируются уже с 8 лет. К 10 годам 7 месяцам оволосение, оцениваемое как Р1 определяется у 3% мальчиков. После 15 лет 11 месяцев Р0 обнаруживается менее чем в 3% случаях. Третья центиль Р2 приходится на возраст 12 лет, Р3 – на 12 лет 9 месяцев, Р4 – на 14 лет 4 месяца (табл. 15).Таблица 15. Характеристика возрастной динамики оволосения лобка у мальчиковПоказатель3%10%25%50%75%90%97%Р015лет 11 мес.15лет 2 мес.14лет 5 мес.13лет 5 мес.12лет 6 мес.11лет 9 мес.10лет 7 мес.Р110лет 7 мес.11лет 11 мес.13лет 3 мес.–*14лет 8 мес.*16лет 7 мес.*17лет 3 мес.Р212лет12лет 11 мес.14лет 4 мес.–*16лет 5 мес.*17лет 3 мес.*17лет 7 мес.Р312лет 9 мес.13лет 9 мес.14лет 9 мес.–17лет 9 мес.–-Р414лет 4 мес.15лет 8 мес.16лет 7 мес.17лет 3 мес.17лет 8 мес.–-
Признаком раннего полового созревания у мальчиков следует считать появление волос на лобке в возрасте до 10 лет 7 месяцев. Отсутствие их роста у лиц старше 15 лет 11 месяцев можно расценивать как позднее созревание.
Рост волос в подмышечных впадинах у мальчиков начинается позднее, чем на лобке. Третья центиль стадии А, приходится на возраст 11 лет 6 месяцев, что на 11 месяцев позже соответственной центили стадии Р1. Однако темпы оволосения подмышечных впадин выше, чем лобка, и А3 отстает от Р3 только на 5 месяцев. Центильные характеристики возрастной динамики роста волос в подмышечных впадинах у мальчиков приведены в табл. 16.
Признаком раннего полового созревания у мальчиков можно считать появление волос в подмышечных впадинах в возрасте до 11 лет 6 месяцев. Отсутствие их роста у лиц старше 16 лет 9 месяцев следует расценивать как позднее созревание.Таблица 16. Характеристика возрастной динамики оволосения подмышечной впадины у мальчиковПоказатель3%10%25%50%75%90%97%А016лет 9 мес.15лет 11 мес.15лет14лет 1 мес.13лет 2 мес.12лет 5 мес.11лет 5 мес.А111лет 6 мес.12лет 8 мес.14лет–*15лет 3 мес.*16лет 10 мес.*17лет 6 мес.А212лет 8 мес.13лет 10 мес.15лет 6 мес.–-–-А313лет 2 мес.13лет 11 мес.14лет 10 мес.16лет 2 мес.17лет 2 мес.—
Единичные случаи роста волос на лице регистрируются у мальчиков с 10 лет, но только к 11 годам 8 месяцам доля детей с F, превышает 3% (табл. 17). Третья центиль F0приходится на возраст 17 лет 4 месяца, т. е. рост волос на лице является одним из поздних признаков полового созревания.Таблица 17. Характеристика возрастной динамики роста волос на лицеПоказатель3%10%25%50%75%90%97%F017лет 4 мес.16лет 7 мес.15лет 9 мес.14лет 7 мес.13лет 6 мес.12лет 7 мес.11лет 8 мес.F111лет 8 мес.12лет 7 мес.13лет 7 мес.–17лет 7 мес.–-F213лет 10 мес.14лет 9 мес.16лет 3 мес.–*16лет 11 мес.–-F314лет 10 мес.15лет 9 мес.16лет 8 мес.17лет 6 мес.–—
Увеличение размеров щитовидного хряща у мальчиков про-исходит примерно в те же сроки, что и появление волос на лобке. Третья центиль L, приходится на возраст 10 лет 11месяцев, Ц – на 13 лет 5 месяцев (табл. 18).Таблица 18. Характеристика возрастной динамики развития щитовидного хрящаПоказатель3%10%25%50%75%90%97%L0 16лет 11 мес.16лет 1 мес.15лет 1 мес.14лет 13 лет11лет 11 мес.10лет 10 мес.L1 10лет 11 мес.12лет13лет 1 мес.14лет 4 мес.*17лет 5 мес.–-L2 13лет 5 мес.14лет 4 мес.15лет 3 мес.16лет 4 мес.17лет 5 мес.–-
Таким образом, увеличение щитовидного хряща у мальчиков в возрасте до 10 лет 11 месяцев является одним из признаков раннего полового созревания. Отсутствие его увеличения у лиц старше 16 лет 11 месяцев может быть расценено как проявление позднего созревания.
Изменение тембра голоса может отмечаться у мальчиков уже в 9 лет 5 месяцев, к 14 годам меняется у половины детей, а после 17 лет – практически у всех (табл. 19).Таблица 19 Характеристика возрастной динамики тембра голосаПоказатель3%10%25%50%75%90%97%V017лет 1 мес.16лет 1 мес.15лет 1 мес.14лет 1 мес.13лет 2 мес.12лет 3 мес.11лет 5 мес.V1 11лет 5 мес.12лет 3 мес.13лет 4 мес.14лет 5 мес.*17лет 4 мес.–-V213лет 9 мес.14лет 7 мес.15лет 4 мес.16лет 7 мес.17лет 5 мес.–-
Признаком раннего полового созревания у мальчиков можно считать изменение голоса в возрасте до 11 лет 5 месяцев. Отсутствие изменения голоса у юношей старше 17 лет 1 месяца следует расценивать как позднее созревание.
Нервно-психическое развитие детей раннего возраста
Анатомо-физиологические особенности нервной системы
Нервная система закладывается на 2-й неделе внутри-утробного развития, когда общая длина эмбриона не превышает 2 мм. Наибольшая интенсивность деления нервных клеток головного мозга приходится на период от 10-й до 18-й недели внутриутробного развития. Его можно считать критическим периодом формирования ЦНС. Позднее начинается ускоренное деление глиальных клеток, которое продолжается до 2-летнего возраста ребенка. Если число нервных клеток мозга взрослого человека принять за 100%, то к моменту рождения ребенка сформировано только 25% клеток, к 6-месячному возрасту их будет уже 66%, а к 1 году – 90–95%.
Темпы роста головного мозга отражены в динамике массы головного мозга. Головной мозг новорожденного ребенка отличается относительно большой величиной. Его массаравна 1/8 от массы тела, в то время как у взрослого человека она составляет только 2–2,5% (1/40) его массы.
По мере развития нервной системы существенно изменяется и химический состав головного мозга. Прежде всего это относится к уменьшению содержания воды, увеличению содержания липопротеидов. Последнее касается только белого вещества головного мозга и отражает происходящие в нем процессы миелинизации. С наибольшей интенсивностью до рождения ребенка миелинизируются проводящие пути спинного и продолговатого мозга. Миелинизация пирамидных путей завершается к концу 1-го полугодия жизни, периферических нервных стволов – к 2–3 годам. В целом, завершение миелинизации достигается только к 3–5 годам постнатального развития. Незавершенность процесса миелинизации нервных волокон определяет относительно низкую скорость проведения возбуждения по ним.
Различные отделы головного мозга также имеют собственные закономерности сроков и темпов развития. Развитие коры головного мозга наиболее интенсивно протекает в последние месяцы внутриутробного периода и в первые месяцы после рождения, однако полное развитие клеточных структур больших полушарий завершается только к 10–12 годам жизни. Окончание формирования мозжечка наступает ко 2-му году жизни, гипоталамуса – в пубертате. Крупные борозды и извилины выражены очень хорошо, но имеют малую глубину. Мелких борозд немного, они появляются только в первые годы жизни.
Активно происходит развитие спинного мозга. К 2 годам строение его почти такое же, как и у взрослого. Длина спинного мозга увеличивается несколько медленнее, чем длина позвоночника, поэтому нижний конец спинного мозга с возрастом перемещается кверху. Это должно учитываться при выборе уровня выполнения спинно-мозговой пункции.
Кровоснабжение мозга у детей лучше, чем у взрослых. Обильное кровоснабжение мозга обеспечивает потребность быстрорастущей нервной ткани в кислороде. Однако отток крови от головного мозга несколько отличается, так как дипло- этические вены образуются лишь после закрытия родничков. Это создает условия, способствующие большему аккумулированию токсических веществ и метаболитов и, как следствие, более частому развитию токсических форм заболеваний. Этому способствует и относительно высокая проницаемость гема- тоэнцефалического барьера у детей.
Вещество мозга очень чувствительно к повышению внутричерепного давления, что приводит к быстрому нарастанию дегенеративных изменений нервных клеток, вплоть до атрофии. Поэтому развитие гидроцефалии или микроцефалии важно диагностировать в первые месяцы жизни ребенка.
Высокая активность гиппокампа и симпатикотония у детей до 3–4 лет объясняют склонность к гипертермическим реакциям.
Развитие сенсорной сферыЧувствительность кожи.
Тактильная чувствительность плода и новорожденного существенно опережает по срокам все остальные органы чувств и возникает уже на 5–6-й неделе внутриутробного развития. Новорожденные дети сразу обнаруживают чувствительность к боли, однако порог болевой чувствительности у них значительно выше, чем у более старших детей и взрослых. Особенно низкая болевая чувствительность отмечается у недоношенных и незрелых детей. Реакции ребенка на болевое раздражение сначала носят общий генерализованный характер, и только через несколько месяцев возникают местные реакции. Четко локализовать боль дети могут к 6–8 годам.
Терморецепция представлена у новорожденных в морфологически и функционально завершенном виде. Холодовых рецепторов почти в 10 раз больше, чем тепловых, и поэтому чувствительность ребенка к охлаждению существенно выше, чем к перегреванию.Зрение.
К моменту рождения ребенка развитие самого глаза и зрительного анализатора еще не завершено. Для окончательного формирования органа зрения необходима стимуляция световым раздражителем. Для новорожденного ребенка характерна умеренная фотофобия, его глаза почти постоянно закрыты, зрачки сужены. Возможен горизонтальный нистагм в покое. Постоянный или длительный (более 20 с) нистагм (горизонтальный, вертикальный, ротаторный) свидетельствует о раздражении вестибулярного аппарата при гипоксически-ишемической энцефалопатии, внутричерепном кровоизлиянии, вертебрально-базилярной недостаточности. Преходящее сходящееся косоглазие – физиологическая особенность новорожденного, но требует динамического наблюдения. Расходящееся косоглазие говорит о поражении глазодвигательного нерва. Слезные железы не функционируют. К 2-недельному возрасту возникает преходящая фиксация взора, обычно монокулярная, появляется секреция слезных желез. Однако участие слезного аппарата в эмоциональной реакции возникает приблизительно к 3 месяцам. В этом же возрасте (3 месяца) появляется бинокулярное зрение. С 6 месяцев до 9 месяцев устанавливается способность стереоскопического восприятия пространства – возникает представление о глубине и отдаленности расположения предметов. К 1 году развивается восприятие геометрической формы.
Вопрос о восприятии и различении цветов у детей раннего возраста окончательно не решен, однако уже с 1,5–2 лет ребенок может подобрать 2–3 предмета сходного цвета В последующем восприятие цветовых оттенков совершенствуется и после 3 лет все дети обладают достаточно развитым цветовым зрением.
С ростом глаза и изменением функции глазных мышц связаны изменения рефракции. В первые дни жизни детям свойственна дальнозоркость (гиперметропия), величина которой может доходить до 7,0 диоптрий. В 6 месяцев острота зрения повышается до 0,1, а к году – до 0,5. Только приблизительно к 4 годам достигается максимальная острота зрения1,0.Вестибулярный аппарат.
Функция лабиринта является достаточно зрелой уже в 4–5 месяцев внутриутробного развития, поэтому изменения положения плода вызывают ответные двигательные реакции, восстанавливающие оптимальное положение. Новорожденный ребенок слышит. Звуки достаточно большой силы воспринимает даже плод. Очевидно, имеется костное проведение звуковых волн. Реакции новорожденного и недоношенного ребенка на звук выражаются в общем двигательном беспокойстве, крике, изменении частоты и ритма сердцебиений или дыхания. В последующем совершенствуются чувствительность слухового восприятия и способность к дифференцировке звуков по громкости, частоте и тембру.Вкус.
Порог вкусового ощущения у новорожденного выше, чем у взрослого человека. Реакция на сладкое всегда выражается в успокоении и сосательных движениях, а на все остальные вкусовые ощущения – однотипная отрицательная (сморщивание, общее беспокойство, иногда рвота). Постепенно развивается и к младшему школьному возрасту завершается способность различать не только основной вкус, но и градации концентраций и соотношения между компонентами различного вкуса.Обоняние.
Рецепторные клетки располагаются в слизистой оболочке носовой перегородки и верхней носовой раковине. Обонятельные ощущения начинают достаточно функциониро-вать между 2-м и 4-м месяцами, когда ребенок реагирует на приятные или неприятные запахи. Дифференцировка сложных запахов совершенствуется вплоть до младшего школьного возраста.
Этапы психомоторного развития ребенка
За год ребенок проходит очень большой путь – от кажущейся двигательной ограниченности и беспомощности на 1-м месяце жизни до умения говорить, ходить, играть и т. д. Также интенсивно на 1-м году идет физическое развитие, причем нервно-психическое развитие тесно связано с физическим. Не-достаточный уровень нервно-психического развития может быть результатом неадекватного физического развития (гипотрофия).
Важно помнить, что формирование двигательных рефлексов и возможностей в раннем возрасте осуществляется в строгой связи с созреванием определенных неврологических структур. Поэтому спектр движений ребенка наглядно говорит о степени его неврологического развития и служит одним из надежных критериев его биологического возраста. Задержка моторного, а значит и неврологического, развития и тем более обратная его динамика всегда свидетельствуют о наличии у ребенка тяжелых нарушений питания, обмена веществ или хронических заболеваний. Поэтому каждая запись врача-педиатра о результатах осмотра здорового или больного ребенка должна содержать сведения о моторных функциях. Оценка НПР на 1-м году жизни производится ежемесячно.
Характеристика новорожденного ребенкаПоза и тонус мышц.
Для доношенного новорожденного характерным является наличие физиологической гипертонии сгибательных групп мышц, поэтому в первые месяцы жизни ребенок лежит с прижатыми к туловищу руками и слегка от-веденными в бедрах и прижатыми к телу ногами. Это связано с высокой активностью таламопаллидарной системы, а также с действием сил гравитации (раздражение проприорецепторов) и массивной импульсацией с чувствительной кожи (температура и влажность воздуха, механическое давление). Исчезновение физиологического гипертонуса, как и возникновение первых произвольных движений, сначала происходит в верхних конечностях, затем – в нижних. Если такая поза у новорожденного ребенка отсутствует, и он лежит на столе с вытянутыми вдоль туловища руками и выпрямленными ногами, то можно предложить, что мышечный тонус снижен. Однако для недоношенного ребенка такая поза является физиологичной (физиологическая гипотония). Недоношенные и незрелые дети могут иметь общую мышечную гипотонию, вплоть до 1,5–2 месяцев жизни, возникающая затем гипертония сгибателей может сохраняться до 5–6 месяцев жизни. Патологическая мышечная гипертония и гипотония могут встречаться при ряде заболеваний и патологических состояний (табл. 20).Таблица 20. Тонус мышц конечностей в норме и при патологии у детей раннего возраста (А. А. Баранов, 2009, А. В. Мазурин, И. М. Воронцов, 2000)ГипертонусГипотонусНормаДоношенные новорожденные до 3 месяцев (физиологическая гипертония) – исчезает к 2–3 месяцам в руках и к 3–4 месяцам в ногахНедоношенные и незрелые дети с 2 месяцев до 5–6 месяцев Недоношенные и незрелые дети до 1,5- 2 месяцев (физиологическая гипотония)ПатологияНейроинфекции (менингит, энцефалит). ДЦП. Острые и хронические поражения головного мозга, связанные с гипоксией и асфиксией (внутриутробно и в родах). Травмы черепа. Гипербилирубинемия. Гипогликемия. Столбняк и др.Рахит. Гипотиреоз. Гипотрофия. Синдром Дауна и другие хромосомные болезни. Миастении и миопатии, миодистрофии. Внутричерепная или спинальная травма. Поражения периферической нервной системы. Метаболические сдвиги (гипокалиемия). Дети с врожденным или рано приобретенным слабоумием и др.
Наличие повышенного тонуса (гипертонуса) в верхних конечностях можно предположить в том случае, если наблюдается: сжатие пальчиков в кулак, плавниковое положение рук (напряженно расставленные пальцы при слегка согнутой кисти), «когтистая лапа» (разгибание пальцев в плюснефаланговых и пястно-фаланговых суставах при их сгибании в межфаланговых суставах), атетозное положение рук (пальцы выпрямлены, напряжены и находятся в разных плоскостях), положение опистотонуса (вытянутые и напряженные конечности, голова резко запрокинута). При наличии асимметрии положения конечностей, когда одна рука или нога лежит выпрямленная вдоль туловища, а другая находится в физиологически согнутом состоянии или конечность не участвует в общей двигательной реакции ребенка, следует предположить наличие пареза или вялого паралича конечностей (чаще связанного с травмой).Движения.
К рождению уже сформированы и функционируют главным образом подкорковые образования двигательного анализатора, интегрирующие деятельность экстрапирамидной системы. Движения новорожденного ребенка не носят рефлекторного характера и, по мнению большинства физиологов, отражают функциональное состояние подкорковых центров. Они хаотические, спонтанные, атетозо- подобные, нецеленаправленные, асимметричные, но двусторонние.

Безусловные рефлексы. Ребенок рождается с рядом безусловных рефлексов, которые подразделяются на три основные группы.
1.Стойкие пожизненные автоматизмы (роговичный, конъюнктивальный, глоточный, глотательный, сухожильные рефлексы конечностей, орбикулопальпебральный рефлекс).
2.Транзиторные рудиментарные рефлексы, отражающие специфические условия уровня развития двигательного анализатора и впоследствии исчезающие:
• сосательный рефлекс – если вложить в рот ребенка соску, то он начинает совершать сосательные движения. Рефлекс исчезает к концу 1-го года жизни;
• поисковый рефлекс – при поглаживании кожи в области угла рта происходят опускание губы, отклонение языка и поворот головы в сторону раздражителя. Рефлекс особенно хорошо выражен перед кормлением. Исчезает к концу 1-го года;
• ладонно-ротовой рефлекс Бабкина – вызывается надавливанием большим пальцем на ладонь ребенка близ теноров. Ответная реакция – открывание рта и сгибание головы. Исчезает к 3 месяцам;
• хватательный рефлекс Робинсона – ребенок схватывает и прочно удерживает палец, вложенный в его ладонь. Иногда при этом удается приподнять ребенка над опорой. Такой же рефлекс можно вызвать с нижних конечностей, если надавливать на подошву у основания 2–3-го пальцев, что вызовет подошвенное сгибание пальцев. Исчезает на 2–4-м месяце;
• рефлекс Моро – приподнять ребенка за руки таким образом, чтобы затылок соприкасался с поверхностью стола, быстро опустить его. В ответ ребенок вначале отводит руки в стороны и разжимает пальцы (1-я фаза), а затем через несколько секунд возвращает руки в исходное положение (2-я фаза), при этом руки как бы охватывают туловище. Рефлекс сохраняется до 4 месяцев;
• защитный рефлекс – если новорожденного положить на живот лицом вниз, голова его поворачивается в сторону;
• рефлексы опоры и автоматической ходьбы – ребенка бе- руг за подмышечные впадины со стороны спины, поддерживая большими пальцами голову. Поставленный на опору, он опирается на нее полной стопой, «стоит» на полусогнутых ногах, выпрямив туловище. При легком наклоне туловища вперед ребенок совершает шаговые движения по поверхности. Рефлекс исчезает ко 2-му месяцу;
• рефлекс ползанья Бауэра – ребенка кладут на живот таким образом, чтобы голова и туловище были расположены на одной линии, а под его подошвы подставляют ладонь. Втаком положении ребенок на несколько мгновений поднимает голову, отталкивается ногами от опоры и совершает движения, имитирующие ползание. Исчезает к 4 месяцам;
• рефлекс Таланта – раздражение кожи при проведении большим и указательным пальцами по паравертебральным линиям в направлении от шеи к ягодицам приводит к изгибу ту-ловища дугой, открытой в сторону раздражителя. Исчезает к 4 месяцам;
• рефлекс Переса – если лежащему на руке исследователя ребенку провести пальцем от копчика к шее, слегка надавливая на остистые отростки позвонков, то он поднимает таз, голову, сгибает руки и ноги, кричит. Этот рефлекс вызывает боль, по-этому его проверяют последним. Исчезает к 4 месяцам.
3.Рефлексы, или автоматизмы, только появляющиеся и по-этому не всегда выявляемые сразу после рождения (установочные лабиринтные рефлексы, простые и цепные шейные и туловищные установочные рефлексы).

В течение всего года происходит затухание активности рефлексов 2-й группы. Они имеются у ребенка в норме не более 3–5 месяцев. Одновременно уже со 2-го месяца жизни начинается формирование рефлексов 3-й группы, что связано с постепенным созреванием стриарной и корковой регуляции моторики.
Развитие стриарной и корковой регуляции моторики сопровождается изменением координации движений, причем сначала в краниальных мышечных группах, а затем – в ниже-лежащих отделах тела (т. е. имеет место краниокаудальное на-правление).Эмоции.
Исключительно отрицательны по своему характеру, довольно однообразны (крик) и всегда рациональны, так как служат надежным сигналом любого неблагополучия, как во внутренней, так и во внешней для ребенка среде. Мать, прекрасно ориентируясь в сложившейся ситуации, в подавляющем большинстве случаев оказывается способной вернуть ребенку необходимый комфорт – накормить, перевернуть, сменить мокрые или неудачно положенные пеленки и т. д.Двигательная активность.
В первые дни жизни приближение взрослого человека начинает вызывать повышение двигательной активности ребенка и усиление сосательных движений – реакция предвосхищения кормления. На 2–3-й неделе жизни ребенок проявляет интерес к матери не только перед кормлением, но и в паузах между кормлениями, он внимательно рассматривает ее лицо, руки, пытается ощупывать грудь или бутылочку. К 1-му месяцу жизни такой интерес возникает уже и вне пищевой ситуации во время активного бодрствования.Ориентировочные реакции.
Ребенок удерживает в поле зрения движущийся предмет лежа на спине, фиксирует его взглядом на 5–10 с (ступенчатое слежение); вздрагивает и моргает при резком звуке (слуховая ориентировочная реакция); реагирует недовольством на сильные звуковые и световые раздражители. К 10–20-му дню жизни удерживает в поле зрения неподвижный предмет, фиксирует взглядом на 5–10 с неподвижный предмет, успокаивается при сильном звуке (реакция слухового сосредоточения) на 10- 15 с.
Оценка нервно-психического развития
Уровень нервно-психического развития определяется с помощью специальных оценочных таблиц (разные для детей 1, 2 и 3-го годов жизни) по определенным показателям (линиям) развития.
1.На 1-м году жизни оценивают восемь линий развития (табл.21):
• зрительные ориентировочные реакции (ОРз);
• слуховые ориентировочные реакции (ОРс);
• эмоции (Э);
• движения руки и действия с предметами (ДР);
• движения общие (ДО);
• понимаемая речь (ПР);
• активная речь (АР) – подготовительный этап;
• навыки и умения в процессах (Н).
2.На 2-м году жизни – шесть линий развития (табл. 22):
• понимаемая речь (ПР);
• активная речь (АР);
• сенсорное развитие (С);
• игра и действия с предметами (И);
• движения (Д);
• навыки (Н).
3.На 3-м году жизни – пять линий развития (табл. 23):
• активная речь: а) грамматика (АРг); б) вопросы (АРв);
• сенсорное развитие, восприятие цвета (С);
• сюжетная игра (И);
• навыки в одевании (Н);
• движения (Д).
Алгоритм оценки нервно-психического развития (НИР).
Состоит из нескольких этапов.
1.Оценить нервно-психическое развитие по ведущим линиям развития, характерным для данного возраста.
2.Определить, есть ли задержка развития по этим линиям и на сколько эпикризных сроков. Один эпикризный срок на 1-м году жизни равен 1 месяцу, на 2-м году жизни – 3 месяцам, на 3-м году жизни – 6 месяцам.
3.Найти показатель с наибольшей задержкой и по нему определить группу нервно-психического развития.

Выделяют всего четыре группы НПР: 1-я группа – дети с опережением или нормальным развитием; 2-я группа – задержка на один эпикризный срок; 3-я группа – задержка на два эпикризных срока; 4-я группа – задержка на три эпикризных срока.
Определить, равномерна ли задержка и, если она рав-номерна, определяем степень задержки НПР. При задержке 1–2 показателей – 1-я степень, 3–4 показателей – 2-я степень, 5–7 показателей – 3-я степень. Если задержка неравномерна, т. е. 1 или 2 показателя отстают на один эпикризный срок, а другие на два и более, то речь идет о негармоничности нервно-психического развития.
Дети со 2-й группой НПР могут быть отнесены к любой группе здоровья, а дети с 3-й и 4-й группой HПP не могут быть отнесены к 1-й группе здоровья. Детей, относящихся к 4-й группе НПР, нельзя отдавать на усыновление.Таблица 22. Показатели нервно-психического развития детей 2-го гола жизниВозрастРазвитие речиСенсорное развитие (С)Игра и действия с предметами (И)Движения (Д)Навыки (Н)Понимание речи (ПР)Активная речь (АР)                                                               1год 1 мес. – 1 год 3 мес.Запас понимаемых слов быстро расширяетсяПользуется лепетом и отдельными облегченными словами в момент двигательной активностиОриентируется в двух контрастных величинах предметов (тип кубов) с разницей 3 смВоспроизводит в игре действия с предметами, ранее разученные (кормит куклу, нанизывает кольца на стержень)Ходит длительно, меняет положения (приседает, наклоняется, поворачивается, пятится)Самостоятельно ест густую пищу ложкой1год 4 мес. – 1 год 6 мес.Обобщает предмет по существенным признакам в понимаемой речиОблегченными словами («би-би») и произносимыми правильно («машина») называет предметы и действия в момент сильной заинтересованностиОриентируется в 3–4 контрастных формах предметов (шар, куб, кирпичик, призма)Отображает в игре отдельные наблюдаемые действияПерешагивает через препятствия приставным шагомСамостоятельно ест ложкой жидкую пищу1год 7 мес. – 1 год 9 мес.—Ориентируется в 3–4 контрастных величинах предметов (типа кубов) с разницей в 3 смВоспроизводит не-сложные сюжетные постройки — перекрытия типа «ворота», «скамей-ка», «дом»Ходит по ограниченной по-верхности шириной 15–20 см и приподнятой над полом на 15–20 смЧастично снимает одежду с небольшой по-мощью взрослого (трусы, ботинки, шапку)1год 10 мес. — 2 годаПонимает рас-сказ без показа о событиях в опыте ребенкаПри общении со взрослыми пользуется двухсловными предложениями, потребляя прилагательные и местоименияПодбирает по образцу и слову 3–4 контрастных цветаВ игре воспроизводит последовательность действия (начало сюжетной игры)Перешагивает через препятствия чередующимся шагом Частично одевает одежду (ботинки, шапку)
Судорожный синдром
Судорожный синдром является достаточно частой уррентной патологией детского возраста, особенно у детей первых трех лет жизни. Считают, что до 5% детей имеют в своем раннем анамнезе судорожные эпизоды. Такая высокая частота судорог у детей, по сравнению со взрослыми, связана с анатомо-физиологическими особенностями детской нервной системы.

Склонность к генерализации возбуждения, развитию огека мозга и, как следствие, высокая частота судорожного синдрома связаны со следующими особенностями нервной системы у детей:
1.недостаточной дифференцировкой коры головного мозга и слабым регулирующим влиянием на нижележащие отделы нервной системы;
2.высокой функциональной активностью ряда подкорковых структур (гиппокамп, паллидарная система и др.);
3.значительной гидрофильностью ткани мозга (относительно большим количеством белка и меньшим количеством липидов);
4.относительно высокой проницаемостью гематоэнцефалического барьера и сосудов;
5.незаконченной миелинизацией нервных волокон.

Судороги – внезапные непроизвольные приступы тонико-клонических сокращений скелетных мышц, нередко сопровождающиеся потерей сознания. Судороги могут не сопровождаться нарушением сознания и чаще это бывает при каких- либо метаболических нарушениях, изменяющих порог возбудимости ЦНС.
Различают судороги: тонические и клонические; генерализованные и локализованные.
Тонические судороги представляют собой длительное сокращение мышц, наблюдающееся при возбуждении подкорковых структур. Преобладание в судорожном припадке тонического компонента часто свидетельствует о тяжелой гипоксии.
Клонические судороги характеризуются быстро следующими друг за другом сокращением и расслаблением скелетных мышц вследствие возбуждения коры головного мозга.
Генерализованные судороги развиваются в виде общего су-дорожного припадка. Они чаще развиваются при вовлечении в процесс обоих полушарий головного мозга. У детейраннего возраста судороги генерализованные и имеют смешанный характер (клоникотонические).
Локализованные судороги распространяются на отдельные группы мышц. Они развиваются при вовлечении в процесс определенных областей одного полушария головного мозга.
Повторение приступов судорог без восстановления сознания между ними расценивается как судорожный статус. Он опасен из-за тяжелых расстройств дыхания в результате длительного сокращения дыхательной мускулатуры. Такие нарушения дыхания способствуют развитию отека мозга циркуляторно-гипоксического генеза. Распространениеотека на ствол мозга ведет к расстройству функции дыхательного и сосудо-двигательного центров, в результате чего дыхание и сердцебиение становятся аритмичными, развиваются коллапс и глубокая кома, угрожающие жизни больного.
О тяжести судорожного синдрома свидетельствуют продолжительность судорог, дыхательных расстройств и нарушения сознания при выходе из приступа. Наиболее неблагоприятный прогностический признак – появление очаговых неврологических симптомов.Классификация.
Классификацию судорог можно представить следующим образом.
A.Судороги, сопровождающиеся лихорадкой.
1.Инфекционные:
• менингит и менингоэнцефалит;
• нейротоксикоз (на фоне ОРИ, пневмонии и др.);
• фебрильные судороги.
B.Судороги на фоне нормальной температуры тела.
1.Метаболические:
• гипогликемические и гипергликемические;
• гипокальциемические;
• гипокалиемические;
• гипомагнезиемические;
• гипонатриемические;
• гипербилирубинемические (ядерная желтуха).
2.Структурные:
• травмы;
• кровоизлияния;
• органические изменения в ЦНС (опухоли, пороки развития, гидроцефалия и др.).
3.Гипоксические (в том числе связанные с гемодинамическими нарушениями):
• аффективно-респираторные судороги;
• при гипоксически-ишемической энцефалопатии;
• при выраженной дыхательной недостаточности;
• при выраженной недостаточности кровообращения;
• при коме любой этиологии и др.
4.Эпилептические.
Наличие судорог на фоне повышенной температуры тела должно навести педиатра на мысль возможного возникновения у ребенка инфекционного заболевания с воспалительным поражением нервной системы (менингитов и энцефалитов), крайне опасных для детей. В таких случаях клиническое обследование должно быть направлено на выявление специфических симптомов менингита и менингоэнцефалита.
5.Менингеальные, или оболочечные, симптомыобусловлены рефлекторным напряжением мозговых оболочек в ответ на воспалительный процесс, гиперпродукцию ликвора и повышение внутричерепного давления: симптом Кернига (у лежащего на спине ребенка сгибают одну ногу в тазобедренном и коленном суставах, а затем пытаются выпрямить ногу в коленном суставе – при положительном рефлексе это сделать не удается), симптомы Брудинского (верхний – в положении лежа на спине при наклоне головы вперед происходит рефлекторное сгибание ног в коленных и тазобедренных суставах, нижний – приведение согнутой в коленном и тазобедренном суставах ноги к животу вызывает сгибание второй ноги), симптом Лес- сажа (грудной ребенок, удерживаемый под мышки на весу, подтягивает ноги к животу и запрокидывает голову, а в норме даже при физиологическом гипертонусе под действием силы тяжести ноги выпрямляются через некоторое время), ригидносгь затылочных мышц (при наклоне головы вперед омечается выраженное сопротивление), выбухание большого родничка у грудных детей или сильная головная боль у старших детей, гиперестезия – повышенная чувствительность к громкой речи, свету, прикосновениям, особенно к инъекциям, рвота центрального происхождения, не приносящая облегчения.
6.Очаговая симптоматика, появляющаяся при менингоэнцефалите (локальные судороги, парезы, параличи, расстройства чувствительности, симптомы поражения черепно-мозговых нервов, например, отвисание углов рта, сглаженность носогубной складки, косоглазие, потеря слуха и зрения и др., постепенное развитие комы).
При менингоэнцефалите пик судорожного приступа, как правило, не связан с гипертермией, часто требуются повторные введения противосудорожных препаратов.
Обязательным компонентом обследования становится люмбальная пункция.
Наиболее частыми у детей являются фебрильные судороги, сопровождающиеся лихорадкой.
Фебрильные судороги – судороги, возникающие при повышении температуры тела выше 38 °С (обычно при респираторных или кишечных инфекциях в фазе быстрого нарастания температуры тела).
Наблюдаются, как правило, у детей в возрасте до 5 лет, пик заболевания приходится на 1-й год жизни.

Характерные признаки фебрильных судорог:
1.обычно наблюдаются на высоте температуры и прекращаются вместе с ее падением, продолжаются от нескольких секунд до нескольких минут;
2.противосудорожные препараты требуются редко, хороший эффект оказывают антипиретики.

В отличие от менингита, при фебрильных судорогах нет менингеальных симптомов, нет очаговой симптоматики, как при менингоэнцефалите. В дальнейшем жаропонижающая терапия показана даже при субфебрильной температуре.
Ребенок находится под наблюдением невролога. У некоторых детей впоследствии диагностируется эпилепсия. После приступа фебрильных судорог при наличии определенных показаний невролог может назначить противосудорожные препараты (карбамазепин, фенобарбитал или др.) на 1–3 месяца.
Нейротоксикоз развивается у детей младшего возраста при различных инфекционных заболеваниях (ОРИ, пневмонии и др.). В результате непосредственного воздействия инфекционного агента, токсинов на ткань мозга и повреждения клеток возникает генерализованная реакция, сопровождающаяся неврологическими расстройствами, нарушениями терморегуляции (стойкая гипертермия), кровообращения, КОС. Морфологической основой нейротоксикоза является развитие дистрофических изменений в нервной ткани,выраженных сосудистых нарушений (вплоть до отека и набухания мозга).
В течении нейротоксикоза выделяют две фазы. В первой преобладают симптомы возбуждения ЦНС. Ребенок в сознании, беспокоен, возбужден, отмечается тремор конечностей, гипертермия (более 38 °С). Кожа розовая, тоны сердца громкие, наблюдаются тахикардия, небольшая одышка, гипертензия. Длительность фазы – несколько часов. Вторая фаза протекает с преобладанием симптомов угнетения ЦНС. Ребенок вял, сонлив, сознание угнетено (от сомнолентности до комы). Отмечаются стойкая гипертермия, судороги. Могут наблюдаться явления менингизма (выбухание и напряжение большого родничка, ригидность затылочных мышц). Кожа бледно-серая, конечности холодные, несмотря на гипертермию. Наблюдаются тахикардия или брадикардия, тахипноэ, тоны сердца глухие. В легких на фоне жесткого дыхания появляются мелкие влажные хрипы, живот вздут. Имеет место ол и гурия. Для дифференциального диагноза с менингитом необходимо сделать люмбальную пункцию (показатели спинномозговой жидкости не изменены). Фебрильные судороги, в отличие от нейротоксикоза, протекают без нарушения сознания и более кратковременные. При энцефалите имеет место очаговая симптоматика.
Травмы головного мозга – одна из достаточно частых причин судорог, протекающих на фоне нормальной температуры тела. В основе лежат возникающие вследствие ушиба исдавления ишемические, геморрагические, некротические изменения, позже – явления фокальной атрофии, иногда склерозирование, рубцевание и ликвородинамические нарушения в результате спаечного процесса и развития гидроцефалии. Важно тщательно собрать анамнез у родителей. Следует сделать рентгенограмму черепа в двух проекциях, компьютерную томографию.
Судороги метаболической природы чаще наблюдают у детей периода новорожденности и 1-го года жизни. Для переходных состояний новорожденного достаточно характерно возникновение транзиторных состояний гипогликемии, гипокальциемии, гипомагнезиемии. Существенную помощь в диагностике оказывает определение в крови уровня кальция, фосфора, глюкозы, магния, калия, билирубина и др.
Гипогликемические судороги у новорожденных редко бывают генерализованными. Чаще это миоклонии и подергивания отдельных мышечных групп. Такие судороги могут быть у новорожденных с внутриутробной гипотрофией, недоношенных с низкой массой тела, при дефектах обмена (гликогенозы, непереносимости галактозы, фруктозы), гормональной дисфункции (избыточная секреция инсулина, недостаточная секреция гормонов антагонистов).
Гипокальциемические судороги (спазмофилия, тетания) обусловлены снижением концентрации ионизированного кальция в сыворотке крови. Чаще встречаются в возрасте от 6 месяцев до 1,5 года на фоне рахита (обычно весной), а также при гипофункции паращитовидных желез, при соматических заболеваниях, сопровождающихся длительной диареей и рвотой, ведущих к алкалозу. Судороги могут возникать при неконтролируемом лечении ацидоза натрия бикарбонатом, при отсутствии одновременного достаточного поступления кальция (ятрогенная тетания). В тяжелых случаях может произойти кровоизлияние в мозговые оболочки и вещество мозга. Появ-ление гипокальциемических судорог возможно в связи с гиперфосфатемией вследствие ретенции фосфатов при ОПН и ХПН, при снижении ионизированного кальция на фоне респираторного алкалоза, возникающего при форсированном дыхании при токсических состояниях у детей с тяжелыми соматическими заболеваниями. Скрытая спазмофилия характеризуется повышенной судорожной готовностью и может быть выявлена при определении симптомов Хвостека, Труссо, Люста, Маслова. Приступ явной формы спазмофилии нередко начинается с тонического напряжения мимической мускулатуры лица (спазм взора вверх или в сторону, «рыбий рот»), иногда сопровождается болезненным карпопедальным спазмом (кисть в виде «рукиакушера», стопа и пальцы в положении сгибания), ларингоспазмом (звучный вдох, напоминающий петушиный крик). Вслед за этими локальными тоническими проявлениями в тяжелых случаях могут развиться генерализованные тонические судороги с утратой сознания до нескольких минут. Судороги прекращаются с нормализацией ионного состава.
Гипомагнезиальные судороги очень сходны с гипокальциемическими. Наиболее резкие сдвиги баланса магния и его соотношения с остальными элементами наблюдаются у новорожденных от матерей, страдавших токсикозом беременности, эклампсией, эндокринными нарушениями. Гипомагниемия может быть в результате сильного поноса и рвоты, почечной недостаточности, гипо- и гиперпаратиреоза, интоксикации витамином D.
Судороги гипоксического генеза наблюдаются при асфиксии средней степени тяжести с у 1/4 детей, а при тяжелой асфиксии у – 40% детей. Судороги при асфиксии новорожденных обусловлены недостатком кислорода в крови и тканях, накоплением углекислоты, нарастанием ацидоза, развитием отека мозга и геморрагиями различной распространенности. В результате гипоксии особенно страдают зоны мозга с высокими энергетическими потребностями (моторная и премоторная зона, поясная извилина, гиппокамп). Отмечаются нарушение энергетического обмена, снижение количества АТФ, необходимой для работы фермента, синтезирующего пиридоксаль- фосфат – коферментную форму витамина В6. Дефицит последнего является одной из причин судорог у новорожденных.
Аффективно-респираторные судороги – приступы апноэтических судорог, возникающих при плаче ребенка. Характерны для детей в возрасте от 6 месяцев до 3 лет с повышенной нервно-рефлекторной возбудимостью. Эти судороги обычно провоцируются испугом, гневом, сильной болью, радостью, насильственным кормлением ребенка. Во время плача или крика наступает задержка дыхания на вдохе, развивается цианоз кожных покровов и слизистой рта. Вследствие развивающейся гипоксии возможна кратковременная утрата сознания и судороги. Госпитализации обычно не требуется, рекомендуется консультация невролога и назначение препаратов, улучшающих обмен в нервной системе, оказывающих седативное действие.Диагностика.
Для уточнения этиологии судорог и проведения эффективного этиологического лечения собирают краткий анамнез и проводят следующие лабораторные исследования: определяет глюкозу крови, ионограмму, КОС, общий анализ крови и мочи, токсикологический скрининг (кровь и моча), бактериальные посевы; контроль ферментативной функции печени и почек; серологические исследования на токсоплазмоз, цитомегаловирус, краснуху (у грудных детей и детей раннего возраста), простой герпес. Обязательно проводят исследование спинно-мозговой жидкости (цитоз, уровень глюкозы и белка). При незарашенном родничке делают УЗИ головного мозга; рентгенологическое исследованиечерепа в двух проекциях, компьютерную томографию или МРТ.Лечение.
Эффективность терапии судорожного синдрома зависит от быстроты установления этиологии последнего. Однако в связи с ургентностью ситуации при судорогах еще до установления их этиологии необходимо немедленно начать симптоматическую терапию препаратами первой помощи. Это дает время для выявления этиологии приступа и лечения отека мозга.

1.Неотложная помощь:
• уложить больного на плоскую поверхность и подложить под голову подушку или валик, голову повернуть набок и обеспечить доступ свежего воздуха;
• восстановить проходимость дыхательных путей: очистить ротовую полость от слизи, вставить шпатель, обернутый мягкой тканью;
• если судороги продолжаются более 3–5 мин, то ввести 0,5%раствор диазепама (седуксена) в дозе 0,05–0,1 мл/кг внутримышечно;
• при возобновлении судорог и развитии эпилептическою статуса обеспечить доступ к вене и ввести 0,5% раствор диазепама (седуксена) – 0,05–0,1 мл/кг;
• при отсутствии эффекта (на этапе скорой помощи при возможности проведения ИВЛ) – внутривенно ввести 20% раствор оксибутирата натрия (ГОМК) из расчета 0,5 мл/кг (100 мг/кг) на 10%растворе глюкозы медленно (!) во избежание остановки дыхания.
После установления причины судорожного синдрома проводится специфическая терапия:
• при гипокальциемии – 10% раствор кальция глюконата (1 мл/кг) внутривенно медленно в растворе глюкозы;
• при гипомагниемии – 25% раствор магния сульфата (0,2 мл/кг) внутримышечно;
• при гипогликемии – 10% (200 мл/кг) или 20% (100 мл/кг) раствор глюкозы внутривенно струйно;
• при фебрилитете – ввести в одном шприце: 50% раствор метамизола натрия (анальгина) – 0,1 мл/год жизни, 2,5% раствор пипольфена – 0,1–0,15 мл/год, но не более 1 мл или 1% раствор димедрола из расчета 0,1 мл/год внутримышечно.

Лечение отека мозга или его профилактика показаны при длительности приступа судорог свыше 60 мин или если отмечались два и более приступа судорог в течение 120 мин – ввести 1% раствор фуросемида (лазикса) – 0,1–0,2 мл/кг (1–2 мг/кг) внутривенно или внутримышечно и 0,4%раствор дексаметазона – 0,3 мг/кг (в 1 мл – 4 мг) внутривенно или внутримышечно.
Рациональное питание детей грудного возраста
Анатомо-физиологические особенности желудочно-кишечного тракта у детей
Для каждого периода детства характерны определенные особенности анатомического строения желудочно-кишечного тракта, физиологических функций и обмена веществ.

Характеризуя внутриутробный периоду можно отметить, что:
1. плод получает питание через плаценту от матери;
2. первые пищеварительные железы появляются в 16–20 недель внутриутробной жизни (протеолитические ферменты поджелудочной железы);
3. плод сам себя питает, ежедневно заглатывая 0,5 л амниотической жидкости, которая содержит 6–18 г/л белка, что способствует формированию и созреванию желудочно-кишечного тракта;
4. у плода активно идет процесс всасывания.

У детей раннего возраста (особенно новорожденных) имеется ряд морфофункциональных особенностей, общих для всех отделов желудочно-кишечного тракта:
1. тонкая, нежная, легкоранимая, высокопроницаемая слизистая оболочка;
2. богатоваскуляризированный подслизистый слой, состоящий из рыхлой клетчатки;
3 недостаточно развитые эластическая и мышечная ткани (стенки желудка не растягиваются);
4. низкая секреторная функция пищеварительных желез, выделяющих малое количество ферментов;
5.преобладание пристеночного пищеварения и пиноцитоза.

Полость рта у детей раннего возраста относительно малого объема, большой язык, хорошо развиты мышцы рта и щек, имеются валикообразные утолщения слизистой десен и поперечные складки на слизистой губ, жировые тельца (комочки Биша) в толще щек для хорошего сосания. Слюнные железы недостаточно развиты, они начинают функционировать с 3–4 месяцев. В слюне содержатся амилаза и лизоцим. Максимальная активность слюнных желез развивается к 2–7 годам. Поэтому из-за низкой рН слюны у новорожденных часто отмечаются молочница, стоматиты. Молочница — это разрастание грибов рода Candida albicans на слизистой ротовой полости, так как в ней кислая среда. Молочница вызывает болезненные ощущения у ребенка, мешает сосанию, он может отказаться от еды. Для профилактики молочницы у детей им следует давать 1 чайную ложку кипяченой воды или 1–2% раствора бикарбоната натрия после кормления грудью. Нельзя давать ребенку сладкую воду, так как он может отказаться от груди матери. Кипяченую воду следует давать с ложечки, а не из бутылочки через соску (через соску легче сосать и ребенок также может отказаться от груди). Соски нельзя облизывать, их нужно обрабатывать кипяченой водой или 2% раствором бикарбоната натрия и хранить в стакане с закрытой крышкой.
Пищевод новорожденного имеет длину 8–10 см, к 15 годам – 19 см, у него нет физиологических сужений. Слабо развит нижний пищеводный сфинктер.
Желудок у детей грудного возраста расположен горизонтально. По мере того как ребенок начинает ходить, он приобретает более вертикальное положение. Физиологическая емкость желудка у новорожденных составляет 30–35 мл, к 1 году увеличивается до 250–300 мл, а у детей 10–14 лет – 1–1,5 л. Стенки желудка у ребенка не растягиваются. В желудочно-кишечном тракте ребенка имеется 27 сфинктеров, но наибольшее значение отводится кардиальному и пилорическому сфинктерам. Кардиальный сфинктер у новорожденных очень слабый, поэтому отмечаются частые срыгивакия. Срыгивание следует дифференцировать от рвоты. При срыгивании створоженное молоко вытекает необильно, тонкой струйкой, эмоциональное состояние ребенка не меняется. При рвоте пища выделяется фонтаном, в большом объеме, ребенок беспокоен и плачет (сокращаются мышцы желудка, диафрагмы, брюшной стенки). Срыгивание защищает ребенка от перекорма, а также от аэрофагии при неправильном кормлении.
Чтобы уменьшить срыгивание, необходимо:
1. держать ребенка во время кормления под углом 40–45
2. после кормления подержать ребенка в вертикальном положении в течение 3–5 мин;
3. после того как ребенок срыгнул воздух, его следует положить на бочок, но ни в коем случае не на спину, так как возможна аспирация пищи в дыхательные пути.

Пилорический сфинктер у детей хорошо развит. У травмированных и легковозбудимых детей отмечается пилороспазм, но может встречаться врожденная патология (например, пило- ро стеноз).
Кишечник у детей относительно длиннее, чем у взрослых (он превышает длину тела в 6 раз, у взрослых – в 4 раза). Брыжейка кишечника более длинная, в связи с чем у детей легко возникают перекруты кишечника. Учитывая слабую фиксацию слизистого и подслизистого слоя, возможны инвагинации, выпадение прямой кишки при упорных запорах и тенезмах у ослабленных детей.
Для исключения атрезии пищевода и анального отверстия в родильном зале необходимо провести зондирование пищевода и прямой кишки.
Физиология пищеварения
Роль белка в жизнедеятельности организма исключительно важна. Белки служат основным пластическим материалом. Они являются источником энергии (1 г-4,0 ккал).
Потребность в белке у детей, находящихся на грудном вскармливании, составляет в возрасте 0–3 месяца – 22 г/кг, 4- 6 месяцев – 2,6 г/кг, 7–12 месяцев – 2,9 г/кг в сутки.
Расщепление белков у детей начинается в желудке. В желудочном соке содержатся протеолитические ферменты: пепсин, гастриксин, сычужный фермент (химозин или лабфермент), катепсин. Лактоглобулины женского молока всасываются в неизмененном виде внутриклеточно (пиноцитоз).
У детей в раннем возрасте пепсин неактивен, так как мало соляной кислоты (рН 4–6), а он действует при рН 1,0–2,2. У новорожденных в 1-ю неделю жизни рН 1–2, но не за счет соляной кислоты, а благодаря молочной кислоте. Этот биологический эффект необходим для инактивации микробов.
Гастриксин активнее пепсина, максимальная активность отмечается при рК 3,0–3,5, поэтому он тоже не работает у детей первых месяцев жизни.
Основную роль у детей играет сычужный фермент. Он действует при рН 6-^6,5, способствует створаживанию грудного молока и последующему расщеплению белков. Этот фермент в основном содержится в желудочном соке грудных детей в период молочного питания.
В первые дни жизни ребенок получает молозиво с высоким содержанием белка (23 г/кг), который расщепляется катепсином (рН 3–4).
В двенадцатиперстной кишке белки расщепляются трипсином, который выделяется поджелудочной железой в неактивном состоянии в виде трипсиногена. Под действием энтероки- назы кишечника в щелочной среде (рН 8,0) он превращается в трипсин. Кроме трипсина выделяются еще химотрипсин, карбоксипептидаза, аминопептидаза, коллагеназа, эл ас таза и ну- клеаза, но активность их у грудных детей снижена. Расщепление белков идет до аминокислот в кишечнике.
У детей раннего возраста преобладает два вида пищеварения: пристеночное и путем пиноцитоза.
В кишечном соке (тонкий кишечник) содержатся энтерокиназа, щелочная и кислая фосфатазы. Активность их выше, чем у взрослых. Нерасщепившиеся белки под воздействием E.coli подвергаются гниению.
Для удовлетворения потребности растущего организма в незаменимых аминокислотах в питании детей 1-го месяца жизни белки животного происхождения должны составлять 100%, а к 1 году – 80%.
Важное значение в питании детей имеют жиры. У детей раннего возраста они являются источником энергии (1 г жира – 9,0 ккал). Кроме того, жиры принимают участие в строении клеточных мембран, способствуют лучшему использованию организмом белков, витаминов и минеральных солей.
Потребность в жирах у детей в возрасте 0–3 месяца – 6,5 г/кг, 4–6 месяцев – 6,0 г/кг, 7–12 месяцев – 5,5 г/кг в сутки. Расщепление жиров начинается в желудке (60–70%) и происходит под воздействием желудочной липазы и липазы женского молока. Жир женского молока находится в эмульгированном состоянии. Кроме того, липаза выделяется подъязычными липазными железами, которые функционируют до 1,5 года.
В двенадцатиперстной кишке на жиры действует липаза поджелудочной железы, которая выделяется в активном состоянии, но ее действие в кишечнике усиливается желчными кислотами. С помощью липазы эмульгированные желчью нейтральные жиры расщепляются до глицерина и жирных кислот. Активность панкреатической липазы у новорожденных и грудных детей снижена. Если жир не расщепился, он выделяется в нейтральном виде с калом.
Жиры всасываются в виде глицерина и жирных кислот. Однако возможно всасывание нерасщепленного жира в виде эмульсии. Жирные кислоты в слизистой оболочке тонкой кишки эстерифицируюгся и поступают в лимфатический ток в виде такой эмульсии.
К основным пищевым веществам относят также углеводы, являющиеся главным источником энергии. При сгорании 1 г углеводов высвобождается около 4,0 ккал. Углеводы – обязательная составная часть всех клеток и тканей. Они способствуют нормальному окислению жиров и синтезу белков. Клетчатка пищи обеспечивает передвижение пищи по кишечнику и тем самым помогает процессу пищеварения. До 6 месяцев клетчатка не поступает, поэтому у ребенка возникают частые колики (особенно первые 3 месяца).
Потребность в углеводах у детей 1 -го года жизни составляет 13 г/кг массы в сутки. Амилаза – фермент, расщепляющий сложные углеводы (гликоген и крахмал), в первые месяцы жизни не нужен. Основным ферментом, переваривающим молочный сахар, является а- и р-лактоза тонкого кишечника. Она расщепляет лактозу до глюкозы и галактозы (моно- сахаров). В грудном молоке содержится ^-лактоза, которая расщепляется р-лактазой до моносахаров в нижних отделах тонкого кишечника, часть – в толстом кишечнике микрофлорой, создавая кислую реакцию в кишечнике и рост бифидум- флоры. В грудном молоке содержится бифидус-фактор (лак- ту лоза). Под действием бифидум-флоры происходит брожение с образованием молочной, пировиноградной кислот, С02, Н.,0. В коровьем молоке содержится а-лактоза, которая расщепляется в верхних отделах, a Escherichia coli поддерживает процессы гниения из-за большого количества белка. С введением прикормов начинает действовать амилаза поджелудочной железы, которая расщепляет крахмал и гликоген до декстринов, а затем до дисахаров. Сахароза тонкого кишечника расщепляет сахарозу на глюкозу и фруктозу, мальтоза – мальтозу до 2 молекул глюкозы.
Нормальное пищеварение в кишечнике во многом определяется микрофлорой. Бактерии кишечника усиливают гидролиз белков, подвергают брожению углеводы, омыляют жиры и растворяют клетчатку. Они способствуют ферментному перевариванию пищи, участвуют в образовании витаминов группы В и витамина К. При рождении ребенка его кишечник стерилен. В ближайшие часы он заселяется микроорганизмами. При вскармливании грудным молоком в кишечнике преобладает бифидум-флора При смешанном и искусственном вскармливании в кишечнике преобладают кишечные и ацидофильные палочки, бифидум-бактерии и энтерококки, которые находятся почти в равных соотношениях. При неблагоприятных условиях вскармливания микрофлора кишечника может приобрести патогенные свойства.
Объем стула зависит от вида вскармливания: при естественном он составляет 2–3% от объема съеденной пищи, при смешанном – 5–7% и при искусственном – 9–10%.
Рациональное питание
Рациональное и сбалансированное питание растущего организма ребенка – важнейшая составляющая часть его гармоничного развития и оптимального уровня физического и психического здоровья. Естественный биологический продукт, обеспечивающий физиологически адекватное питание младенцев, – материнское молоко. Оно является идеальным продуктом питания и содержит все необходимые вещества для правильного развития ребенка. Это «золотой стандарт» диетологии детей раннего возраста.
Естественное вскармливание
Естественным вскармливанием называется вскармливание ребенка посредством прикладывания его к груди биологической матери.
При естественном вскармливании мать может придерживаться разных режимов питания. Свободное вскармливание, или вскармливание «по требованию», – режим питания ребенка 1-го года жизни, когда мать прикладывает его к груди столько раз и в такое время, как этого требует ребенок, включая ночные часы. Продолжительность кормлений также определяет ребенок. Регламентированное вскармливание – режим питания ребенка, когда кормления проводятся в более или менее фикси-рованные часы, кратность и объем рекомендует врач, учитывая возраст, массу тела, аппетит и индивидуальные особенности ребенка.

Естественное вскармливание имеет огромное биологическое значение:
1. грудное молоко содержит оптимальный и сбалансированный уровень пищевых веществ. Даже при избыточном его поступлении отсутствует повреждающее действие, возможно только повышенное накопление жировой ткани, в то время как при избыточном кормлении коровьим молоком и смесями на его основе наблюдаются дистрофические изменения в тканях и гетерохронизация развития;
2. грудное молоко легко усваивается и полноценно используется;
3. грудное молоко защищает от инфекций;
4. кормление грудью обеспечивает эмоциональный контакт с матерью и оптимальное нервно-психическое развитие ребенка;
5. в молоке матери содержится большое количество гормонов (прогестерон, эстроген, пролакгин, тиреоидные гормоны и др.), покрывающие дефицит гормонов в первые дни жизни ребенка;
6. грудное молоко благоприятно влияет на микрофлору кишечника;
7.грудное молоко имеет низкую осмолярность;
8. женское молоко стерильно, оптимальной температуры;
9. кормление грудью предотвращает развитие алиментарно-зависимых заболеваний: сахарного диабета, атеросклероза, аллергии и многих заболеваний желудочно-кишечного тракта;
10. естественное вскармливание влияет на репродуктивную функцию девочки.

Преимущества кормления грудью для женщины заключаются в следующем.
1.Во время кормления у женщины вырабатываются эндор- фины, способствующие формированию положительных эмоций. Женщина становится добрее, мягче.
2.Раннее прикладывание к груди увеличивает лактацию у матери, в крови женщины повышается уровень пролактина.
3.Происходит выработка окситоцина, который способствует сокращению матки (профилактика кровотечений).
4.Длительное грудное вскармливание является гарантией отсутствия злокачественных заболеваний грудной железы и женских половых органов.

Итак, грудное вскармливание, являясь «золотым стандартом» рационального питания детей 1 -го года жизни, соответствует всем принципам и законам физиологического питания.

Основные правила успешного грудного вскармливания. Сформулировано шесть следующих правил грудного вскармливания.
1. 1-е правило – раннее прикладывание к груди. Здорового новорожденного рекомендуется приложить к груди в родильном зале в первые 30 мин после родов. Ребенка выкладывают на живот матери и так как поисковый и сосательный рефлексы наивысшие, новорожденный ползет к молочной железе. Со 2-го часа после рождения ребенок будет спать, таков его режим в первые сутки жизни.
Противопоказаниями со стороны матери крайнему прикладыванию ребенка к груди являются:
• оперативное вмешательство в родах;
• тяжелые формы гестозов;
• сильное кровотечение во время родов и в послеродовом периоде;
• открытая форма туберкулеза;
• состояние выраженной декомпенсации при хронических заболеваниях;
• ВИЧ-инфицирование;
• особо опасные инфекции.
Противопоказания со стороны ребенка к раннему прикладыванию к груди:
• оценка состояния новорожденного по шкале Апгар ниже 7 баллов;
• тяжелая асфиксия новорожденного;
• нарушение мозгового кровообращения II-III степени;
• глубокая недоношенность при отсутствии у ребенка со-сательного рефлекса;
• тяжелые врожденные пороки развития (сердца, челюст- но-лицевого аппарата, желудочно-кишечного тракта и др.).
2. 2-е правило – совместное пребывание матери и ребенка в палате родильного дома.
3. 3-е правило (ключевое) – режим свободного вскармливания, при котором ребенок сам устанавливает интервалы между кормлениями. Новорожденный может требовать до 12 и более прикладываний к груди за сутки, включая и ночные часы. Не кормят ночью тех детей, которые отказываются от ночных кормлений сами. К концу 1-го месяца жизни частота кормлений уменьшается до 7–8 раз. К четырем месяцам дети обычно едят 6 раз, после введения прикормов число кормлений уменьшается до 5, к 1 году – до 4 кормлений. Число кормлений каждого ребенка индивидуально.
Продолжительность нахождения ребенка у груди определяет сам ребенок. Необходимое количество молока ребенок высасывает из груди за 15–20 мин. Медленно сосущих детей нужно держать у груди 20–30 мин, тормошить, потом предложить вторую грудь. Если ребенок отказывается, то кормление считают законченным.
Если молока очень много, необходимо немного сцедить, так как в раннем (переднем) молоке мало жира, много лактозы и воды, а заднее (позднее) – богаче жиром.
4. 4-е правило – исключение допаивания ребенка жидкостью, кроме случаев, обусловленных медицинскими показаниями.
Согласно рекомендациям ВОЗ, в промежутках между кормлениями следует исключить допаивание здорового ребенка водой, чаем и другими жидкостями. Это может вызвать ложное чувство насыщения и отказ ребенка от груди. При достаточном уровне лактации грудное молоко полностью удовлетворяет потребность ребенка в жидкости. Однако есть исключительные ситуации, когда дети 1-го года жизни, находящиеся исключительно на грудном вскармливании, нуждаются в дополнительном введении жидкости:
• низкая относительная влажность воздуха в жилом помещении;
• высокая температура окружающей среды;
• прием матерью накануне кормления грудью обильной жирной пищи.
В таких случаях при отказе ребенка от груди и беспокойстве рекомендуется предложить ему воду из ложечки. Если ребенок охотно пьет, значит он нуждается в жидкости. Допаивание грудных детей обязательно при заболеваниях, сопровождающихся высокой лихорадкой, диареей, рвотой, а также при выраженной гипербилирубинемии.
5. 5-е правило – отказ от использования устройств, имитирующих материнскую грудь (соски, бутылочки и пустышки).
6. 6-е правило – кормящая женщина должна правильно питаться. Нельзя употреблять алкоголь, курить, есть чеснок, лук, специи. Объем жидкости повышается на 1 л. Должен быть полноценный отдых (сон не менее 8 ч).
Введение прикормов
Прикорм – любая жидкая или твердая пища, кроме женского молока, которые входят в рацион питания ребенка 1-го года жизни.
Период прикормов – переходный этап от чисто молочного (лактотрофного) питания к дефинитивному (питанию «взрослого типа»). По мере введения в рацион ребенка разныхвидов прикорма снижается потребление грудного молока.
Согласно рекомендациям ESPGHAN и NASPGAN (2008), прикорм вводят не раньше 17-й и не позже 26-й недели жизни.

Основные цели прикорма следующие.
1.Дополнительное введение в организм ребенка пищевых веществ, отличных от тех, что присутствуют в грудном молоке (или в его заменителях), и энергии для обеспечения возрастающих потребностей ребенка.
2.Освоение ребенком навыков потребления густой, а затем и плотной пищи, освоение навыков кусания, жевания, впоследствии – навыков самостоятельной еды.
3.Обеспечение дальнейшего развития и тренировки пище-варительной системы, зубочелюстного и жевательного аппарата, моторной функции кишечника.
4.Формирование вкусовых ощущений и привычек, а также навыков здорового питания за счет использования разнообразных и полезных видов продуктов с новыми вкусами и ароматами.
5.Приучение ребенка к новым видам пищи для постепенного отлучения от груди матери (или кормлений заменителями женского молока) и перехода на семейное питание, что в дальнейшем способствует социализации ребенка.

Правила введения прикормов:
1.вводить прикорм следует только здоровому ребенку;
2.давать прикорм перед кормлением грудью с ложечки, а не через соску. Желательно, чтобы ребенок сидел за специальным детским столом;
3.вводить прикорм постепенно, начиная с малых количеств, впоследствии заменяя прикормом целое кормление. При плохой переносимости прикорма (аллергическая реакция, нарушение функции кишечника и др.) следует от него отказаться на время и через 1–2 недели вновь ввести прикорм, но другим продуктом;
4.предлагать вводимый продукт многократно, до 10- 15 раз. При исключении прикорма из рациона после первой безуспешной попытки утрачивается возможность доступа к новым продуктам и вкусовым ощущениям;
5.вводить новый вид прикорма после полной адаптации к предыдущему, соблюдая интервал 10–14 дней. Одновременно не рекомендуется вводить несколько новых видов прикорма;
6.использовать для прикормов гомогенные по консистенции блюда, которые не будут вызывать у ребенка затруднений при глотании. С возрастом степень измельчения должна меняться (гомогенизированные, пюреобразные и крупноизмель- ченные). С 9–10 месяцев рекомендуется давать прикормы, в состав которых входят кусочки пищи;
7.вводить новые блюда прикорма в утренние часы, чтобы проследить за ответной реакцией организма ребенка;
8.вводить на начальных этапах прикормы только из одного вида продуктов (монокомпонентные). После привыкания постепенно вводить прикормы из нескольких продуктов (многокомпонентные);
9.прикладывать ребенка к груди после каждого кормления в период введения прикорма для сохранения лактации.

Все блюда и продукты прикорма можно разделить на две группы. К 1-й группе относятся блюда, которые по пищевому составу и энергетической ценности могут заменить полный разовый прием грудного молока (энергетически значимый прикорм): каши, овощные пюре и кислые последующие смеси. Ко 2-й группе относятся не менее важные по пищевой и энергетической ценности продукты: мясное и рыбное пюре, желток куриного яйца, сок и фруктовое пюре. Они служат дополнением к блюдам 1 -й группы, их рекомендуемые объемы не следует превышать.
Продукты прикорма, приготовленные из одного вида сырья называются одно- или монокомпонентными, из двух или нескольких видов – поликомпонентными. Продукты, приготовленные из разных видов сырья, называются комбинированными (каша с фруктовыми добавками, овощное пюре с мясными или рыбными добавками и др.).
Первый прикорм – инстантная каша (приготовленная промышленным путем), которая вводится в 5 месяцев в питание ребенка и заменяет одно кормление грудью, как правило,второе по счету после утреннего кормления. Инстантные каши имеют гарантированный химический состав и соответствующую возрастным особенностям младенца степень измельчения, обогащены витаминами и микроэлементами. Каши могут быть молочные и безмолочные. Детям с особенностями питания безмолочные каши можно разводить грудным молоком. В качестве первого злакового прикорма следует использовать безглютеновые злаки – рис, гречку, кукурузу, поскольку доказано, что глютеновые каши могут индуцировать развитие глютеновой энтеропатии. Глютен содержит манная крупа, пшено, овсяная крупа, каши из них следует давать не ранее 8 месяцев. После того как ребенокпривыкнет к одной каше, стоит вводить каши из других круп с интервалом в 5–6 дней.

По составу и срокам введения каши для детей 1-го года жизни подразделяются на три ступени.

1.Каши ступени 1 предназначены для начального этапа прикорма; они монокомпонентные, могут быть молочными и безмолочными, имеют тончайшую консистенцию, обеспечивающую глотание;
2.Каши ступени 2 бывают молочные и безмолочные из 1, 2 или 5 злаков, имеют фруктовые (чернослив, абрикос, яблоко, груша, банан) или овощные (тыква) добавки для расширения рациона питания грудного ребенка; консистенция этих каш позволяет ребенку научиться есть с ложечки.
3.Каши ступени 3 используются с 8 месяцев жизни; они поликомпонентные (8 злаков), молочные и безмолочные; некоторые из них содержат небольшие твердые фруктовые кусочки, что позволяет ребенку научиться пережевывать пищу без риска поперхнуться.

Второй прикорм – овощное пюре, которое вводится в 5,5 месяца и заменяет еще одно кормление грудью – третье по счету. Сначала вводят в рацион ребенка монокомпонентные пюре из одного вида овощей – кабачка, цветной капусты, картофеля, моркови. Затем вводят поликомпонентные пюре с расширением ассортимента овощей за счет тыквы, капусты, в последующем – томатов и свеклы. С 7 месяцев добавляют зеленый горошек, с 8 месяцев в состав можно вводить лук и чеснок, с 9 месяцев – специи (белый перец, лавровый лист и пряные овощи (сельдерей, укроп)).
Третий прикорм – мясо, которое вводится в б месяцев. Мясо животных или птицы добавляют к основному прикорму и дают ежедневно. С 8–9 месяцев 1–2 раза в неделю вводят рыбный фарш, лучше из морской рыбы. Допустимый объем мясного пюре до 8 месяцев – 30 г/сут, с 8 месяцев – 50 г/сут, с 9 месяцев – в среднем 60–70 г/сут. Лучше использовать мясные консервы для детского питания. Их можно разделить на чисто мясные, мясо-растительные и консервы на растительной основе с добавлением мяса. Чисто мясные консервы представлены измельченным в разной степени мясом (крольчатина, телятина, нежирная свинина, курятина, индюшатина, говядина, мясо яг-ненка). В нашей республике и в России выпускаются мясные пюре трех степеней измельчения.
1.Гомогенизированные, или тонкоизмельченные (размер частиц – 0,3 мм), предназначены для детей старше 6 месяцев.
2.Пюреобразные (размер частиц – 1,5 мм) предназначены для детей старше 8 месяцев.
3.Крупноизмельченные (размер частиц – 3,0 мм) предназначены для детей старше 9–10 месяцев.

В пюреобразных и крупноизмельченных консервах содержатся специи (укроп, петрушка, сельдерей, лук, чеснок кориандр, гвоздика, лавровый лист).
С 10–11 месяцев мясо можно давать в виде фрикаделек, а к концу 1 -го года – в виде паровых котлет или суфле.
Последовательность введения трех основных прикормов может меняться. При дефиците массы тела, учащенном стуле в качестве первого прикорма предпочтение отдается каше, при избыточной массе тела, запорах – овощному пюре. Если сначала вводится овощное пюре, то вслед за ним рекомендуется в рацион вводить мясо. Каша в этом случае вводится третьим прикормом. Детям с уровнем гемоглобина ниже 115 г/л мясо вводится в качестве второго прикорма, через 10–14 дней после каши, затем вводится овощное пюре.
В 6,5–7 месяцев вводятся сок и фруктовые пюре. Согласно рекомендациям ESPGHAN и NASPGAN (2008), более раннее введение соков и пюре признано нецелесообразным, поскольку это не вносит существенного вклада в удовлетворение потребностей детей в витаминах и минеральных веществах, и в то же время может привести к возникновению аллергических реакций и гастроинтестинальных нарушений, закислению желудка. Лучше если первым будет сок из ягод и фруктов с зеленой окраской плода, а не с красной. Полезнее сок, приготовленный из только что сорванного с дерева фрукта. При дли-тельном хранении количество витаминов во фруктах резко снижается. Поэтому весной предпочтение следуетотдать консервированным сокам, приготовленным специально для детского питания.
Сок и фруктовое пюре дают после приема пищи. Их суточное количество (мл) равно 10 • п, где п – число месяцев. Когда общее количество сока превысит 50 г, его нужно разделить на два приема. Сначала в рацион ребенка вводят монокомпонентные осветленные соки (яблочный, грушевый, сливовый). Затем включают многокомпонентные фруктовые мякотные соки. Соки с мякотью полезнее осветленных. Фруктовые пюре вводят после сока. Соки и фруктовые пюре из цитрусовых, малины, клубники, тропических и экзотических фруктов, принадлежащие к продуктам с высокой потенциальной аллергенно- стью, следует назначать с учетом аллергоанамнеза. При назначении соков и фруктовых пюре нужно помнить, что некоторые из них обладают послабляющим действием (сливовые, морковные), другие – закрепляющим (черносмородиновые, вишневые, гранатовые и др.). Сейчас появились рекомендации о допустимом введении вначале фруктового пюре, а затем сока.
Творог показан только при наличии дефицита белка в рационе. Срок его введения -6,5 месяца. Начинают вводить творог с 5 г, к I году – 50 г. Его введение сомнительно, так как возрастает опасность метаболического программирования организма.
С 7 месяцев в рацион питания вводят желток сваренного вкрутую куриного яйца. В 7 месяцев дают 1/4 желтка, в 8–12 месяцев – 1/2 желтка в день. Вначале желток дают 2–3 раза в неделю. Можно растереть желток с кашей или овощным пюре.
В возрасте 7 месяцев ребенку можно давать печенье или сухарик из белого хлеба. Допустимое количество: 7 месяцев – 3–5 г, 8–9 месяцев – 5 г, 9–12 месяцев – 10–15 г. С 8 месяцев рекомендуется кусочек несдобного пшеничного хлеба.
В Я месяцев вводятся «последующие» кисломолочные смеси (детский кефир, йогурт). Их объем не должен превышать 200 мл/сут. Если у кормящей матери вырабатывается достаточное количество грудного молока, указанные продукты можно рекомендовать в более позднем возрасте.
Цельное молоко сельскохозяйственных животных не рекомендуется использовать в питании детей 1 -го года жизни в качестве самостоятельного продукта, так как это приводит к развитию анемии.
До 1 года ограничиваются соль и сахар так как эти продукты формируют вкусовые пристрастия. Раннее введение снижает порог чувствительности к этим продуктам. Сахарозу следует добавлять в питание не ранее 18 месяцев жизни.
Обучение потреблению более густой и плотной пищи включает ряд последовательных этапов (по зарубежной терминологии – ступеней, или стадий). Структура и консистенция пищи меняются в зависимости от степени зрелости и возраста ребенка. Вначале (для детей 4–6 месяцев – 1 -я ступень) блюда прикорма должны быть гомогенными и иметь полужидкую консистенцию, чтобы не вызывать затруднений при глотании. На следующем этапе (для детей 7–9 месяцев – 2-я ступень) их делают более густыми, пюреобразной консистенции, начинают питание мелкими мягкими кусочками не более 2–3 мм (протертая пища). Затем (9–12 месяцев – 3-я ступень) пища становится более плотной, размеры кусочков будут постепенно увеличиваться до 3–5 мм, пища только измельчается, но не протирается.
С введением прикорма число кормлений в среднем сокращается до 5 раз в сутки, необходимость в ночных кормлениях отпадает, промежутки между кормлениями равномерны исоставляют 4 ч. Часы кормлений фиксируются более строго, чем при режиме грудного вскармливания, чтобы сформировать пищевой рефлекс, хотя составление режима питания ребенка требует индивидуального подхода. Желательно, чтобы отклонения от установленного времени приема пищи не превышали 15–30 мин, иначе нарушается ритмичная работа желудочно- кишечного тракта и секреция пищеварительных соков. Суто- ный объем питания составляет не более 1000 мл, к концу года – 1100 мл. Разовый объем порций более или менее одинаковый в течение дня и соответствует физиологической вместимости желудка, т. е. около 200 мл, а в год может увеличиваться до 200- 250 мл. Такую порцию предлагают ребенку, но он сам определяет, какое количество пищи съест.
Если ребенок к году сам не отказывается от материнской груди, а молока у женщины достаточно и она здорова, то кормление грудью, согласно рекомендациям отечественных нутрициологов, следует продолжать до 1,5 года эксперты ВОЗ рекомендуют сохранять грудное вскармливание до 2 лет. В дальнейшем заменяют утреннее кормление, а затеми вечернее последующей смесью.
Отлучение ребенка от груди должно проходить мягко и постепенно. В случаях, когда мать вынуждена прибегнуть к скорому завершению лактации, она может нетуго перебинтовать грудь, приложить кусочки льда в пузыре, уменьшить количество выпиваемой жидкости. В некоторых случаях можно использовать лекарственные средства (сульфат магния, гипоти- азид, брамокриптин (парлодел), бромэргон).

Основные ошибки при организации естественного вскармливания:
1.позднее прикладывание к груди;
2.вскармливание по режиму;
3.допаивание между кормлениями;
4.раннее введение прикормов;
5.введение первой манной каши либо излишне категоричные рекомендации по назначению каш;
6.необоснованное введение докормов, вместо частого при-кладывания к груди при лактационных кризах у кормящей женщины; лактационный криз – это временное уменьшениеколичества молока, которое обычно наблюдается в первые три месяца после родов, но может быть и на 5–6-м месяце, повторяясь с периодичностью в 1,5–2 месяца, продолжительность криза обычно 3–4 дня (никаких других мероприятий, кроме частого прикладывания к груди, не требуется);
7.отказ от грудного вскармливания при появлении у ребенка неустойчивого стула, который обусловлен транзитор- ной лактазной недостаточностью (если ребенок хорошо сосет и прибавляет в массе, следует продолжить кормить его грудью).
Смешанное вскармливание
Смешанным вскармливанием считается сочетанное кормление ребенка 1-го года жизни грудным молоком (не менее 200 мл за сутки) и его искусственными заменителями.

Вероятные признаки недостаточной лактации:
1.беспокойство и крик ребенка во время или сразу после кормления;
2.необходимость частого прикладывания к груди;
3.продолжительное сосание ребенка, при этом ребенок совершает много сосательных движений, но отсутствуют глотательные;
4.ощущение матерью полного опорожнения грудных желез при активном сосании ребенка, при сцеживании после кормлений молока нет;
5.беспокойный сон ребенка, частый плач, «голодный» крик;
6.скудный редкий стул.

Достоверные признаки недостаточной лактации:
1.малая прибавка массы тела ребенка;
2.редкие (менее 6 раз в сутки) мочеиспускания с выделением небольшого количества концентрированной мочи.

Окончательный вывод о недостаточной выработке грудного молока может быть сделан только после контрольного взвешивания ребенка до и после каждого кормления в течение суток. Результаты каждого взвешивания суммируются, и полученное значение сравнивается с должным объемом.
Недостаточное количество женского молока компенсируется адаптированной молочной смесью.

Правила смешанного вскармливания:
1.необходим учет количества женского молока, получаемого ребенком;
2.перед переводом на смешанное вскармливание использовать 7–15 дней для восстановления лактации, время которого зависит от степени гипогалактии, наличия и степени дефицита массы тела ребенка;
3.докорм давать после кормления грудью;
4.предлагать ребенку грудь при каждом кормлении, так как чередование кормлений грудью и смесью приводит к угасанию лактации;
5.прикладывать ребенка к обеим молочным железам при небольшом объеме молока;
6.для сохранения имеющейся лактации целесообразно ис-пользовать не менее трех грудных кормлений;
7.докорм осуществлять только адаптированными смесями, готовить молочную смесь непосредственно перед кормлением и не использовать остаток смеси для следующего кормления;
8.давать докорм с ложечки, если его объем небольшой;
9.использовать бутылочки с упругой соской, имитирующей сосок матери, и мелкими отверстиями, если объем докор- ма большой;
10.даже при небольшом количестве женского молока кормление грудью следует продолжить как можно дольше;
11.расчет объема кормления и потребности в пищевых ингредиентах при докорме адптированными смесями такой же, как при естественном вскармливании;
12.сроки введения прикормов при смешанном вскармливании, если ребенок докармливается адаптированными смесями, те же, что и при естественном вскармливании.
Искусственное вскармливание
Искусственным вскармливанием считается питание ребенка из бутылочки смесями – заменителями женского молока (согласно мнению экспертов ВОЗ).

Правила искусственного вскармливания:
1.регламентированный режим кормления;
2.расчет суточного объема кормления как при естественном вскармливании;
3.частота кормлений может быть реже, чем при естественном вскармливании: до 2 месяцев – 6–7 раз, от 2 до 5 месяцев – 6 раз, старше 5 месяцев – 5 раз;
4.использовать адаптированные смеси в зависимости от возраста ребенка: в первом полугодии кормить ребенка начальными смесями, с 5–6 месяцев – последующими смесями;
5.при искусственном вскармливании можно использовать две смеси, чаще сочетание пресных с кислыми: кисломолочные смеси должны составлять не более 30–50% суточного объема;
6.при искусственном вскармливании современными заменителями женского молока не требуется коррекции витамином D, препаратами железа и т. д.;
7.сроки введения прикорма при искусственном вскармливании соответствуют срокам введения при естественном вскармливании;
8.следует учитывать индивидуальную переносимость ребенком адаптированных смесей.

Критерии переносимости ребенком заменителей женского молока (адаптированных смесей):
1.отношение ребенка к молочной смеси;
2.характер нарастания массы тела ребенка;
3.состояние пищеварительной системы (при непереносимости смеси могут появиться кишечная колика, срыгивание и рвота, жидкий стул или запор);
4.аллергические проявления на вводимую смесь.

Наиболее частыми ошибками при организации искусственного вскармливания являются:
1.упорная дача лучшей, с точки зрения родителей и врача, смеси, которую ребенок переносит плохо;
2.слишком частая, ничем не обоснованная смена смесей;
3.игнорирование индивидуальных особенностей ребенка, когда одну смесь он ест с аппетитом, а от другой отказывается.
Классификация детских молочных смесей
Основу рационального негрудного вскармливания должно составлять использование специализированных продуктов детского питания промышленного выпуска – современных заменителей женского молока – адаптированных молочных смесей («формул» – по терминологии зарубежных авторов). Существуют различные виды молочных смесей. Все они могут подразделяться по нескольким принципам.

С учетом возраста ребенка (имеют соответствующую цифровую маркировку и являются базовыми):
1.«начальные» смеси, «последующие» смеси, смеси для детей от 0 до 12 месяцев жизни, смеси для детей старше 1 года.
2.По консистенции: сухие и жидкие молочные смеси.
3.По характеру белкового компонента: с преобладанием сывороточных белков, с преобладанием казеина.
4.По характеру обработки: пресные и кисломолочные.
5.По наличию функциональных компонентов: с добавлением и без добавления функциональных компонентов.

Детские молочные смеси можно разделить на три большие группы: базовые – для вскармливания здоровых детей; лечебно-профилактические; лечебные.
Базовые смеси для кормления здоровых детей изготавливаются на основе коровьего молока Чем больше смесь приближена по составу к грудному молоку, тем более она соответствует потребностям и возможностям желудочно-кишечного тракта ребенка. Смеси на основе коровьего молока могут быть жидкими («Туттеле») и сухими с преобладанием сывороточных белков (их большинство), либо казеина.

Смеси с преобладанием сывороточных белков:
1.начальные – для вскармливания детей первых 4–5 месяцев жизни: «Беллакт Оптимум-1», «Фрисолак-1», «НАН-1», «ХиПП-1», «Хумана-1», «Нутрилак-0–6», «Нутрилон-1», «Сэмпер Бэби-1» и др.;
2.последующие – для детей второго полугодия; имеют более высокое содержание белка, другое соотношение сывороточных белков и казеина в сторону увеличения казеиновой фракции, более высокое содержание железа, цинка, кальция. К этим смесям относятся «Беллакт Оптимум-2», «Фрисо- лак-2», «НАН-2», «ХиПП-2», «Хумана-2», «Нутрилон-2», «Сэмпер Бэби-2», «Нутрилак-6–12» и др.;
3.смеси для вскармливания недоношенных и маловесных детей: «Беллакт-ПРЕ», «Фрисо-ПРЕ», «Пре-НАН», «Хума- на-0», «Пре-Нутрилак», «Пре-Нутрилон» и др.;
4.смеси для детей от рождения до 12 месяцев используются для кормления детей на протяжении всего 1 -го года жизни: «Бэби», «Нутрилак-0–12». Таких смесей становится все меньше, ибо потребности детей по мере роста меняются, а состав смеси стабилен;
5.смеси для детей от 1 до 3 лет: «Беллакт Оптимум-3», «НАН-3».

Жидкие молочные смеси на отечественный рынок продуктов детского питания в настоящее время не поставляются.
К казеинодаминантным смесям относятся «Симилак-1, 2» и «Нестожен-1, 2».
По мере накопления новых сведений по количественному и качественному составу женского молока и влиянию его отдельных ингредиентов на различные функции в организме ребенка во многие смеси вносятся биологически активные добавки.
Некоторые смеси содержат нуклеотиды, повышающие иммунологическую защиту организма и усвоение им железа, а также обладающие бифидогенными свойствами. Это «Беллакт Иммунис-1, 2, 3», «Фрисолак-1, 2», «НАН-1, 2», «СМА», «Ма- мекс» и др.
Есть группа смесей, содержащих пребиотики – компоненты питания, которые не расщепляются в верхних отделах пищеварительного тракта доходят до толстой кишки и стимулируют там рост защитной бифидум-флоры, являясь пищевым субстратом для бифидобактерий.
Пребиотики – это лактулоза (синтетический изомер лактозы), инулин (полимер фруктозы), олигосахариды (галактооли- госахариды и фруктоолигосахариды). Олигосахариды содержат «Фрисолак-1, 2», «Нугрилон-1, 2», «Мамекс», «Комфорт-1, 2», «Лакгофидус». Лактулозу содержит «Сэмпер Бифидус».
В других смесях находятся пробиотики – это живые микроорганизмы, которые являются физиологичной для ребенка флорой и положительно влияют на состояние микробиоценоза кишечника. Смеси, содержащие пробиотики, могут быть кисломолочными и пресными: «Беллакт Иммунис-1, 2, 3», «НАН- 1,2с бифидобактериями», «Нутрилак-бифи».

Лечебно-профилактические смеси можно использовать как при лечении аллергических заболеваний, так и для профилактики. Среди них выделяют:
1.смеси, приготовленные на основе козьего молока – для детей, у которых есть атопия: «MD мил козочка-1, 2» (Нидерланды), «Нэнни» (Новая Зеландия) для детей 1-го года жизни и «Нэнни золотая козочка» (Новая Зеландия), для детей старше 1 года, смесь «Алматея» для детей старше 3 лет и кормящих матерей. При непереносимости белков коровьего молока могут быть использованы эти смеси, так как главные антигенные детерминанты коровьего молока – альфа-S-l-казеин и (кггакто- глобулин – в козьем молоке отсутствуют;
2.кисломолочные смеси: «Беллакт КМ-1, 2», «НАН кисломолочный-1, 2», «Бифидобакт-О» и «Бифидобакт-1». Кисломолочные смеси рекомендуются при повышенном риске инфекционного процесса любой локализации, для профилактики и коррекции дисбиоза кишечника (во время и после лечения антибиотиками), детям с умеренными функциональными нарушениями пищеварения, в качестве диетотерапии при кишечных инфекциях, как прикорм в питании здорового ребенка. При назначении кисломолочных смесей необходимо соблюдать следующие правила: они не должны использоваться на 1-м месяце жизни ребенка; объем кисломолочных смесей должен составлять не более 30–50% суточного количества пищи;
3.смеси с низкой степенью гидролиза белка – смеси на основе частичного гидролизованного белка коровьего молока рекомендуются для искусственного вскармливания и докорма детей с высоким риском атопии. Представители данной группы – «Беллакт ГА», «НАН ГА-1, 2», «Нутрилон ГА-1, 2», «Ху- мана ГА-1,2», «ХиПП ГА-1, 2», «Нутрилак ГА», которые могут быть использованы для питания детей с аллергией на белки коровьего молока.

Лечебные смеси назначаются при определенных заболеваниях у детей. Среди них выделяют
1.смеси на основе соевого белка: «Беллакт-Соя», «Фрисо- сой», «Хумана-СЛ», «НАН-Соя», «Нутрилак-Соя», «Нутри- лон-Соя», «Энфамил-Соя» и др. Не содержат молочного белка, лактозы, глютена, поэтому могут применяться при аллергии к белкам коровьего молока, а также при лактазной недостаточности, целиакии и галактоземии. Эти смеси рекомендуется использовать не менее 3 месяцев, чтобы оценить их эффективность;
2.низко- и безлактозные смеси используются в питании детей со вторичной лактазной недостаточностью, которая развилась вследствие повреждения энтероцита при инфекционных, воспалительных, аутоиммунных заболеваниях кишечника, при синдроме короткой кишки. К низколактозным смесям относятся: «Беллакт НЛ+», «Нутрилон низколактозный», «Нутрилак низколактозный», «Хумана ЛП», «Хумана ЛП+СЦТ». При первичной лактазной недостаточности, связанной с врожденной ферментативной недостаточностью, и в некоторых случаях с вторичной лактазной недостаточностью назначаются безлактозные смеси: «НАН безлактозный» и «Нутрилак безлактоз- ный»;
3.смеси на основе белка с высокой степенью гидролиза применяются при наличии у ребенка аллергии к белкам коровьего молока. По субстрату гидролиза смеси делятся на две группы: в одной гидролизу подвергается сывороточный белок («Фрисопеп АС», «Альфаре», «Нутрилак Пептиди СЦТ», «Ну- трилон Пепти ТСЦ»), в другой – казеин («Фрисопеп», «Преге- стимил», «Нутрамиген»). Оптимальное содержание аминокислот не должно превышать 10–15%. В смеси «Альфаре» их 20%, во «Фрисопепе» – 15%, «Фрисопепе АС» – 22%. Недостатком этих смесей является горько-соленый вкус. В особо тяжелых случаях атопии используются смеси на основе аминокислот «Nutri-Junior», «Neocate», «Criticar», «Vital», «Vivonex». На белорусском рынке они отсутствуют;
4.смеси с загустителями используются для лечения функ-циональных нарушений желудочно-кишечного тракта (срыги- вание, запоры, колики): «Беллакт АР+», «Фрисовом 1,2», «Ну- трилон АР», «Хумана АР», в качестве загустителя в них используется камедь, и смеси «Лемолак», «Энфамил АР», «Ну- трилон Комфорт», в которой в качестве загустителя используется крахмал. Для достижения желаемого эффекта обычно достаточно дать ребенку перед кормлением 30 мл смеси в отдельной бутылочке. Соответственно, объем основной смеси должен быть уменьшен. Если 30 мл недостаточно, то долю смеси с загустителем можно увеличить и подобрать индивидуальную дозу, вплоть до кормления ребенка ею полностью. После достижения стойкого эффекта (обычно через 2–3 месяца) ребенка переводят на ту смесь, которую сочетали со смесью с загустителем.

При выборе смеси необходимо учитывать:
1.состояние здоровья ребенка;
2.возраст ребенка;
3.степень адаптированности смеси;
4.индивидуальную переносимость смеси;
5.социально-экономические и материальные условия жизни семьи.

В практике нередки случаи, когда ребенок плохо переносит одну из адаптированных смесей, но хорошо переносит другую смесь. При задержке темпов физического развития ребенка необходимо проводить расчет и коррекцию питания.

Десять «золотых правил» детского питания заключаются в следующем.
1.Материнскому молоку или его заменителям для детей первой возрастной группы, а затем молочным смесям для детей второй возрастной группы (последующие формулы) отводится первостепенная роль в питании детей до 12 месяцев.
2.Детям от 1 года до 3 лет также лучше давать не обычное коровье молоко, а специальное сухое молоко для детей или продолжать давать специальные молочные смеси, предназначенные для детей старше 6 месяцев (последующие формулы).
3.Необходимо с первых же месяцев жизни ребенка ограничить потребление соленых, жирных и сладких продуктов. Правильное воспитание вкуса является залогом предупреждения ожирения и других болезней.
4.Ребенок должен относительно много пить, больше чем взрослый.
5.Необходимо равновесие, как в отношении качества, так и количества используемых продуктов. Не следует увеличивать потребление пищи под предлогом стимулирования роста ребенка.
6.Пища ребенка до 3-летнего возраста по своему качеству, количеству и консистенции должна отличаться от пищи взрослого человека.
7.Преждевременное, с опережением потребностей ребенка, введение в рацион продуктов, не соответствующих его возрасту, не только нецелесообразно, но и влечет за собоймножество нежелательных последствий.
8.При организации питания необходимо приспосабливаться к индивидуальному естественному ритму жизни ребенка.
9.Нельзя принуждать ребенка есть. У ребенка удовлетворение, получаемое от еды, и разнообразие пищи должны быть неразрывно связаны.
10.Не следует преждевременно отказываться от продуктов питания, рецептура которых разработана специально для детей (каши быстрого приготовления, консервированное пюре в баночках, детское печенье).
Глава 2. Патология раннего возраста. Хронические расстройства питания
Хронические расстройства питания, или дистрофии (от греч. dys – расстройство, trophe – питание) – это патологические состояния, сопровождающиеся нарушением физического развития ребенка в результате недостаточного или избыточного поступления и (или) усвоения питательных веществ.
Дистрофия – общее понятие, включающее в себя расстройства питания различного типа (гипотрофию, гипостатуру, паратрофию).
Гипотрофия – хроническое расстройство питания, харак-теризующееся отставанием массы тела от роста. Различают три степени гипотрофий: 1-я степень – дефицит массы тела 10–20%, 2-я степень – 20–30% и 3-я степень – дефицит массы тела более 30%. В англо-американской литературе вместо термина гипотрофия используют термин malnutrition – недостаточное питание (кахексия). В МКБ-10 гипотрофию 1-й и 2-й степени называют белково-энергетической недостаточностью умеренной и слабой степени (Е44), а гипотрофию 3-й степени – ачиментарным маразмом или кахексией (Е41) либо тяжелой белково-энергетической недостаточностью неуточненной (Е43). В Республике Беларусь используется термин «белково- энергетическая недостаточность» (БЭН) с указанием степени тяжести. Как правило, диагноз БЭН выставляют детям до 2-летнего возраста, после 2 лет говорят о задержке развития, обусловленном белково-энергетической недостаточностью (Е45).
По данным ВОЗ, в развивающихся странах до 20–30% и более детей раннего возраста имеют белково-энергетическую или другие виды недостаточности питания.
Гипостатура – равномерное отставание ребенка по массе тела и росту. Эта форма хронического расстройства питания характерна для детей с врожденными пороками сердпа, пороками развития мозга, энцефалопатиями, эндокринной патологией, бронхолегочной дисплазией, внутриутробными инфекциями, при алкогольной фетопатии, при 3-й степени БЭН.
Паратрофия – хроническое расстройство питания, характеризующееся избытком массы тела более 10%, но менее 25%.
Ожирение – избыток массы тела свыше 25% (по МКБ-10 коды Е65–68 – ожирение и другие виды избыточного питания).

Г. И. Зайцева выделяет следующие варианты паратрофии:
1.при нормальной массе тела и росте, с избыточно развитым подкожно-жировым слоем;
2.с избытком массы тела над ростом;
3.с избытком массы тела и роста (акселерация).
Белково-энергетическая недостаточность, или гипотрофия
Белково-энергетическая недостаточность (БЭН) – алиментарно-зависимое состояние, вызванное преимущественным белковым и (или) энергетическим голоданием достаточной длительности и (или) интенсивности. По МКБ-10 коды Е40–46 – белково-энергетическая недостаточность.
Патологическое состояние полиэтиологично. Различают врожденную (пренатальную) и приобретенную (постнаталь- ную) БЭН. Термин «пренатальная или внутриутробная БЭН» в настоящее время, согласно МКБ-10, заменен на ЗВУР – задержка внутриутробного развития. В англоязычной литературе вместо термина «гипотрофический вариант ЗВУР» используют термин «асимметричная ЗВУР».Этиология.
Причины, приводящие к врожденной (прена-шальной) БЭН (в настоящее время стала встречаться чаще – у 20–30% новорожденных) делят на четыре группы.
1.Материнские – дефекты питания (недостаточное питание беременной), хронические заболевания матери, приводящие к внутриутробной гипоксии плода, возраст матери (слишком юный или пожилой), длительный бесплодный период, выкидыши. мертворождения, тяжелый гестоз (токсикоз) второй половины беременности, вредные привычки – курение, алкоголизм, наркомания и т. д.
2.Плацентарные – структурные или функциональные аномалии плаценты (инфаркты, фиброз, тромбоз сосудов и т. д., частичная отслойка плаценты, аномалии ее прикрепления – низкое расположение плаценты, предлежание и пр.).
3.Остальные – геномные и хромосомные мутации. TORCH- синлром (токсоплазмоэ, листериоз, герпес и др.), врожденные нарушения обмена веществ, многоплодная беременность, врожденные пороки развития и пр.
4.Социально-биологические – низкий экономический и образовательный уровень матери, подростковый возраст, профессиональные вредности у матери, воздействие малых доз радиации и пр.

Причиной врожденной БЭН могут быть не только заболевания матери до беременности и во время ее, но и заболевания отца. При этом речь идет не о наследственных болезнях, а о приобретенных, которые нарушают у будущего отца или матери процессы сперматогенеза и овогенеза.
У 40% детей выявить причину ЗВУР не удается.
Среди причин приобретенных (постнатальных) БЭН выделяют экзогенные и эндогенные.

К экзогенным причинам приобретенной БЭН относятся следующие.
1.Алиментарные факторы – количественный либо качественный недокорм. Он возможен при гипогалактии у матери, затруднениях при вскармливании – плоский или втянутый сосок, «тугая» грудь, при позднем (позднее 6 месяцев) введении прикормов, наличии у ребенка срыгиваний, рвоты, даче ребенку недостаточного количества смесей либо смесей, не соответствующих возрасту, при смешанном и искусственном вскармливании и др.
2.Инфекционные факторы – острые и хронические инфекции, особенно кишечные (колиэнтерит, сальмонеллез, дизентерия), тяжелые формы пневмоний, пиелонефрит, сепсис. Онивызывают морфологические изменения слизистой оболочки кишечника, угнетают активность л акт азы, ведут к дисбактери- озу и поэтому могут привести к развитию гипотрофии.
3.Токсические факторы – использование некачественных или с истекшим сроком годности молочных смесей, гипервита- минозы D и А, отравления, в том числе лекарственные, и др.
4.Нарушения режима, дефекты воспитания и другие не-благоприятные факторы: недостаточный уход, плохие санитарно-гигиенические условия, когда ребенок не получает достаточного внимания, ласки, психогенной стимуляции развития, прогулок и пр. Такие состояния в зарубежной литературе называют «социальной депривацией» (лишением). Основной контингент составляют брошенные дети, дети-сироты, дети беженцев, дети из семей алкоголиков и наркоманов.

Эндогенными причинами приобретенной БЭН могут быть следующее.
1.Аномалии конституции – аллергический, экссудативно- катаральный и нервно-артритический диатезы.
2.Эндокринные заболевания – гипотиреоз, адреногенитальный синдром, гипофизарный нанизм и т. д.
3.Врожденные пороки развития желудочно-кишечного тракта (пилороспазм и пилоростеноз, болезнь Гиршспрунга и др.), ЦНС (перинатальная энцефалопатия разного генеза, органические поражения), сердечно-сосудистой системы, бронхо- легочная дисплазия, синдром короткой кишки после резекции кишечника.
4.Первичные и вторичные иммунодефицитные состояния.
5.Наследственные аномалии обмена веществ: галактоземия, фруктоземия, болезни Ниманна – Пика, Тея – Сакса и др.
6.Нарушение пищеварения (мальдигестия) – ферментная недостаточность, панкреатит.
7.Нарушение всасывания (мальабсорбция) – муковисци- доз, недостаточность дисахаридаз, экссудативная энтеропатия, целиакия, аллергические заболевания кишечника (аллергия к белкам коровьего молока и другим пищевым аллергенам).

Синдром нарушенного всасывания является более частой причиной БЭН. Диагностика этих заболеваний сложна. Именно гипотрофия раньше других патологических симптомов обращает на себя внимание и может явиться первым шагом в выявлении наследственного или врожденного заболевания.Патогенез.
В основе патогенеза БЭН лежит снижение утилизации пищевых веществ с нарушением процессов переваривания, всасывания и усвоения их под воздействием различных факторов.
Несмотря на многообразие этиологических факторов, вызывающих развитие БЭН у детей, в основе ее патогенеза лежит хроническая стрессовая реакция – одна из универсальных неспецифических патофизиологических реакций организма возникающих при многих заболеваниях, а также при длительном действии разнообразных повреждающих факторов. Воздействие стрессовых факторов вызывает сложные изменения и комплексную реакцию всех звеньев нейроэндокринно-иммунной системы, приводящую к кардинальной перестройке метаболических процессов и изменению реактивности организма. У ребенка резко возрастает интенсивность основного обмена и потребности в энергии и пластическом материале существен-но повышаются.
Различные этиологические факторы приводят к снижению ферментативной активности желудочно-кишечного тракта, происходит нарушение всасывания пищевых ингредиентов.
Социально-биологические – низкий экономический и образовательный уровень матери, подростковый возраст, профессиональные вредности у матери, воздействие малых доз радиации и пр.
Причиной врожденной БЭН могут быть не только заболевания матери до беременности и во время ее, но и заболевания отца. При этом речь идет не о наследственных болезнях, а о приобретенных, которые нарушают у будущего отца или матери процессы сперматогенеза и овогенеза.
У 40% детей выявить причину ЗВУР не удается.
Среди причин приобретенных (постнатальных) БЭН выделяют экзогенные и эндогенные.

К экзогенным причинам приобретенной БЭН относятся следующие.
1.Алиментарные факторы – количественный либо качественный недокорм. Он возможен при гипогалакгии у матери, затруднениях при вскармливании – плоский или втянутый сосок, «тугая» грудь, при позднем (позднее 6 месяцев) введении прикормов, наличии у ребенка срыгиваний, рвоты, даче ребенку недостаточного количества смесей либо смесей, не соответствующих возрасту, при смешанном и искусственном вскармливании и др.
2.Инфекционные факторы – острые и хронические инфекции, особенно кишечные (колиэнтерит, сальмонеллез, дизентерия), тяжелые формы пневмоний, пиелонефрит, сепсис. Онивызывают морфологические изменения слизистой оболочки кишечника, угнетают активность лактазы, ведут к дисбактери- озу и поэтому могут привести к развитию гипотрофии.
3.Токсические факторы – использование некачественных или с истекшим сроком годности молочных смесей, гипервита- минозы D и А, отравления, в том числе лекарственные, и др.
4.Нарушения режима, дефекты воспитания и другие не-благоприятные факторы: недостаточный уход, плохие санитарно-гигиенические условия, когда ребенок не получает достаточного внимания, ласки, психогенной стимуляции развития, прогулок и пр. Такие состояния в зарубежной литературе называют «социальной депривацией» (лишением). Основной контингент составляют брошенные дети, дети-сироты, дети беженцев, дети из семей алкоголиков и наркоманов.

Эндогенными причинами приобретенной БЭН могут бьгть следующее.
1.Аномалии конституции – аллергический, экссудативно- катаральный и нервно-артритический диатезы.
2.Эндокринные заболевания – гипотиреоз, адреногени- тальный синдром, гипофизарный нанизм и т. д.
3.Врожденные пороки развития желудочно-кишечного тракта (пилороспазм и пилоростеноз, болезнь Гиршспрунга и др.), ЦНС (перинатальная энцефалопатия разного генеза, органические поражения), сердечно-сосудистой системы, бронхо- легочная дисплазия, синдром короткой кишки после резекции кишечника.
4.Первичные и вторичные иммунодефицитные состояния.
5.Наследственные аномалии обмена веществ: галактозе- мия, фруктоземия, болезни Ниманна – Пика, Тея – Сакса и др.
6.Нарушение пищеварения (мальдигестия) – ферментная недостаточность, панкреатит.
7.Нарушение всасывания (мальабсорбция) – муковисцидоз, недостаточность дисахаридаз, экссудативная энтеропатия, целиакия, аллергические заболевания кишечника (аллергия к белкам коровьего молока и другим пищевым аллергенам).

Синдром нарушенного всасывания является более частой причиной БЭН. Диагностика этих заболеваний сложна. Именно гипотрофия раньше других патологических симптомов обращает на себя внимание и может явиться первым шагом в выявлении наследственного или врожденного заболевания.Патогенез.
В основе патогенеза БЭН лежит снижение утилизации пищевых веществ с нарушением процессов переваривания, всасывания и усвоения их под воздействием различных факторов.
Несмотря на многообразие этиологических факторов, вызывающих развитие БЭН у детей, в основе ее патогенеза лежит хроническая стрессовая реакция – одна из универсальных неспецифических патофизиологических реакций организма, возникающих при многих заболеваниях, а также при длительном действии разнообразных повреждающих факторов. Воздействие стрессовых факторов вызывает сложные изменения и комплексную реакцию всех звеньев нейроэндокринно-иммун- ной системы, приводящую к кардинальной перестройке метаболических процессов и изменению реактивности организма. У ребенка резко возрастает интенсивность основного обмена и потребности в энергии и пластическом материале существен-но повышаются.
Различные этиологические факторы приводят к снижению ферментативной активности желудочно-кишечного тракта, происходит нарушение всасывания пищевых ингредиентов, витаминов, изменяется моторика пищеварительного тракта. Снижается возбудимость коры головного мозга, развивается дисфункция подкорковых образований, уменьшается активность центров гипоталамуса, в том числе регулирующего аппетит, нарушается вегетативная регуляция. Организм начинает использовать запасы жира и гликогена подкожно-жировой клетчатки, мышц, внутренних органов, а после их расходования начинается распад внутренних органов, нарушается соотношение процессов анаболизма и катаболизма возникает расстройство химической теплопродукции. При распаде клеток теряется много щелочных валентностей, что способствует развитию ацидоза. Наблюдается снижение ферментативной активности крови, нарушаются антитоксическая, дезаминирую- щая, гликоген- и протромбинобразующая функции печени, функции внутренних органов.
При БЭН у детей развивается транзиторный вторичный им-мунодефицит (метаболическая иммунодепрессия по В. М. Диль- ману). В качестве патогенетического звена нарушений иммунологической реактивности при ЮН выступают метаболические сдвиги, связанные с выраженным дефицитом пластического материала (белка), неустойчивостью углеводного обмена с пиками транзиторной гипергликемии и переключением обмена веществ преимущественно на липидный. Отмечают нарушения как врожденного, так и приобретенного иммунитета. Нарушения врожденной иммунной защиты при БЭН в наибольшей степени касаются микроцитарного фагоцитоза. Вследствие нарушенного созревания нейтрофилов и их мобилизации из костного мозга количество циркулирующих ней-трофилов при БЭН уменьшается незначительно, однако их функциональная активность существенно страдает: угнетается хемитаксическая и опсонизирующая активность нейтрофилов, нарушается их способность к лизису фагоцитированных бактерий и грибов. Функция макрофагов страдает незначительно. БЭН не приводит к существенным нарушениям системы комплемента, однако при наслоении инфекции последняя быстро истощается. Отмечают снижение численности и литической активности NK-клеток. Со стороны приобретенного иммунитета при БЭН наибольшему повреждению подвергается клеточное звено иммунной защиты. Отмечается угнетение как первичного, так и вторичного клеточного иммунного ответа. Снижается абсолютное количество Т-клеток, особенно CD4, нарушается соотношение CD4/ CD8. Уровень иммуноглобули- 100 нов обычно не изменен, однако эти антитела обладают низкой аффинностью и специфичностью. Снижение иммунологической реактивности приводит к развитию септических и токсических состояний. Увеличивается функциональная недостаточность желез внутренней секреции, развивается полигланду- лярная недостаточность, что в конечном итоге может привести к смерти ребенка.

Клиническая картина. В клинической картине белково- энергетической недостаточности можно выделить следующие синдромы:
1.синдром трофических расстройств – истончение подкожно-жирового слоя, плоская кривая нарастания и дефицит массы тела, снижение тургора тканей и признаки полигиповитаминоза (А, В,, В6, D, РР);
2.синдром пищеварительных нарушений – снижение аппетита, вплоть до анорексии, неустойчивый стул с тенденцией как к запору, так и к диспепсии, явления дисбактериоза,снижение толерантности к пище, изменения в копрограмме;
3.синдром дисфункции ЦНС – нарушения эмоционального тонуса и поведения, низкая активность, доминирование отрицательных эмоций, нарушения сна и терморегуляции, отставание темпов психомоторного развития, мышечная гипотония и дистония;
4.синдром нарушения гемопоэза и снижения иммунологической реактивности – анемия, вторичные иммунодефицит- ные состояния, склонность к стертому атипичному течениючастых инфекционно-воспалительных заболеваний.

Белково-энергетическая недостаточность 1-й степени характеризуется потерей массы тела не более чем на 20% от дол-женствующей по возрасту. Истончается подкожно-жировой слой на животе, понижается тур гор тканей. Кривая нарастания массы тела уплощена. Другие показатели, как правило, в пределах нормы или слегка снижены.
При БЭН 2-й степени потеря массы тела составляет 20–30% по сравнению с возрастной нормой. Подкожный слой сохраняется только на лице, особенно он истончен на животе и конечностях. Кожа сухая, легко собирается в складки, кое-где свисает. Наблюдается отставание в росте, снижается аппетит, ребенок становится раздражительным, утрачивает приобретенные ранее навыки, нарушается терморегуляция. Стул неустойчивый: «голодный» стул (скудный, сухой, обесцвеченный с резким и неприятным запахом) сменяется диспептическим (зеленого цвета, со слизью и непереваренными частицами пищи).
При БЭН 3-й степени потеря массы тела составляет более 30% от долженствующей по возрасту. Внешний вид ребенка напоминает скелет, обтянутый кожей. Нарастание массы тела отсутствует, ребенок значительно отстает в росте. Внешне – крайняя степень истощения, кожные покровы бледно-серого цвета, полностью отсутствует подкожный жировой слой. Слизистые оболочки бледные, сухие, во рту – элементы кандидоз- ного стоматита (молочницы). Дыхание поверхностное, тоны сердца приглушены, артериальное давление снижено. Температура тела понижена, отмечаются ее периодические подъемы до субфебрильных цифр, отсутствует разница между подмы-шечной и ректальной температурой. Инфекционные процессы протекают малосимптомно. Нередко имеются признаки подо- стро текущего рахита.Диагностика.
Постановка диагноза обычно не представляет трудностей, значительно сложнее выяснить причины БЭН.Лечение.
У детей с БЭН 1 -й степени лечение обычно проводят в амбулаторных условиях, а 2-й и 3-й степени – в стационаре. Лечение таких детей необходимо проводить комплексно, т. е. включать сбалансированную нутритивную поддержку и диетотерапию, фармакотерапию, адекватный уход и реабилитацию больного ребенка.

В 2003 г. экспертами ВОЗ были разработаны и опубликованы рекомендации по ведению детей с ЮН, где регламентированы все мероприятия по выхаживанию детей с недостаточностью питания. Они включают десять основных мероприятий:
1.предупреждение (лечение) гипогликемии;
2.предупреждение (лечение) гипотермии;
3.предупреждение (лечение) дегидратации;
4.коррекцию электролитного дисбаланса;
5.предупреждение (лечение) инфекции;
6.коррекцию дефицита микронутриентов;
7.осторожное начало кормления;
8.обеспечение прибавки массы тела и роста;
9.обеспечение сенсорной стимуляции и эмоциональной поддержки;
10.дальнейшая реабилитация.

Первая группа мероприятий направлена на лечение и профилактику гипогликемии и связанных с ней возможных нарушений сознания у детей с БЭН. Если сознание не нарушено, но уровень глюкозы сыворотки крови ниже 3 ммоль/л, то ребенку показано болюсное введение 50 мл 10% раствора глюкозы или сахарозы (1 чайная ложка сахара на 3,5 столовыеложки воды) через рот или назогастральный зонд. Затем таких детей кормят часто – каждые 30 мин в течение 2 ч в объеме, составляющем 25% от объема обычного разового кормления с последующим переводом на кормление каждые 2 ч без ночного перерыва. Если ребенок находится без сознания, в летаргии, или у него гипогликемические судороги, то ему необходимо внутривенно ввести 10% раствор глюкозы из расчета 5 мл/кг. Затем проводят коррекцию гликемии введением 50 мл 10% раствора глюкозы или сахарозы через назогастральный зонд и переводом на частые кормления каждые 30 мин в течение 2 ч, а далее каждые 2 ч без ночного перерыва. Всем детям с нарушениями сывороточного уровняглюкозы показано проведение антибактериальной терапии препаратами широкого спектра действия.
Вторая группа мероприятий проводит профилактику и лечение гипотермии у детей с БЭН. Если ректальная температура ребенка ниже 35,5 °С, то его необходимо срочно согреть: надеть теплую одежду и шапочку, укутать теплым одеялом, уложить в кроватку с подогревом или под источник лучистого тепла. Температура воздуха в помещении должнабыть не ниже 24 °С, но и не выше 26–27 °С.
Третья группа мероприятий – лечение и профилактика де-гидратации. Дети с БЭН имеют выраженные нарушения водно-электролитного обмена, ОЦК у них может быть низким даже на фоне отеков. Вследствие опасности быстрой декомпенсации состояния и развития острой сердечной недостаточности у детей с БЭН для регидратации не следует использовать внутривенный путь, за исключением случаев гипово- лемического шока и состояний, требующих интенсивной терапии. Стандартные солевые растворы, использующиеся для регидратационной терапии при кишечных инфекциях, для детей с БЭН не применяют из-за слишком высокого содержания в них ионов Na+ (90 ммоль/л Na+) и недостаточного количества ионов К+. При недостаточности питания следует использовать специальный раствор для регидратации детей с БЭН – ReSoMal (Rehydratation Solution for Malnutrition), 1 л которого содержит 45 ммоль ионов Na\ 40 ммоль ионов К+ и 3 ммоль ионов Mg2+.
Если у ребенка с БЭН клинически выражены признаки де-гидратации или водянистая диарея, то ему показано проведение регидратационной терапии через рот или назогастральный зонд раствором ReSoMal из расчета 5 мл/кг каждые 30 мин в течение 2 ч. В последующие 4–10 ч раствор вводят по 5–10 мл/ кгч, заменяя введение регидратационного раствора на кормление смесью или материнским молоком в 4, 8 и 10 ч. Таких детей также необходимо кормить каждые 2 ч без ночного перерыва. Им следует проводить постоянный мониторинг состояния. Каждые 30 мин в течение 2 ч, а далее каждый час в течение 12 ч следует оценивать частоту пульса и дыхания, частоту и объем мочеиспусканий, стула и рвоты.
Четвертая группа мероприятий направлена на коррекцию электролитного дисбаланса у детей с БЭН. Для детей с тяжелой БЭН характерен избыток натрия в организме, даже если сывороточный уровень натрия снижен. Дефицит ионов К+ и Mg2* требует коррекции в течение первых 2 недель. Отеки при БЭН также связаны с электролитным дисбалансом. Для их коррекции не следует использовать диуретики, так как это может только усугубить имеющиеся нарушения и вызвать гиповоле- мический шок. Необходимо обеспечить регулярное поступление в организм ребенка основных минералов в достаточном количестве. Рекомендуют использовать калия хлорид в дозе 3–4 ммоль/кгсут (по ионам К+), магния хлорид – по 0,4- 0,6 ммоль/кг сут (по ионам Mg2*). Пищу для детей с БЭН следует готовить без соли, для регидратации применяют только раствор ReSoMal. Для коррекции электролитных нарушений используют специальный электролитно-минеральный раствор, содержащий в 2,5 л 224 г калия хлорида, 81 г калия цитрата, 76 г магния хлорида, 8,2 г цинка ацетата, 1,4 г меди сульфата, 0,028 г натрия селената, 0,012 г калия йодида. Применяют из расчета 20 мл этого раствора на 1 л питания.
Пятая группа мероприятий заключается в своевременном лечении и предупреждении инфекционных осложнений у детей с БЭН и вторичным комбинированным иммунодефицитом.
Шестая группа мероприятий проводится для коррекции дефицита микронутриентов, характерного для любой формы БЭН. Необходим крайне взвешенный подход. Несмотря на достаточно высокую частоту анемии при БЭН, препараты железа в ранние сроки выхаживания не применяют. Коррекцию сиде- ропении проводят только после стабилизации состояния, при отсутствии признаков инфекционного процесса, после восстановления основных функций ЖКТ, аппетита и стойкой прибавки массы тела, т. е. не ранее чем через 2 недели от начала терапии. Для коррекции дефицита микронутриентов необходимо обеспечить поступление железа в дозе 3 мг/кгсут, цинка – 104 2 мг/кг сут, меди – 0,3 мг/кг сут, фсшиевой кислоты (в 1-й день – 5 мг, а затем – 1 мг/сут) с последующим назначением поливитаминных препаратов с учетом индивидуальной переносимости. Возможно назначение отдельных витаминных препаратов: аскорбиновой кислоты, витамина Е, кальция пан- тотената, пиридоксина, ретинола.
Седьмая и восьмая группы мероприятий включают проведение сбалансированной диетотерапии с учетом тяжести состояния, нарушенной функции ЖКТ и пищевой толерантности. Дети с тяжелой БЭН зачастую требуют интенсивной терапии, степень нарушения их метаболических процессов и функций пищеварительной системы настолько велики, чтообычная диетотерапия не способна значимо улучшить их состояние. Именно поэтому при тяжелых формах БЭН показано проведение комплексной нутритивной поддержки с применением как энтерального, так и парентерального питания.
Парентеральное питание начального периода следует проводить постепенно с применением исключительно аминокислотных препаратов (альвезин, вамин, левамин, инфезол, амино- стерил, аминовеноз, интрафузин) и концентрированных 10- 20% растворов глюкозы. Жировые эмульсии (липовеноз, ин- тралипид, липофундин) при БЭН добавляют в программы парентерального питания только через 5–7 дней от начала терапии из-за их недостаточного усвоения и высокого риска развития побочных эффектов и осложнений. Во избежание опас-ности развития тяжелых метаболических осложнений, таких, как синдром гипералиментации и синдром «возобновленного питания» («refeeding syndrome»), при БЭН необходимо сбалансированное и минимальное парентеральное питание.
При тяжелых формах БЭН наиболее оправданно постоянное энтеральное зондовое питание: непрерывное медленное поступление питательных веществ в ЖКТ (желудок, двенадцатиперстную кишку, тощую кишку) с их оптимальной утилизацией, несмотря на патологический процесс. Скорость поступления питательной смеси в ЖКТ не должна превышать 3 мл/мин, калорийная нагрузка – не более 1 ккал/мл, а осмолярность – не более 350 мосмол/л. Необходимо использовать специализированные продукты. Рекомендуются смеси на основе глубокого гидролизата молочного белка, обеспечивающие максимальное усвоение питательных веществ в условиях значительного угнетения переваривающей и всасывающей способности пищеварительного канала. Другое требование, предъявляемое к
4а Зак 440 Ю5 смесям для детей с тяжелыми формами БЭН, – отсутствие или низкое содержание лактозы, поскольку у этих детей отмечают выраженную дисахаридазную недостаточность. Постепенно повышая калорийность и изменяя ее состав, осуществляют переход на болюсное введение питательной смеси при 5–7-ра- зовом дневном кормлении с постоянным зондовым кормлением в ночное время. При достижении объема дневных кормлений 50–70% постоянное зондовое кормление полностью отменяют.
При средней и легкой степени тяжести БЭН проводят традиционную диетотерапию, основанную на принципе омоложения пищи и поэтапном изменении рациона. Выделяет этап адаптационного, осторожного, минимального питания, этап репарационного (промежуточного) питания, этап оптимального или усиленного питания.
На 1-м этапе (минимального, осторожного питания) осуществляют адаптацию ребенка к необходимому объему пищи и проводят коррекцию водно-минерального и белкового обмена. В репарационный период корректируют белковый, углеводный обмен, а в период усиленного питания повышают энергетическую нагрузку. При БЭН в начальные периоды лечения уменьшают объем и увеличивают кратность кормления (табл. 24). Необходимый суточный объем пищи у ребенка с гипотрофией составляет 200 мл/кг, или 1/5 часть его фактической массы тела. Объем жидкости ограничивают 130 мл/кг-сут, а при тяжелых отеках – 100 мл/кг-сут.Таблица 24. Рекомендуемый режим кормления при белково-энергетической недостаточности на этапе «осторожное питание» (ВОЗ, 2003)ДеньЧастотаРазовый объем, мл/кгСуточный объем, мл/кг-сут1–2-йЧерез 2 ч111303–5-йЧерез 3 ч161306–7-й и далееЧерез 4 ч22130
При 1 -й степени БЭН адаптационный период обычно длится 2–3 дня. В 1-й день назначают 2/3 необходимого суточного объема пищи. В период выяснения толерантности к пище ее объем постепенно увеличивают. Количество белка должно составлять 2 г/кг массы тела в сутки, жира – 4 г/кг-сут, углеводов – 10 г/кг суг, калораж – 100 ккал/кгсут. Недостающий объем пищи восполняют за счет приема внутрь регидратационных растворов (оралит, регидрон, цитроглюкосолан и т. д.). Адаптационный период заканчивается при достижении необходимого суточного объема пищи.
На 2-м этапе (репарационного, промежуточного питания) необходимо постепенно адаптировать пищеварительную систему и обмен веществ ребенка вначале к увеличению количества белка, затем углеводов и в последнюю очередь жира.
Для достижения первой цели производят дальнейшее увеличение количества белка в пище. Объем питания ребенка, больного БЭН 2-й, 3-й степени, начиная с этого этапа, полный. Нагрузка белками составляет 3–4 г/кг сут. Количество корригирующей добавки увеличивают в 2 раза.
После адаптации к белку добиваются достижения второй цели – увеличивают количество углеводов до 13–15 г/кг-сут. В рацион вводятся прикормы в той же последовательности и с соблюдением тех же правил, что и для детей нормотрофиков. При дефиците массы тела, учащенном стуле предпочтение в качестве первого прикорма отдается каше, при избыточной массе тела, запорах – овощному пюре. Если сначала вводится овощное пюре, вслед за ним рекомендуется в рацион вводить мясо. Каша в этом случае вводится третьим прикормом. Детям с уровнем гемоглобина ниже 115 г/л мясо вводится в качестве второго прикорма, через 10–14 дней после каши, затем – овощное пюре. Сроки введения прикормов определяются не только паспортным возрастом ребенка, но и биологическим, т. е. возрастом, которому соответствуют масса тела и рост. Любую новую пищу начинают вводить с небольших количеств, постепенно увеличивая до полного объема на последнем этапе диетотерапии.
Третья цель промежуточного этапа – увеличение количества жира. Суточная потребность в жирах – 6–6,5 г/кг.
Заключительный 3-й этап (оптимального, усиленного питания) – это весь период, остающийся до выведения ребенка из дистрофии. Средняя длительность этапа усиленного питания составляет 1,5–2 месяца. При хорошей переносимости на этом этапе обеспечивают высококалорийное питание (150–220 ккал/кг сут) с повышением содержания нутриентов. Однако количество белка не превышает 5 г/кг-сут, жиров – 6,5 г/кг-сут, углеводов – 14- 16 г/кгсут.
В период усиленного питания используют гиперкалорические питательные смеси: F-75 (стартовая), F-100 (последующая), F-135 (последующая) (ВОЗ, 2003). Коррекцию потребления белка проводят белковыми модулями, творогом; потребления жиров – жировыми модульными смесями, сливками, растительным или сливочным маслом; потребления углеводов – кашами, сахарным сиропом.
Форсировать сроки выведения детей из дистрофии не следует, так как толерантность к пище при дистрофии остается надолго сниженной, а обменные процессы – нарушенными. Именно эта ошибочная тактика – превышение функциональных возможностей ребенка в процессе выведения его из дистрофии – является причиной неуспеха.
Основной показатель адекватности диетотерапии – прибавка массы тела. Хорошей считают прибавку, превышающую 10 г/кгсут, средней – 5–10 г/кг сут и низкой – 5 г/кг сут.
Возможные причины плохой прибавки массы тела: неадекватное питание; дефицит специфических нутриентов, витаминов; текущий инфекционный процесс; психические проблемы.
Девятая группа мероприятий направлена на сенсорную стимуляцию и эмоциональную поддержку. Дети с БЭН нуждаются в нежном, любящем уходе, ласковом общении родителейс ребенком, проведении массажа, лечебной гимнастики, регулярных водных процедур и прогулках на свежем воздухе. С детьми необходимо играть не менее 15–30 мин в сутки.Наиболее оптимальная температура воздуха для детей – 24–26 °С при относительной влажности 60–70%. Положительное воздействие оказывают ежедневные теплые ванны (температура воды – 38 °С). Обязательными в лечении детей с БЭН являются массаж и гимнастика.

Десятая группа мероприятий предусматривает длительную реабилитацию, включающую:
1.питание, достаточное по частоте и объему, адекватное по калорийности и содержанию основных нутриентов;
2.хороший уход, сенсорную и эмоциональную поддержку;
3.регулярные медицинские осмотры;
4.адекватную иммунопрофилактику;
5.витаминную и минеральную коррекцию.

Медикаментозная терапия тесно связана с диетической коррекцией. Заместительную терапию назначают всем детям с БЭН. В состав этой терапии входят ферменты, наиболее оптимальные микросферические лекарственные средства (креон, панцитрат), но можно использовать мезим форте, панкреатин, панзинорм, фес тал. Ферментные препараты назначают длительно из расчета 1000 ЕД/кг сут липазы в 3 приема во время еды или в основные приемы пищи. Обязательное условия при лечении БЭН – назначение вигам инно-микроэлементных препаратов. В фазу восстановления метаболизма, при постоянной прибавке массы тела для ее закрепления и некоторой стимуляции показано назначение других лекарственных средств с анаболическим эффектом: 10% раствор карнитина хлорида (20% раствор левокарнитина, элькар), апилак per rectum, кудесан, инозин в течение 4 недель. С целью нормализации биоци- ноза кишечника можно использовать эубиотики (пре- и про- биотики): лактобактерин, бифидумбактерин, линекс, диалакт, энтерожермина, биофлор, хилак форте и тд. (от 2 до 5 доз в сутки в течение месяца).
При выраженном дефиците массы тела и роста на фоне за-местительной (базовой) терапии витаминами и ферментами (в случае отставания костного возраста от паспортного) назначают нандролон внутримышечно по 0,5 мг/кг 1 раз в месяц в течение 3–6 месяцев.Профилактика.
По возможности обеспечение естественного вскармливания, лечение гипогалактии, рациональное вскармливание, ранняя диагностика заболеваний новорожденных и детейгрудного возраста.Прогноз.
При алиментарно-зависимых формах БЭН прогноз, как правило, благоприятный. Неблагоприятный прогноз отмечают при БЭН, развившейся на фоне генетически детерминированной или хромосомной патологии.
Муковисцидоз
Муковисцидоз (кистозный фиброз поджелудочной железы) – моногенное аутосомно-рецессивное заболевание, обусловленное мутацией гена МВТР (муковисцидозный трансмембранный регулятор проводимости) и характеризующееся поражением экзокринных желез жизненно важных органов, обычно имеющее тяжелое течение и неблагоприятный прогноз.Этиология и патогенез.
В основе лежит поражение экзокринных желез и повышенная вязкость секретов, что приводит к поражению легких, поджелудочной железы и кишечника, реже – печени и почек. Предполагают, что заболевание связано с дефектом синтеза белка, исполняющего роль регулятора хлоридных каналов (Cystic Fibrosis Transmembrane Regulator), участвующих в водно-электролитном обмене эпителиальных клеток дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта, поджелудочной железы, печени, репродуктивной системы. Внутри клеток накапливаются ионы С1~, изменяется электрический потенциал в просвете выводных протоков, внутрь клетки устремляются ионы Na+, что приводит к усиленному всасыванию воды из околоклеточного пространства и к сгущению секрета большинства желез внешней секреции, затрудняется его эвакуация, в органах возникают вторичные изменения.Классификация.
Коды по МКБ-10 – Е84. Кистозный фиброз;
Е84.0. Кистозный фиброз с легочными проявлениями;
Е84.1. Кистозный фиброз с кишечными проявлениями;
Е84.8. Кистозный фиброз с другими проявлениями;
Е84.1. Кистозный фиброз неуточненный.Клиническая картина.
Существует несколько клинических форм муковисцидоза:
1.преимущественно легочная (15–20%);
2.преимущественно кишечная (5–10%);
3.смешанная (75–80%).

Кроме того, известны абортивные и стертые формы болезни.
У большинства больных в первом полугодии жизни возникают изменения со стороны органов дыхания. Характерен навязчивый коклюшеподобный кашель, рано появляются воспалительные и бронхообструктивные изменения в легких. У детей грудного возраста развивается пневмония, отличающаяся тяжелым течением и склонностью к абсцедированию. У более старших детей наблюдаются затяжные бронхиты с выраженным бронхоспазмом. Типичны развитие пневмо- склероза с бронхоэктазами, изменения концевых фалангпальцев по типу «барабанных палочек», формирование «легочного сердца».
При кишечной форме на первый план выступают признаки нарушенного всасывания (мальабсорбция). Характерны вздутие живота, обильный жирный стул с гнилостным запахом, боль в животе. Нарушения расщепления и всасывания пищи ведут к развитию гипотрофии. У части больных развивается билиарный цирроз печени, который, однако, не диагностируется при обычных биохимических обследованиях.Диагностика.
Для подтверждения диагноза используются следующие диагностические критерии:
1.проявление в ранние сроки у новорожденных мекониаль- ной кишечной непроходимости (мекониальный илеус);
2.синдром мальабсорбции (неустойчивый, замазкообраз- ный, «блестящий», зловонный стул);
3.отставание в физическом развитии, прогрессирующее истощение;
4.коклюшеподобный мучительный кашель с вязкой мокротой;
5.наличие хронического бронхолегочного процесса;
6.частые респираторные заболевания с затяжным течением;
7.полипоз в носовой полости;
8.очень соленые пот и слезы;
9.симптомы хронического гастродуоденита, застоя желчи, билиарный гепатит;
10.повторные выпадения прямой кишки.

При копрологическом анализе выявляется стеаторея (большое количество нейтрального жира).
Определяют содержание электролитов (хлора и натрия) в отделяемом потовых желез (пилокарпиновый тест). У здоровых детей их концентрация не превышает 40 ммоль/л; повышение хлоридов более 60 ммоль/л – вероятный диагноз муковисцидоза, более 100 ммоль/л – достоверный диагноз. Разница концентрации Na+ и СГ не должна превышать 60 ммоль/л. Тест проводятне менее 3 раз методом пилокарпинового электрофореза если хлориды выше 60 ммоль/л.
ДНК-диагностика включает определение типа мутации в генетическом центре.,
Проводят неонатальный скрининг. Концентрация имму- нореактивного трипсина в крови новорожденных, страдающих муковисцидозом, в 5–10 раз превосходит содержание егоу здоровых детей данного возраста. Для измерения концентрации трипсина высушенные пятна крови новорожденных исследуют с помощью радиоиммунного или ферментативного анализа на 5-й и 21-й дни жизни.Лечение.
Базисное лечение включает назначение муколитических препаратов и панкреатических ферментов. Используются муколитикии: пульмозим, карбоцистеин, ацетилцистеин (мукомист, мукосольвин, флуимуцил) от 30 мг/кг в сутки в 2- 3 приема или на прием внутрь, ингаляционно 50 мг, т. е. 0,25 мл 20% раствора препарата. Для коррекции ферментативной недостаточности поджелудочной железы назначают микросферические ферменты: паццитрат, креон, ультраза в дозе 3000–18.000 ЕД кг/сут по липазе (по рекомендации ВОЗ начальная доза препаратов составляет 500–1000 ЕД липазы на 1 кг массы тела в каждое кормление). Детям грудного возраста показано назначение 2599–3300 ЕД на 120 мл молока или молочной смеси, что примерно составляет 400–800 ЕД липазы на 1 г жира в питании детей старшего возраста. Проводится симптоматическая терапия.
При развитии выраженной дыхательной или сердечно-легочной недостаточности показана трансплантация легких или комплекса сердце-легкие.Профилактика.
Профилактика муковисцидоза может проводиться в виде популяционного и неонатального скринингов. Популяционный скрининг направлен на выявление носителей или пациентов с муковисцидозом. Цель гетерозиготного скрининга – предоставление супружеским парам, носителям мутаций муковисцидоза, соответствующей информации, которая позволит им сделать информированный выбор по дальнейшему планированию семьи.
Цель неонатального скрининга заключается в идентификации новорожденных с муковисцидозом на максимально ранних этапах жизни. Новорожденным с муковисцидозом, выявленным при неонатальном скрининге, стандартная терапия может назначаться раньше, и такая ранняя помощь может быть более полезной с клинической точки зрения. Неонатальный скрининг способствует более раннему генетическому консультированию, при этом особенно ценным представляется то, что такое консультирование будет проведено до зачатия следующего ребенка и сможет повлиять на репродуктивное поведение супругов и их родственников с сохранными детородными функциями.Прогноз.
До настоящего времени остается неблагоприятным. Летальность составляет 50–60%, среди детей раннего возраста – выше. Благодаря ранней диагностике и постоянному совершенствованию лечебно-реабилитационных мероприятий средняя продолжительность жизни этих больных увеличилась до 40 лет.
Целиакия
Целиакия (глютеновая энтеропатия, болезнь Ги-Гертера-Гербнера, нетропический спру) – это наследственное хроническое заболевание тонкого кишечника, обусловленное врожденной непереносимостью белка злаковых -глиалина. который вызывает атрофию слизистой тонкого кишечника. Распространенность в популяции составляет от 1:300 до 1:3700. Код МКБ-10 – К90.0. Целиакия.
Высокое содержание глиадина отмечено в пшенице, ржи, овсе, просе. Слизистая оболочка тонкой кишки быстро повреждается при введении злаковых в питание, однако возможен латентный клинический период до нескольких месяцев.Патогенез.
Существует множество теорий патогенеза заболевания. Полипептиды оказывают на кишечник прямое повреждающее действие, они индуцируют образование антител, что также способствует прегрессированию атрофии слизистой. Предполагается существование гена-маркера, который кодирует на В-лимфоцитах образование белка-рецептора, взаимодействующего с глиадином.
Начало заболевания приходится чаще всего на период первых двух лет жизни, когда в рацион ребенка вводят продукты, содержащие плотен. Первые симптомы заболевания манифестируют через 3–8 недель от момента первого поступления глиадина в кишечник.Классификация.
Общепринятой классификации целиакии нет. Выделяют формы и периоды течения.
1.Формы: типичная; атипичная (малосимптомная); скрытая (латентная).
2.Периоды: активный; ремиссии.Клиническая картина.
Заболевание клинически проявляется признаками, характерными для синдрома мальабсорбции. Для целиакии типичны обильный, жирный, зловонный стул, анорексия. У 10–15% детей могут наблюдаться запоры, иногда с выпадением прямой кишки. Атрофия слизистой оболочки приводит к снижению активности лактазы, поэтому в клинической картинемогут быть признаки и лактазной недостаточности; возможна непереносимость белков коровьего молока, развивается полигиповитаминоз. Постепенно замедляются темпы нарастания массы тела, а затем и роста. Наблюдаются раздражительность, плаксивость, негативизм, страдальческое выражение лица. Развивается дистрофия кожи, ногтей, волос. Характерно развитие проксимальной атрофии которая особенно заметна по атрофии ягодичных мышц, что вместе с увеличени-ем объема живота приводит к развитию так называемого «вида паука» или «рюкзака на ножках». Некоторые дети отказываются от глютенсодержащих продуктов, жадно едят рисовые и кукурузные продукты. При целиакии нарушается всасывание кальция, что приводит к развитию остеопатии, рахита, болей в костях у старших детей, иногда – судорог. Постоянными спутниками клиническивыраженной целиакии являются ги по протеи нем ия, анемия.
При атипичной форме возможно наличие отдельных симптомов или нехарактерных жалоб, диагноз у таких больных выставляется в более позднем возрасте – вплоть до 15 лет.Диагностика.
При морфологическом исследовании слизистой тонкой кишки (биопсии дистальных отделов двенадцатиперстной кишки) наблюдается картина «плоской слизистой», атрофия ворсин, массивная лимфо- и плазмоцитарная инфильтрация.
Проводят иммунологическое определение сывороточных антител к глютену (норма – 1:3000), эндомизию и ретикулину; специфичность теста (при параллельном измерении IgA и IgG) составляет 80%.
Положительная динамика клинических симптомов и снижение уровня IgA на фоне безглютеновой диеты говорят о наличии целиакии.
В качестве дополнительного метода диагностики в литературе описывают рентгеноконтрастное исследование кишечника с предварительной нагрузкой ппотеном. Этот тест в настоящее время применяется крайне редко.Лечение.
Состоит в назначении пожизненной безглютеновой диеты. Необходимо помнить, что даже небольшое количество глютена (15 мг/кг массы тела) препятствует восстановлению слизистой кишечника.
Из рациона полностью исключают хлеб, все мучные продукты, манную, овсяную и ячменную каши. Плотен содержится в таких продуктах, как вареная колбаса, сардельки, сосиски, соусы, кетчупы, рыбные консервы, сухие супы, бульонные кубики, имитация морепродуктов, квас и алкогольные напитки. Исключаются также шоколад, мороженое, а в острый период – молоко, сахар, цельные фруктовые соки. При непереносимости белков коровьего молока из рациона исключают молоко и молочные продукты, говядину.
Безглютеновая диета предполагает употребление в пищу риса, гречихи, кукурузы, картофельной муки, сои, различных овощей и фруктов, мяса птицы, нежирных сортов рыбы, маргарина, растительных масел, меда, варенья, джемов.
В Республике Беларусь производство безппотеновых продуктов не освоено. Безглютеновые специальные продукты помечены символом с перечеркнутым колоском.
Для улучшения минерализации костей следует дополнительно назначать соли кальция вместе с витамином D. В тяжелых случаях оправдано применение глюкокортикоидов в дозе 1–2 мг/кг массы в течение 2–3 недель. Анаболические стероиды целесообразно назначать при выраженном истощении и адекватном поступлении белка с пищей.Профилактика.
Первичная профилактика целиакии не разработана. Детям 1-го года жизни в качестве первого прикорма не рекомендуется введение каш из круп, содержащих плотен (манная,овсяная, пшенная, ячменная).Прогноз.
При ранней диагностике и правильном лечении прогноз относительно неплохой. Однако у 9–19% больных в дальнейшем развиваются лимфомы тощей кишки.
Лактазная недостаточность
Лактазная недостаточность – это наиболее часто встречающийся вариант дисахаридазной недостаточности. Под лактазной недостаточностью понимают сниженную активность кишечной лакгазы – фермента пристеночного пищеварения, расщепляющего лактозу. Фермент синтезируют зрелые энтеро- циты, расположенные на вершине кишечных ворсинок.Классификация.
Коды по МКБ-10: Е73.0. Врожденная не-достаточность лакгазы; Е73.1. Вторичная недостаточность лакгазы; Е73.8. Другие виды непереносимости лактозы.
Ограничение активности лакгазы наследуется как аутосом- но-рецессивный признак. Распространенность непереносимости лактозы неодинакова в разных регионах мира (в Швеции – 3%, в Англии – 20–30%, в США – 6% (среди белых), 73% (среди черных), в Африке и странах Средней Азии – до 100%, Литве – 37%, в Российской Федерации – 10–75%).
Интересно, что среди всех млекопитающих активность лак- тазы во взрослом периоде сохраняется только у человека и морского леопарда. С возрастом активность фермента снижается.Клиническая картина.
Выделяют следующие виды недо-статочности лакгазы.
1.Функциональная транзиторная лактазная недостаточность у недоношенных и маловесных детей, связанная с особенностью созревания лактаюпродуцирующих клеток.
2.Первичная (младенческий тип) – относительно редкий синдром, протекающий обычно в виде алактазии. Клинические проявления болезни развиваются очень быстро после рождения и протекают в тяжелой форме с поражением внутренних органов. Характерной особенностью является упорная рвота после каждого кормления и наличие лактозы в моче.
3.Первичная, конституциональная (взрослый тип) – относительно распространенный синдром, особенно среди цветного населения, связанный с постепенным (с возрастом) снижением активности лактазы у предрасположенных лиц.
4.Вторичная лактазная недостаточность – самая частая форма болезни. Причины многочисленны: острые кишечные инфекции (после перенесенных сальмонеллеза или шигеллеза, например, лактазная недостаточность развивается в 35–40% случаев, а после ротавирусной инфекции – в 100%); патологические состояния, сопровождающиеся атрофией слизистой оболочки тонкого кишечника – целиакия, непереносимость белков коровьего молока, лямблиоз, аллергические энтериты, различные интоксикации и лекарственные воздейсгвия (анаболические стероиды, поднаркозные вмешательства); синдром «короткого» тонкого кишечника.

Клиническая картина определяется синдромом бродильной диспепсии – вздутие живота, урчание, беспокойство ребенка («кишечные колики»), жидкий, водянистый, «трескучий» стул, характерно наличие свободной жидкости – на пеленке вокруг каловых масс заметно пятно жидкости. Нередки рвота, срыги- вания, частота стула зависит от степени гиполактазии и может доходить до 10–15 раз в сутки.
Характерен кислый запах кала, рН стула снижается до 5,0 и даже до 4,0. Выраженность клинических проявлений варьирует, развивается гипотрофия.Диагностика.
Самым простым методом диагностики лактазной недостаточности является пробная диетотерапия с переводом ребенка на безлактозный стол, при этом обычно через 1–2 дня происходит нормализация стула.
Проводят лактозотолерантный тест: нагрузка лактозой (per os в дозе 1 г на 1 кг массы тела, но не более 50 г) либо молоком (в дозе 20 мл/кг массы тела) – отмечается прирост уровня гликемии через 30 или 60 мин менее 1,1 ммоль/л и развитие синдрома бродильной диспепсии, что подтверждает диагноз.
Определяют концентрации углеводов в кале (норма – 200 мг%).
Можно использовать метод определения концентрации водорода в выдыхаемом воздухе, определение концентрации лак- тазы в биоптате слизистой оболочки кишечника.Лечение.
Основной метод лечения – диетотерапия. Назначают безлактозные и низколактозные смеси с содержанием лактозы менее 1% («Бэбилак-ФЛ», «Эльдолак-Ф», «Мамекс безлактозный», «Портаген», «Нутрилак» и «Нутрилон» низколактозные, «Хумана ЛП»). Каши готовятся на низко- или без- лактозных смесях, воде. Для детей до 1 года разрешено применение пищевой добавки «Лактаза Бэби». Препарат дают при каждом кормлении (770–800 мг лактазы или 1 капсулу «Лакта-за Бэби» на каждые 100 мл молока), начиная с порции сцеженного молока, а затем ребенка докармливают из груди матери. При легкой гиполактазии детям старше года можно давать кисломолочные продукты.
Нужно помнить, что много лактозы содержится в сухом молоке, сметане, кондитерских изделиях, бифидумбактерине, лактобактерине.
При вторичной гиполактазии активность фермента восста-навливается обычно в течение 1–3 месяцев.Профилактика.
Профилактика врожденной недостаточности лактазы не разработана. В профилактике развития вторичной лактазной недостаточности у ребенка важнейшую роль играет грудное вскармливание.
Аллергические заболевания кишечника (аллергия к белку коровьего молока)
Раннее искусственное вскармливание с введением чужеродного белка (коровьего) может привести к развитию пищевой аллергии у детей, особенно относящихся к группе риска по аллергическим заболеваниям. К аллергическим причинам синдрома мальабсорбции относят аллергический энтероколит и энтеропатию.Патогенез.
При пищевой аллергии наблюдаются в основном три типа истинных аллергических реакций: немедленные аллергические реакции с участием реагинов, иммуноком- плексные и замедленные Т-клеточные.
Пищевая аллергия протекает преимущественно по типу не-медленных аллергических реакций с участием реагинов, входящих в состав lgE и lgG4, которые не несут функции, присущей IgA. В просвете кишечника они деградируют под влиянием ферментов и, связываясь с тучными клетками в слизистой оболочке, вызывают их сенсибилизацию. Эти тучные клетки за счет антител класса IgE и некоторых субклассов IgG взаимодействуют с соответствующими аллергенами пищи, повторно проникающими в слизистую кишечника и выделяют медиато-ры аллергической реакции. В механизме развития пищевой аллергии важную роль играют и аллергические реакции иммуно- комплексного и замедленного типов.
Иммунокомплексные реакции развиваются через 6–12 ч или несколько суток после приема пищи. Они составляют около 50% всех проявлений гиперчувствительности к молоку. Основа их механизма – образование иммунных комплексов антителами класса IgG 1, IgG 2 и IgG 3 или IgG 4, IgM, связывающих комплемент, продукты активации которого индуцируют развитие васкулитов. Видимо, поэтому могут возникать кишечные кровотечения у детей до 2 лет.
При IgE-независимой пищевой аллергии в основе заболевания лежит реакция гиперчувствительности замедленного типа Предполагают значительную роль дефицита регуляторных Т-клеток с нарушением формирования реакции толерантности. Повышение проницаемости кишечной стенки при аллергическом энтерите ведет к контакту аллергенов (втом числе бактериального происхождения) с иммунокомпетентными клетками собственной пластинки слизистой оболочки, что провоцирует формирование поливалентной сенсибилизации.Классификация.
Код по МКБ-10 – 52.9. Неинфекционный гастроэнтерит и колит неуточненный.Клиническая картина.
При аллергии на белок коровьего молока заболевание связано с повышенной чувствительностью (идиосинкразия) к р-лактоглобулину. Клинические проявления схожи с лактазной недостаточностью. Преобладают боли в животе, метеоризм, неустойчивость стула, примесь слизи и крови в кале. Проявления отмечаются либо сразу после введения в рацион молочных продуктов, либо спустя латентный период, обычно не более 3 месяцев. У близких родственников часто можно встретить различные аллергические заболевания, а также отвращение к молоку. Дети с аллергией на белок коровьего молока не переносят говядину, телятину, а также ферментные препараты, изготовленные из тканей крупного рогатого скота (панкреатин, мезим форте и т. д.). В литературе описано около сотни клинических синдромов.

У детей раннего возраста наиболее типичны следующие клинические синдромы:
1.лихорадочный – длительный субфебриллитет, по некоторым данных, в 30–40% случаев;
2.кожный – аллергические высыпания на коже;
3.респираторный – аллергические поражения органов дыхания;
4.дистрофический – характерно быстрое развитие гипотрофии, отставание в физическом развитии;
5.диспептический – клинически протекает в виде кишечных колик у новорожденных. Поэтому кишечные колики не должны рассматриваться только как физиологический процесс, следствие функциональной незрелости ЖКТ. Может протекать в виде белоктеряющей энтеропатии (экссудативная эн- теропатия), собственно синдрома мальабсорбции – целиакопо- добная клиническая картина с умеренной атрофией кишечных ворсинок, классического энтероколита;
6.анемический – железодефицитная анемия (продолжительная потеря крови через кишечник до 7–10 мл/сут, происходит при употреблении ребенком цельного коровьего молока, содержащего термолабильный белок, резко повышающий проницаемость кишки, что приводит к кровопотере; этот белок разрушается при кипячении в течение 3 мин и более);
7.геморрагический ~ относится к редким проявлениям аллергии к молоку, сопровождается петехиальными высыпаниями на коже и связан с развитием тромбоцитопении.Диагностика.
Диетологические методы диагностики основаны на исчезновении симптомов заболевания после исключения из рациона молочных продуктов.
При исследовании биоптата слизистой характерны субатрофические изменения ворсин. При этом, в отличие от целиакии, типично поражение слизистой желудка, толстой и прямой кишки.
Проводят кожные пробы со стандартными аллергенами коровьего молока.
С помощью иммуноферментного анализа (ИФА) определяют специфические IgE в крови при IgE-опосредованных реакциях.
В настоящее время не существует специфического лабораторного теста для диагностики белковой пищевой непереносимости, который мог бы удовлетворять своей чувствительностью и специфичностью. Наибольшую диагностическую ценность имеют анамнез и элиминационные тесты.Лечение.
Составление безмолочной диеты для детей раннего возраста – достаточно сложная задача. Чаще всего используют адаптированные соевые смеси, однако при непереносимости белка коровьего молока в большинстве случаев (до 60%) встречается и непереносимость белков сои. В таких ситуациях необходимо назначение смесей с высокой степенью гидролиза белка («Альфаре», «Прегестимил», «Нутрамиген», «Алимен- тум», «Фрисопеп АС») или смеси с низкой степенью гидролиза белка («Фрисопеп», «Хумана ГА», «Хипп ГА»). При невозможности обеспечить питание ребенка полуэлементными смесями нужно составлять индивидуальный безмолочный рацион. Следует включать достаточное количество белка за счет мяса (крольчатина, конина баранина индюшатина). Причем мясо в этих случаях может вводиться в 4 месяца Обязательно назначение на 1-м году жизни препаратов кальция, лучше в дозе 0,5 г/сут.Профилактика.
В профилактике развития аллергических проявлений у ребенка важнейшую роль играет грудное вскармливание. Начинать профилактику необходимо с создания условий, уменьшающих риск внутриутробной сенсибилизации. Всем беременным женщинам в последние два месяца беременности желательно ограничить коровье молоко, заменив его кисломолочными продуктами, а также облигатные аллергены, продукты промышленного консервирования (особенно сгущенное молоко). При развитии аллергических проявлений уребенка, находящегося на грудном вскармливании, необходимо в первую очередь внести соответствующие изменения в рацион кормящей матери на весь период кормления ребенка грудью.Аномалии конституции
Конституция – это совокупность физиологических, морфологических, биохимических, психических особенностей, сложившаяся в ходе фенотипической реализации генетической программы и определяющая групповое своеобразие реактивности.
Фенотипическая реализация генетической программы – проявление тех или иных генетически детерминированных свойств, может зависеть от средовых факторов.

Реактивность – способность организма адекватно реагировать на изменяющиеся условия внешней и внутренней среды. Реактивность включает в себя весь набор доступных организму адаптивных реакций. Проявляется на разных уровнях:
1.генетическом – способность восстановить ДНК;
2.клеточном – способность противостоять гипоксии, химическим повреждениям, инфекционным агентам;
3.органном и тканевом – защитные реакции (воспаление и васкуляризация), дублирование важных систем (заняты в деле только 20% нефронов и 15% гепатоцитов);
4.системном – стресс, иммунные реакции, нервная регуляция.

Групповое своеобразие реактивности – выделение отдельных групп (типов) реактивности, иначе говоря, типы конституции. Особенности (маркеры), по которым можно классифицировать типы конституции, должны быть генетически детерминированными и иметь широкую индивидуальную, но узкую ситуационную (фенотипическую) изменчивость.
Конституционные маркеры подразделяются на абсолютные (HLA, группы крови, пальцевые узоры) и относительные, которые устанавливают путем экспертной оценки различныхпризнаков (тип темперамента, соматотип и т. д.).История учения о конституции.
За 2000 лет до н.э. в древнеиндийских Аюрведах уже имелось упоминание о делении людей на основе их телосложения и реакции на окружающее на три группы: газели, лани, слоноподобные коровы.
Научные основы конституционологии были заложены Гиппократом (460–377 гт. до н.э.) и Галеном (129–201 или 131- 201 гт. н.э.), сформулировавшими концепцию о типах конституции посходности строения тела и поведения. Гиппократ выделял типы: физический, атлетический, апоплексический. Он впервые сформулировал положение о том, что каждый тип человека предрасположен к определенным заболеваниям.
Позднее, в эпоху раннего Возрождения, другой гениальный ученый, основоположник химиофармакотерапии Парацельс, говоря о подходах к лечению заболеваний у человека,отметил, что правильная оценка конституции может дать больше, чем диагноз заболевания.
Расцветом учения о конституции оказалась первая треть XX в. Это было обусловлено успехами генетики и возросшим интересом врачей к конституционологии. В 20–30-е гт. про- шлого столетия появилось большое количество работ, в которых предпринимались попытки классифицировать различные конституциональные типы. За короткий период родилось более 20 классификаций. В основном это были соматотипиче- ские классификации.

До наших дней сохраняет актуальность классификация М. В. Черноруцкого, который разработал способ антропометрической диагностики типов конституции. Как и предшественники, он выделил три основных типа:
1.астенический (лептосомный, долихоморфный);
2.нормостенический (мезоморфный);
3.гиперстенический (пикнический, брахиморфный).

В Н. Шевкуненко ввел в антропометрическую диагностику определение пропорций тела, В. В. Бунак, наряду с антропометрией, включил элементы физиогномики. Появились попытки связать конституциональные типы с особенностями соединительной ткани, эндокринной системы, высшей нервной деятельности и даже сексуально-эротической сферы.
Представляет интерес классификация конституциональных типов У. Х. Шелдона (1940), который предложил метод типирования, основанный на соматоскопии и антропометрии с использованием оценочной шкалы от 1 до 7 баллов. Одним из результатов использования данной шкалы явилось доказательство реальности теоретического существования 343 соматотипов.
Связь соматотипов и психотипов подметил и красочно описал еше в начале XVII в. Сервантес: Дон Кихот – астеник – шизоид, склонен к галлюцинациям; Санчо Панса – гиперстеник – циклотимик, энтузиазм сменяется унынием.
Р. Юнг ввел понятия: экстраверт (обращенный вовне); интраверт (обращенный в себя).

Э. Кречмер в 20-е гг. XX в. статистически доказал следующее.
1.Астеники чаще интраверты, акцентуация по шкале ши- зоидности – страдают шизофренией. Прогноз при этом заболевании неблагоприятный. Хронический алкоголизм протекает злокачественно.
2.Гиперстеники обычно экстраверты с циклической подвижностью эмоциональных состояний – чаще страдают маниакально депрессивным психозом. Шизофрения у них протекает в благоприятных формах (рекуррентной и приступообразной). Алкоголизм развивается реже, протекает легче.
3.При атлетическом типе телосложения чаще акцентуация эпилептоидных черт характеризуется ригидностью, педантичностью, низкой подвижностью психических процессов.Нередко эти качества сочетаются с взрывной аффективностью.

В 20-е годы XX в. были сделаны попытки классифицировать реактивность по интегральным поведенческим критериям. Существуют две теории о возможности происхождения связи между телосложением и темпераментом:
1.гены, отвечающие за телосложение, контролируют также развитие мозга и эндокринной системы, в свою очередь, определяющие темперамент;
2.ребенок с выраженной степенью мезоморфии, растущий среди других детей, случайно осознает, что он сильнее остальных и может их победить; впоследствии он привыкает выделяться из среды своих сверстников, потому что это ему нравится и этого ждут от него другие.
Эти две теории не исключают одна другую. Вполне возможно, что генетическая тенденция реализуется при наличии соответствующих условий.
3.Фрейд ввел понятие «сексуальная конституция» и постулировал, что она лежит в основе всех форм поведения. Человек проходит три фазы развития: орально-канибалистическую; анально-садистическую; урогенитальную. Задержка на любой фазе или ее акцентуация приводят к появлению соответствующей сексуальной конституции.

И. П. Павлов классифицировал высшую нервную деятельность по критериям: силы; подвижности; уравновешенности возбуждения и торможения.
У людей с одинаковыми типами конституции – схожая реактивность. Знание соматотипа помогает в дифференциальной диагностике и прогнозировании заболеваний (табл. 25). Знания о конституциональных типах человека, индивидах, имеющих однотипные конституциональные признаки, т. е. имеющих относительно устойчивые показатели структуры, функции и поведения, помимо медицины, используются и в других сферах деятельности. В настоящее время конституциональные типы человека учитываются, например, при профессиональном отборе, при определении перспективности спортсмена и оптимальной специализации в спорте.Таблица 25. Особенности заболеваний у людей с различными конституциональными типамиПоказательГиперстеникиАстеникиКонцентрация билирубинаПониженаПовышенаУровень гемоглобинаПовышенПониженПроцент лимфоцитов, эозинофиловПониженПовышенСывороточное содержание кальция, белка, мочевой кислоты, сахара, триглицеридов, холесте-рина, липопротеидовПовышеноПониженоПродукция гормонов щитовидной железыПониженаПовышенаАртериальное давлениеПовышеноПониженоКислотно-щелочное рав-новесиеСклонность к ацидозуСклонность к алкалозуЗаболевания сердца и со-судовСклонность к ИБС, инфаркту миокардаСклонность к синдрому вегетативной дис-функции, варикозной болезниЭндокринные заболеванияСклонность к диабету II типа, ожирениюСклонность к диабету I типа, хронической над- почечниковой недоста-точностиЗаболевания лор-органовСклонность к синуситу, гипертрофическому риниту, аденоидамСклонность к атрофическому ринитуПрочие заболеванияСклонность к холелитиазу, спаечной болезни, кариесуСклонность к язвенной болезни, хроническим бронхолегочным забо-леваниям, хроническому аппендицитуОсобенности заболеваемости у женщинСклонность к гинекологическим кровотечениямСклонность к депрессии, аменореи,грибковому кольпиту, себорее
В число критериев конституциональных типов, помимо телосложения, иногда включают группы крови (табл. 26), резус принадлежность, антигены HLA, пальцевые узоры, энергетический обмен, развитие мышц, особенности эндокринной системы (с учетом функции гипофиза, щитовидной железы, надпочечников, гонад), уровень лимфоцитов и эозинофилов, показатели липидного спектра крови (холестерин, липопрсггеины, липаза), концентрацию в крови билирубина и кальция, равновесие кислот и оснований, глубину дыхания, жизненную емкость легких, артериальное давление, моторику желудка, адсорбирующую функцию кишечника, стрессоустойчивость, психические функции.Таблица 26. Ассоциации заболеваний с группами кровиГруппа крови                                               Заболевании, состоянии, характерные для лиц с данной группой крови0Чаще страдают:• язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки• раком печени, груди, легких• абсцессами различной локализации• циррозом печени• сифилисом• Имеют низкую стрессоустойчивость (более низкий, чем при других группах крови, уровень стероидных гормонов надпочечников)• Чаще определяется у долгожителейАЧаще страдают:• атеросклерозом (выше, чем при других группах крови, уро-вень холестерина)• инфарктом миокарда• раком желудка (на 20% чаще, чем в популяции) и половых органов• туберкулезом, гриппом, гнойно-септическими инфекциямиВЧаще страдают лейкозами и дизентерией.Более благоприятный, чем при других группах крови, исход чумыАВЧаще страдают:• раком кишечника, костей, кожи• вирусным гепатитом• микозамиММВыше частота мозговых инсультов
В качестве объективного классификационного критерия можно использовать гены главного комплекса гистосовместимости (МНС). Гены МНС локализуются в коротком плече 6-й хромосомы, I класс – А, В, С, II класс – D (Q/R/P) (табл. 27).Таблица 27. Ассоциации заболеваний с системой HLAЗаболеванияКласс HLAОтноситель-ный рискАнкилозирующий спондилит (болезнь Бехтерева)В270–207,9; К-91,0Болезнь РейтераВ2737.6Аутоиммунный увеитВ2714,6Бактериальные артритыВ2714,3Язвенная болезньВ5-АтопииВ8-Подострый аутоиммунный тиреоидитВ3518,9Врожденная гиперплазия надпочечниковВ47-ПсориазCw613,3Синдром Гудпасчера, рассеяний склерозDR213,1Герпетиформный дерматитDR317,3Селективный дефицит IgADR317,0Хронический аутоиммунный гепатитDR313,9Идиопатический мембранозный гломерулонефритDR312,0ЦелиакияDR311,6Инсулинзависимый сахарный диабетDR3/414,3Тиреоидит ХашимотоDR3/5-Аутоиммунные эндокринопатииDR3+A1,В8-ВолчанкаDR3+A1,В8-НефропатияDR3, A1,В8, Cw7-Вульгарная пузырчатка, миастенииDR414,6Апластическая анемияDR5-

Примечание. «-»-относительный риск не рассчитан; К – кавказоидная раса, О – ориентоидная раса.

Таким образом, знание конституциональных особенностей:
1.помогает оценить психологические особенности пациента и быстрее войти с ним в контакт, завоевать авторитет;
2.облегчает проведение дифференциальной диагностики;
3.дает возможность прогнозировать возникновение заболеваний (группу риска) и целенаправленно проводить первичную профилактику.

Следует помнить, что конституция не фатум организма, а только внутреннее условие для развития болезней, имеющих внешние причины.
Аномалии конституции (диатезы) (от греч. diathesis – предрасположение) – аномалия конституции, харакгеризующаяся предрасположенностью к некоторым болезням или неадекватным реакциям на обычные раздражители.
Понятие «диатез» неотделимо от понятия «конституция». В трудах М. С. Маслова и Ю. Е. Вельтищева между понятиями «диатез» и «аномалия конституции» ставится знак равенства.
Существует точка зрения, что диатез является крайним вариантом аномалии конституции, поскольку диатез – это только предрасположенность, и вряд ли корректно говорить о патогенезе, клинической картине и тем более лечении предрасположенности. Хотя с другой стороны, понятие «аномалия» в буквальном переводе с греческого означает неровность, отклонение от нормы, а следовательно, у аномалии могут быть клинические проявления и правомочно говорить о ее терапевтической коррекции.
Понятие о диатезах имеет существенное значение для педиатрии. Представления о диатезах были сформулированы в XIX – начале XX в. С тех пор они заняли прочное место в педиатрии.
Экссудативно-катаральная и аллергическая аномалии конституции
Термин «экссудативно-катаральная аномалия конституции» ввел А. Черни в 1905 г. Это наиболее частый диатез, он встречается у 40–70% детей 1 -го года жизни, в большинстве случаев все проявления исчезают на 2-м, 3-м годах жизни.

К основным клиническим проявлениям, позволяющим диа-гностировать экссудативно-катаральную аномалию конституции, относятся:
1.склонность к опрелостям;
2.жировые себорейные чешуйки на голове (гнейс, chips),
3.молочный струп;
4.эритематозно-папулезные (везикулезные) высыпания на коже конечностей и туловища (строфулюс);
5.географический язык;
6.неправильное нарастание массы тела.

Симптомы, выходящие за рамки указанных выше, свидетельствуют, что это уже не аномалия конституции, а болезнь: пеленочный дерматит, атопический дерматит и т. п.
Со времен А. Черни наши представления о причинах и механизмах, лежащих в основе указанных проявлений, значительно углубились. Было установлено, что данная клиническая картина может проявляться при участии двух независимых, но часто связанных механизмов. Таким образом, из недр экссуда- тивно-катаральной аномалии выделилась аллергическая аномалия конституции. В настоящее время считается, что аллергическая аномалия конституции – раннее проявление атопиче- ского дерматита.
Эти два состояния с идентичными клиническими проявлениями имеют совершенно различные этиологию и патогенез.

В основе экссудативно-катаральной аномалии конституции (ЭКА) лежат следующие особенности.
1.Низкая ферментативная активность ЖКТ, низкий уровень IgA.
2.Повышенное количество тучных клеток, склонность тучных клеток к неспецифической дегрануляции при контакте с либераторами, повышенная плотность Н,-гистаминовых рецепторов и сниженная Н2-гистаминовых рецепторов.
3.Снижение активности ферментов гистаминпектической системы.Патогенез.
В яйцах, клубнике, землянике, цитрусовых, бананах, шоколаде, рыбе в большом количестве содержатся либе- раторы. При попадании в организм эти вещества способны вызывать неспецифическую де грануляцию тучных клеток и соответствующие клинические проявления.Клиническая картина.
Дети с этой аномалией характеризуются:
1.склонностью к частым и длительным ринитам, фарингитам, тонзиллитам, бронхитам и синуситам;
2.затяжным течением пневмоний, выраженными экссуда- тивными проявлениями, предрасположенностью к обструкции дыхательных путей;
3.склонностью к рецидивирующим инфильтративно-де- скваматозным поражениям кожи и слизистых;
4.склонностью к аллергии;
5.склонностью к диспепсии;
6.гиперплазией лимфоидной ткани;
7.лабильностью водно-солевого обмена.
Аллергическая аномалия конституции (АА).
Встречается у 10–20% детей 1-го года жизни. У большинства из них аллергические проявления в виде экземы, астмы и ринитов сохраняются после 5 лет.

В настоящее время можно считать установленным, что в основе АА лежат следующие особенности.
1.Низкая ферментативная активность ЖКТ, низкий уровень IgA.
2.Сдвиг баланса Т-хелперов в сторону увеличения Th-2, снижение Th-1.
3.Повышение IL 4, 5, 10.
4.Низкая выработка у-интерферона и IL2.
5.Высокая степень гликозилирования Рс?-рецепторов.Патогенез.
Этиологические факторы и контакт с аллергеном приводят к повышению продукции специфического IgE, который сенсибилизирует тучные клетки. Повторный контакт с аллергеном вызывает дегрануляцию тучных клеток и клинические проявления.Диагностика.
При экссудативно-катаральной аномалии конституции, в отличие от аллергической:
1.в меньшей степени выражена (обычно отсутствует) на-следственная предрасположенность;
2.этиологическую роль может играть злоупотребление «экзотическими» продуктами, молоком, яйцами, шоколадом во время беременности;
3.выраженность проявлений напрямую зависит от дозы;
4.высыпания на коже обычно появляются в первые 2 месяца жизни;
5.высыпания могут появляться на любую пищу (даже на продукты, введенные в рацион впервые!);
6.высыпания более лабильные: быстро появляются и быстро гаснут;
7уровень IgE в крови не повышен;
8.при проведении кожных аллергических проб может определяться множество слабых положительных (ложнополо- жительных) ответов, зачастую не подтверждающихся при повторении обследования.Лечение.
Учитывая схожесть эффекторного механизма, а также сложность дифференциальной диагностики этих состояний, как правило, нецелесообразно давать отдельные рекомендации для пациентов с экссудативно-катаральной и аллергической аномалиями конституции.
Аллергены и либераторы в подавляющем большинстве имеют пищевое происхождение, поэтому важную профилактическую роль играет рациональное питание ребенка. Оптимальным является грудное вскармливание. Во-первых, белки женского молока лишены аллергических свойств, они легко расщепляются ферментами; во-вторых, грудное молоко содержит много секреторного иммуноглобулина А, защищающего слизистую кишечника от всасывания крупных белковых молекул; в-третьих, молоко имеет в своем составе ферменты для переваривания собственных компонентов и, наконец, это лучшая профилактика дисбактериоза. Детям, находящимся на смешанном и искусственном вскармливании, следует максимально сократить поступление белка коровьего молока. Необходимо следить, чтобы используемые смеси были адаптированными, до 1/3–1/2 суточного рациона могут составлять кисломолочные смеси. Если даже такое вскармливание вызывает аллергические реакции, следует перевести ребенка на смеси, приготовленные на основе сои (к сожалению, аллергия на белок ко-ровьего молока в 20–30% случаев сопровождается и реакцией на соевый белок) или на основе гидролизатов белка. При введении каш и овощного пюре их нужно готовить не на молоке, а на основе подходящей малышу смеси или овощного отвара, а для питья использовать кефир (с 7 месяцев), йогурт (с 8 месяцев), другие кисломолочные продукты. Из диеты малыша и кормящей матери исключаются облигатные аллергены (экзотические фрукты, овощи и соки из них, шоколад и т. п.), а также продукты, индивидуально вызывающие аллергические реакции (кроме того, кормящим мамам не следует перегружать свой рацион продуктами из свежего молока – лучше заменить их кисломолочными). Доказано, что состояние детей с аллергическим диатезом ухудшается при избыточном употреблении углеводов. Сахар в питании желательно заменятьфруктозой.
Прикормы и блюда пищевой коррекции следует вводить не ранее 6 месяцев, яйца – не ранее 1,5 года, рыбу – не ранее 3 лет.
Нормализация микрофлоры с использованием пробиотиков (линекс, бактисубтил, бифидобактерин, биофлор и т. д.) проводится как с целью профилактики, так и лечения ЭКА иАА. Это особенно показано детям, получавшим антибактериальные препараты или находящимся на искусственном вскармливании.
В период обострения аллергических реакций можно проводить короткие курсы приема различных антигистаминных препаратов.
Особо важен правильный уход за пораженной кожей. При сухости кожи хороший эффект дают ванны с пшеничными отрубями, средства детской лечебной косметики (молочко, крем) с увлажняющими кожу компонентами. Опрелости смазывают специальными кремами с высоким содержанием окисида цинка («Деситин») или противовоспалительных веществ(‹‹Драпо- лен»). При выраженном мокнутии в ванну можно добавлять отвар дубовой коры. Также применяются влажные повязки с крепким чаем, 1% растворам фукорцина или метиленовой сини, эффективны болтушки с тальком и окисью цинка. Отвары ромашки и череды обладают универсальным противовоспалительным и заживляющим действием, но следует помнить, что длительное применение трав может вызвать аллергическую реакцию и формирование поллиноза. При использовании любых средств необходимо следить, чтобы их компоненты не вызывали у ребенка аллергии.
Прививки детям с экссудативно-катаральной и аллергической аномалиями проводятся только после медицинской подготовки, снижающей вероятность появления аллергической реакции (для этой цели используют антигистаминные препараты, по 3 дня до и после прививки), и только через 1 месяц после последнего обострения процесса.Профилактика.
Риск данных аномалий в большой степени детерминирован генетически. Поэтому реально снизить его довольно сложно. С помощью методов доказательной медицины установлено, что из всего многообразия неблагоприятных факторов достоверно повышают частоту возникновения аллергических проявлений:
1.курение матери во время беременности;
2.низкая масса тела ребенка при рождении;
3.кишечный дисбактериоз на 1-м году жизни;
4.раннее инфицирование ребенка респираторно-синцити- альным вирусом;
5.вакцинация против коклюша.

Профилактика может быть направлена на исключение или предотвращение этих факторов.
Следует помнить, что употребление в пищу аллергенов женщиной во время беременности способствует возникновению экссудативно-катаральной аномалии и снижает возраст, в котором проявляются аллергические заболевания. Однако доказано, что диетические погрешности матери не повышают риск возникновения у ребенка атопического дерматита, астмы или аллергического ринита, поэтому нецелесообразно вводить жесткие диетические ограничения для беременных.Прогноз.
Прогноз при ЭКА конституции обычно хороший, при АА – чаще неблагоприятный. С высокой вероятностью у детей в первые 3 года жизни развивается атопический дерматит, в3–10 лет – бронхиальная астма в 5–14 лет – аллергический ринит (атопический марш). В качестве профилактики этих заболеваний в последние годы рекомендуется непрерывный прием антигистаминовых препаратов (зиртек, телфаст) детям с высоким риском (до 1,5 года).
Лимфатико-гипопластическая аномалия конституции
Впервые в 1896 г. Т. Эшерих, а затем в 1889 г. А. Пальтауф описали клинические и патологоанатомические признаки status thymicolymphaticus (лимфатико-гипопластического диатеза). Этосостояние характеризуется гиперплазией тимуса лимфатических узлов и периферических скоплений лимфоидной ткани, а также гипоплазией надпочечников, хромаффиннойткани, щитовидной железы, половых органов, сердца аорты и гладкомышечных органов.
Частота данной аномалии среди детей, по данным различных авторов, составляет от 3 до 17%.Патогенез.
Пониженные функциональные возможности надпочечников обусловливают быстрое развитие фазы истощения при стрессовых реакциях.

Разрастание лимфоидной ткани, вероятно, обусловлено низкой продукцией глюкокортикоидов, играющих важную роль в инициации процесса апоптоза активированных лимфоцитов. Это подтверждается тем фактом, что возникновение у детей с тимомегалией лимфаденопатии (а у маленьких детей и спленомегалии) происходит только при антигенной стимуляции организма. Прекращение действия антигенного стимула или прием глюкокортикоидов приводят к нормализации разме-ров данных лимфоидных органов. В связи с этим наличие у детей с тимомегалией (или с тимомегалией в анамнезе) лимфаденопатии (и/или спленомегалии) требует поиска антигенного стимулаКлиническая картина.
При этом состоянии определяется разрастание лимфатических фолликулов на стенке глотки, поверхности надгортанника, увеличение фолликулов языка, разрастание нёбных миндалин и аденоидов. Часто удается диагностировать увеличение селезенки. Практически у всех детей с данным видом диатеза наблюдается значительное увеличение шейных, подмышечных и паховых лимфатических узлов.
По данным Л. Г. Кузьменко, увеличенная вилочковая железа у детей не является казуистической редкостью и выявляется у 1/3 детей на 1-м году жизни (у 40% мальчиков и 25% девочек). Дети, имевшие на 1-м году жизни тимомегалию, в течение всего периода детства отличаются светлым цветом кожи, хорошим аппетитом, хорошо выраженным подкожно-жировым слоем, несколько расширенными поперечными пропорциями тела, высокими темпами увеличения длины и массы тела с доминированием массы тела над ростом. Для них характерны слабое развитие мускулатуры, крылообразно отстающие лопатки, аномалии развития сердца и аорты, малая оживленность, сниженная физическая активность, плохая переносимость сильных и длительных раздражителей и др.
У детей с тимомегалией наблюдается уменьшение относительной массы левого желудочка сердца и у 1/3 из них выявляется склонность к атерогенному сдвигу липидного спектра крови, не зависящая от пищевых пристрастий и физической активности. У части детей первых 5 лет жизни выявляются клинические симптомы острой и хронической надпочечнико- вой недостаточности, подтверждаемые низким уровнем кортизола в крови.
Особенностью детей с тимомегалией является снижение функциональной активности вилочковой железы (документированная низким уровнем сывороточной тимической активности) и изменение фагоцитарной активности. Вероятное следствие этого – склонность детей данной группы к частым острым респираторным инфекциям, аутоиммунным и лимфопролифе- ративным заболеваниям. Примечательно то, что у детей с тимомегалией чаще определяются антигены I класса системы HLA, являющиеся маркерами предрасположенности к частому возникновению острых респираторных заболеваний, бронхиальной астмы, острого лимфоидного лейкоза.
В общем анализе крови обычно обнаруживаются лимфоцитоз и нейтропения.
Дети с данной аномалией конституции часто (но не обязательно) несколько более заторможенные и хуже успевают в школе, чем их сверстники без ЛГА. Вследствие аденоидных разрастаний у детей отмечается повышенная склонность к возникновению синуситов и отитов. Дыхание «через рот» – один из факторов, способствующих частой респираторной заболеваемости. Нередко у детей формируется «аденоидное лицо», нарушается прикус. Дети с ЛГА предрасположены к аллергическим заболеваниям, особенно при сочетании ЛГА с ЭКА и АА
Следует отметить, что у детей с тимомегалией в анамнезе (несмотря на то, что к подростковому периоду размеры тимуса у них не отличаются от средних значений для популяции) и в последующем сохраняется склонность к частому возникновению острых респираторных вирусных инфекций и заболеваний, контролируемых Т-звеном иммунной системы, а также выявляется низкая сывороточная тимическая активность, нередко наблюдается дисфункция нейроэндокринной системы и периферических желез внутренней секреции
Самое серьезное состояние, которое может возникнуть у ребенка с ЛГА, это тяжелый коллапс с остановкой дыхания и сердечной деятельности – так называемый синдром внезапной смерти ребенка (СВСР) или mors thymica.
У грудных детей нередко отмечается феномен эпизодической задержки дыхания во сне (апноэ). Эти эпизоды наблюдаются в норме у совершенно здоровых малышей. Их продолжительность не должна превышать 20 с даже у самых маленьких детей. Во время таких пауз не происходит снижения насыщения крови кислородом. Возникновение апноэ у детей на 1-м году жизни связывают с незрелостью отделов ЦНС, отвечающих за регуляцию дыхания. Частота и длительность задержек дыхания выше у недоношенных, но по мере развития организма ребенка они исчезают; становятся редкими уже после достижения ребенком 3 месяцев.
Установлено, что среди жертв СВСР преобладают мальчики. В 70% случаев синдром развивается в возрасте 2–4 месяцев. Для данного возраста характерны максимальные темпы и интенсивность процессов роста. Кроме того, в этот период происходит инволюция органов Цукеркандля – параганглиев, являющихся у ребенка дополнительным источником катехоламинов. Предполагается, что снижение адренергической стимуляции (особенно при наличии гипоплазии надпочечников) может приводить к спонтанной остановке дыхания и сердечной деятельности.
В холодное время года (осень – зима) число случаев СВСМ возрастает более чем в 2 раза. Именно в этот период дети наиболее подвержены развитию респираторных вирусных инфекций.
СВСР может быть также обусловлен развитием фатальных для организма ребенка нарушений сердечного ритма.

Факторы повышенного риска развития СВСР:
1.случаи смерти детей до 1 года в семейном анализе;
2.курение матери;
3.масса тела при рождении менее 2000 г;
4.мужской пол;
5.возраст ребенка менее 2 лет, особенно опасен возрастной период 2–4 месяца;
6.холодное время года;
7.неблагоприятные социально-экономические условия.

Особое внимание следует обращать на детей группы риска в случае их заболеваний, при проведении профилактических прививок, лечебно-диагностических процедур, а также при наличии следующих отклонений:
1.при частых отказах ребенка от пищи, рвоте; частом жидком стуле (поносе);
2.в случае повышения или резкого понижения температуры тела;
3.в случае трудностей с дыханием, при появлении охриплости голоса или кашля.

Угрожающими признаками являются:
1.«застывание» и «замирание» ребенка;
2.стойкие нарушения дыхания при кормлении;
3.внезапное появление общей бледности;
4.снижение тонуса;
5.приступы апноэ;
6.долгий сильный плач;
7.затрудненное пробуждение ребенка и (или) необычное полусонное состояние, неузнавание родителей.Лечение.
Учитывая склонность таких детей к аллергическим проявлениям, необходимо полноценное питание с ограничением продуктов, содержащих искусственные красители, консерванты. Постепенно с осторожностью этим детям нужно вводить прикорм. Следует ограничить употребление ребенком сладостей. В рационе ребенка должно быть достаточно овощей и фруктов. Однако и те и другие обязательно должны соответствовать сезону и местности.
Детям с данным типом аномалии конституции необходимо соблюдение режима дня, чередование сна и бодрствования. Дети должны больше времени проводить на свежем воздухе. Рекомендуется закаливание, при отсутствии противопоказаний – общий массаж и гимнастика.
С профилактической целью назначают препараты кальция, пробиотики (бифидумбактерин, линекс). При выраженной гипертрофии миндалин и аденоидов необходимо хирургическое лечение.?Профилактика.
Для профилактики СВСР рекомендуется укладывать спать ребенка на спину, а не на живот. Матрац должен быть плотный, подушка не нужна. Вместо одеяла лучше использовать специальный спальный мешок. Необходимо, чтобы ребенок спал в собственной кроватке, но в одной комнате с родителями. Важно не перегревать и не переохлаждать ребенка, не пеленать его слишком туго.
Следует избегать воздействия на малыша резких запахов, звуков, световых раздражителей, прежде всего во время его сна (в том числе, дневного). Нельзя курить в помещении, где находится ребенок. Нужно стремиться сохранить по мере возможности естественное вскармливание ребенка хотя бы в течение первых 4 месяцев жизни. Проводить соответствующие возрасту массаж и гимнастику, закаливание.Прогноз.
Прогноз при лимфатико-гипопластической аномалии конституции зависит от возраста ребенка. На 1 -м году жизни наиболее высок риск внезапной смерти. В возрасте 2–5 лет чаще всего развивается гипертрофия миндалин и аденоидов, дети попадают в категорию часто и длительно болеющих, у них начинают проявляться аллергические заболевания. В период с 5 до 12 лет повышена частота заболеваний и состояний, прямо или косвенно связанных с гиперплазией лимфоидной ткани носоглотки (хронический тонзиллит, аденоидит, синусит, энурез, «аденоидное лицо», нарушение прикуса и т. д.). Следует отметить, что после хирургического удаления аденоидов в большом проценте случаев наблюдаются рецидивы.
К окончанию полового созревания проявления ЛГА, как правило, исчезают, но лица с этой аномалией конституции в анамнезе имеют повышенный риск развития метаболического синдрома (артериальная гипертензия, ожирение, дислипидемия, сахарный диабет II типа).
Нервно-артритическая аномалия конституции
Впервые это состояние было описано в 1901 г. Д. Комби. В детской популяции встречается с частотой 1,5–3%.
Нервно-артритический диатез (НАА) – состояние, харак-теризующееся повышенной возбудимостью и лабильностью нейровегетативной регуляции, сильным неуравновешенным возбудимым типом высшей нервной деятельности, высокой интенсивностью пуринового обмена. Биохимический маркер 136 нервно-артритического диатеза – повышенный уровень мочевой кислоты в крови (гиперурикемия).
Причиной гиперурикемии, как установлено, является дефект рецессивного, сцепленного с Х-хромосомой гена, кодирующего фермент гипоксантин-гуанин-фосфорибозилтрансфе- разу. В результате изменения активности этого фермента нарушается метаболизм гипоксантинов и, в частности, мочевой кислоты. Поэтому прием продуктов, богатых пуриновыми основаниями (являющихся основным источником мочевой кислоты в организме), способствует повышению урикемии. Мочевая кислота обладает кофеиноподобным действием на нервную и мышечную ткань. Кофеин – это 1,3, 7-триметилксантин, а мочевая кислота – тригидроксиксантин. Следовательно, в организме детей с этим видом диатеза действует своеобразный «эндогенный допинг».
Дети с НАА имеют высокую работоспособность и хорошую память. Их отличительной чертой является высокий коэффициент интеллекта. Исследования, проведенные с помощью стандартных психометрических тестов среди преподавателей и студентов Массачусетского технологического института в США двойным слепым методом, подтвердили наличие отчетливой корреляции между уровнем мочевой кислоты в крови индивида и его коэффициентом интеллекта.Клиническая картина.
Патологические проявления при НАА во многом определяются накоплением в организме ура- тов. Гиперурикемия может сочетаться с оксалемией и оксалу- рией. Нередко у детей с этим диатезом возникают ацетонеми- ческие рвоты. Мочевая кислота, как и кофеин, стимулирует двигательную активность и подавляет аппетит. Вследствие этого у детей имеет место постоянная гипогликемия, что приводит к усилению липолиза и накоплению в крови кетоновых тел. Стимулируют этот процесс стрессовые ситуации, инфекции, повышенное содержание жиров в рационе питания. Кето- ацидоз является непосредственной причиной ацетонемиче- ской рвоты. Часто рвота имеет «неукротимый» характер. В воздухе, выдыхаемом ребенком, можно ощутить запах ацетона. Обязательным лабораторным диагностическим тестом при этом состоянии является определение ацетона в моче. Повышенное выделение ацетона с мочой на фоне нормального или пониженного уровня глюкозы в крови подтверждает диагноз ацетонемической рвоты.Лечение.
Детей нужно оберегать от чрезмерных психических нагрузок, сократить время, проводимое за компьютером. Положительно влияют закаливание, утренняя гимнастика, прогулки. В диете 01раничивают мясо, птицу, речную рыбу (особенно жареную, копченую), бульоны, жиры (кроме растительных). Исключают мясо.молодых животных (цыплят, телятины),крепкие рыбные и мясные бульоны, субпродукты (печень, почки, мозги), колбасные изделия, грибы (шампиньоны, белые), некоторые овощи и зелень (шпинат, щавель, спаржу, ревень, цветную капусту, петрушку, бобовые, зеленый горо-шек), а также шоколад, кофе, крепкий чай. Детей с нервно-артритическим диатезом не следует кормить насильно, но надо избегать длительных перерывов в еде. Рекомендуется увеличить количество потребляемой жидкости (щелочные минеральные воды, клюквенные, брусничные, облепиховые отвары и морсы). Можно назначать курсы витаминов (В6, В,), кобала- мин, оротат калия, фитотерапию (настои корня валерианы, травы пустырника и др.).
При появлении симптомов кетоацидоза назначают частое (каждые 10–15 мин) питье. Можно использовать 5% раствор глюкозы, сладкий чай, фруктовые соки, щелочную минеральную воду. Для улучшения выведения кетоновых тел рекомендуется очистительная клизма. Кормить ребенка следует по его желанию пищей, содержащей преимущественно легкоусвояемые углеводы и с минимальным количеством жира (жидкая манная каша, картофельное или овощное пюре, бананы, кефир, молоко). Ребенка с приступом ацетонемической рвоты необходимо госпитализировать. Лечение направлено на борьбу с ацидозом, обезвоживанием и усилением выведения кетоновых тел. С этой целью показано внутривенное введение 5–10% раствора глюкозы, 0,9% раствора натрия хлорида, 4% раствора натрия гидрокарбоната. Также назначают ко- карбоксилазу, аскорбиновую кислоту, пантотенат кальция, оротат калия, панангин, витамины группы В, препараты валерианы, брома.Профилактика.
Профилактика НАА включает соблюдение ребенком режима дня, рациональное питание, оберегание его от чрезмерных психических нагрузок.Прогноз.
При нервно-артритической аномалии конституции имеется высокий риск развития в старшем возрасте уроли- тиаза, холелитиаза, мигрени, невралгии, артритов, подагры, сахарного диабета, атеросклероза, хронической почечной недостаточности.Анатомо-физиологические особенности костно-мышечной системы у детей. Рахит. Спазмофилия. Гипервитаминоз D
Анатомо-физиологические особенности костно-мышечной системы
У детей раннего возраста в строении скелета хрящевая ткань представлена в большей степени, чем у взрослого человека. У новорожденного кости черепа, диафизы трубчатых костей состоят из костной ткани; эпифизы бедренной и больше- берцовой костей, таранная, пяточная, кубовидная кости, тела позвонков и дуги имеют точки окостенения. Большинство эпифизов и все губчатые кости представлены хрящевой тканью. Точки окостенения в них после рождения появляются в определенной последовательности. С 6месяцев до 1 года жизни должно быть две точки окостенения костей запястья, затем их количество увеличивается на одну на каждый год жизни. Сово-купность имеющихся у ребенка точек окостенения называется костным возрастом и характеризует уровень биологического развития.
Скелет ребенка отличается мягкостью и податливостью ввиду меньшего содержания в нем минеральных веществ. Усиленная пролиферация и богатая васкуляризация хряща, отделяющего эпифиз от диафиза, благоприятствует развитию остеомиелита у детей до 2–3-летнего возраста.
Череп ребенка имеет 4 родничка. Боковые роднички у доношенных новорожденных детей должны быть закрыты. После рождения ребенка имеется открытый передний (большой) родничек, расположенный в месте соединения венечного и продольного швов в виде ромба размерами от 3×3 см до 1,5×2 см с умеренно плотными краями. Большой родничок закрывается к 1–1,5 годам. Задний (малый) родничок расположен на уровне затылочных теменных костей. Он может быть открыт у 25% детей после рождения до 4–8 недель жизни. Стреловидный, венечный и затылочный швы черепа закрываются с 3–4-месячного возраста.
Формирование зубов происходит с конца 2-го месяца внутриутробного развития. Первые молочные зубы начинают прорезываться с 5 месяцев жизни. Последовательность прорезывания молочных зубов следующая:
1.средние резцы – 6–9 месяцев;
2.боковые резцы – 10–11 месяцев;
3.клыки – 18–19 месяцев;
4.первые премоляры – 13–14 месяцев;
5.вторые премоляры – 22–23 месяца.

Полный молочный прикус должен быть у ребенка к 2 годам жизни. Формула для определения количества молочных зубов до 2 лет: п – 4, где п – количество месяцев жизни.
Время смены молочных зубов на постоянные – от 5 до 12 лет. Зубы мудрости (третьи моляры) появляются в 18–25 лет. Для оценки количества постоянных зубов используют формулу: 4 п – 20, где л – число лет жизни. Формирование прикуса является одной из характеристик биологической зрелости ребенка и обозначается термином зубной возраст.
Мускулатура у новорожденных детей развита сравнительно слабо, составляя 23% массы тела ребенка (у взрослых – 42%). Для детей первых месяцев жизни характерна значительная гипертония мышц, наиболее выраженная со стороны сгибателей конечностей. Гипертония мышц верхних конечностей у здоровых детей проходит к 2–2,5 месяцам, а мышц нижних конечностей – к 3–4 месяцам. Тонус мышц оценивается степенью сопротивления, получаемого при пассивных движениях.Рахит
Рахит – обменное заболевание детей первых двух лет жизни с преимущественным нарушением фосфорно-кальциевого обмена, обусловленных временным несоответствием высоких потребностей организма в кальции и фосфоре и невозможностью их удовлетворения в связи с дефицитом витамина D и его активных метаболитов в период наиболее интенсивного роста организма.
Дефицит минерализации и размягчение трубчатых костей у детей старшего возраста и взрослых, связанный с гиповитаминозом D, называется остеомаляцией.
Остеопороз – разрежение структуры костной ткани и ее де-минерализация.Этиология.
Наиболее древний объект, несущий признаки рахита – мумия священной обезьяны, чей возраст 4000 лет, описанная Лорте – Гейяром. Очевидно, у обезьяны было генетическоенарушение обмена витамина D, так как в Египте и других древних очагах цивилизации рахит был чрезвычайно редок. Ископаемые доисторические скелеты и останки древнихегиптян, нубийцев, греков, индийцев, китайцев, инков и вавилонян не имели признаков перенесенного рахита. Очевидно, сказывалось тропическое и субтропическое расположение древних центров культуры и натуральная диета наших предков. Рахит – недуг индустриального общества, стал известен в Европе как «английская болезнь», так как приобрел распространение в городах Британии в XVII-XIX вв. и был впервые описан английским доктором Ф. Глиссоном в 1650 г. Название rickets происходит от английского ricks –копны, скирды, бугры. Уже тогда было подмечено, что рахит – болезнь горожан, проводящих жизнь в помещениях. Он не встречался в преин- дустриальную эпоху. Это предположение подтверждается тем, что рахит поражает диких животных в неволе, но не при свободном содержании.

Медицинская география рахита представляет определенный интерес:
1.чаще всего эта болезнь встречается в умеренных широтах, между 40 и 60° северной широты;
2.не наблюдается в высокогорных районах (выше 1000 м над уровнем моря);
3.встречается у негров чаще, чем у проживающих на той же территории представителей других рас;
4.в городах, особенно крупных промышленных центрах, наблюдается чаще, чем в сельской местности.

Наиболее тяжело поражаются дети малообеспеченных семей. После открытия в XIX в. химиком А. Винлаусом витамина D, и начала использования его с профилактической целью, рахит как результат диетических дефектов перестал в развитых странах быть массовым. Вместе с тем появилась проблема патогенных последствий гипервитаминоза D. Распространенность рахита, по данным ряда авторов, в настоящее время составляет в различных регионах европейской части континента от 10 до 50%.

Факторы, предрасполагающие к рахиту, следующие.
1.Со стороны матери:
• возраст матери старше 35 лет;
• токсикозы беременных;
• экстрагенитальная патология (обменные заболевания, за-болевания почек, кожи, ЖКТ, печени);
• дефекты питания во время беременности и лактации с развитием гиповитаминоза D, С, Е, витаминов группы В, белка, микроэлементов кальция и фосфора;
• недостаточная инсоляция и гиподинамия;
• осложненные роды;
• длительный прием глюкокортикоидов, тиреоидных гормонов, антацидов, тетрациклина, гонадотропина, производных фенотиазина, гепарина, химиотерапия, лучевая терапия.
2.Со стороны ребенка:
• время рождения (во вторую половину года);
• недоношенность и незрелость;
• большая масса тела при рождении;
• бурная прибавка в массе тела в течение первых 3 месяцев жизни;
• вскармливание грудным молоком матерью в возрасте старше 35 лет;
• ранний перевод на искусственное вскармливание не-адаптированными молочными смесями;
• гиподинамия и недостаточная инсоляция;
• заболевания кожи, печени, почек, перинатальная энцефалопатия, синдром нарушенного кишечного вскармливания;
• частые ОРИ и кишечные инфекции;
• длительный прием противосудорожных препаратов.Патогенез.
Основным патогенетическим звеном развития рахита является нарушение фосфорно-кальциевого обмена. Физиологическое содержание кальция в крови у детей составляет от 2 до 2,8 ммоль/л, фосфора – от 1 до 1,4 ммоль/л (соотношение кальция и фосфора крови должно быть 2:1). Регуляцию фосфорно-кальциевого гомеостаза осуществляют в основном витамин D, паратгормон и кальцитонин.
Витамин D поступает в организм человека в виде холекаль- циферола (D3) через кожу и эргокальциферола (D2) с пищей. В обычных условиях до 80% необходимого количества витамина D3 организм может синтезировать в коже из 7-дегидрохо- лестерина (провитамина D3) под воздействием ультрафиолетовых лучей. Процесс происходит в макрофагальных клетках собственно дермы, в базальном слое эпидермиса и адипоцитах подкожно-жировой клетчатки. Он ослабевает с возрастом, при кахексии и при потемнении кожи. Гиперкератоз вследствие авитаминоза А экранирует собственно дерму и способствует развитию гиповитаминоза D. Смог и обычное стекло лишают солнечный свет антирахитической активности. Понижается фотохимическая активность в случаях, когда солнце стоит низко над горизонтом. Витамин D проникает в кровеносные сосуды кожи и переносится с участием витамин-О-связывающего белка в печень, почки, кости, хрящ, тонкий кишечник, плаценту и, возможно, некоторые лимфоциты, где путем гидроксили- рования превращается в его метаболиты. Наиболее активные из них образуются в печени и проксимальных канальцах почек. Гидроксилирование в печени и почках необходимо и для активации пищевого витамина D2, который всасывается с ли- пидами в тонком кишечнике (главным образом, в jejunum) и попадает сначала в состав хиломикронов. Впоследствии, с током крови он переносится в печень и жировую ткань в комплексе с D-связывающим а,-глобулином. Основное депо витамина находится в адипоцитах подкожно-жировой клетчатки.

Основные функции витамина D в организме человека:
1.способствует активному всасыванию солей кальция и фосфора в тонком кишечнике за счет влияния на синтез каль- цийсвязывающего белка;
2.активизирует деятельность остеобластов, стимулируя синтез остеобластами белка кости остеокальцина;
3.регулирует процессы минерализации кости;
4.увеличивает реабсорбцию солей кальция и фосфора в почечных канальцах;
5.активизирует мышечные сокращения путем активации кальциевых рецепторов в мышцах;
6.обладает иммуномодулирующим и антипролифератив- ным эффектом, увеличивая активность фагоцитоза, синтез ин- терлейкинов-1 и -2, интерферона.

Дефицит витамина D в организме приводит к недостаточности кальция. Низкий уровень кальция в крови стимулирует повышенную выработку паратгормона паращитовидными железами.

Функции паратгормона:
1.способствует вымыванию солей кальция из костей в кровь;
2.стимулирует функцию остеокластов и резорбцию кости;
3.тормозит синтез коллагена в активных остеобластах кости;
4.стимулирует реабсорбцию кальция и магния в почечных канальцах;
5.повышает экскрецию фосфатов и бикарбонатов с мочой, вызывая метаболический ацидоз.

Накопление в сыворотке крови кислых продуктов метаболизма одновременно с понижением уровня фосфора нарушает функцию центральной и вегетативной нервной системы и повышает их возбудимость. С гипофосфатемией при рахите связывают размягчение костей и развитие миотонии.
Третьим основным регулятором фосфорно-кальциевого обмена является тиреокальцитонин – гормон щитовидной железы.

Функции тиреокальцитонина:
1.усиливает отложение Са в костной ткани, ликвидируя все виды остеопороза;
2.снижает активность и количество остеокластов.

Тиреокальцитонин действует в организме как антогонист паратгормона.Классификация.
Классификация по МКБ-10:
Е55. Недостаточность витамина D.
Е55.0. Рахит активный.
Е55.9. Недостаточность витамина D неуточнснная.
Е64.3. Последствия рахита.

В настоящее время для постановки клинического диагноза мы руководствуемся классификацией, предложенной в 1990 г. методическими рекомендациями Министерства здравоохранения СССР (табл. 28).Таблица 28. Классификация рахита
Периоды заболевания
1.Начальный
2.Разгара
3.Восстановления
4.Остаточных явлений

Степень тяжести
1.Легкая
2.Средней тяжести
3.Тяжелая

Характер течения
1.Острое
2.Подострое
3.Рецидивирующее

Варианты клинического течения
1.Кальцийпенический
2.Фосфопеннческий
3.Без отклонения содержания кальция и фосфора в кровиКлиническая картина.
Начальный период начинается с 1,5–2 месяцев жизни, длительность – от 2–3 недель до 2- 3 месяцев. Проявляется следующими клиническими симптомами:
1.центральная и вегетативная нервная система – беспокойство, пугливость, раздражительность, нарушение сна, потливость, красный дермографизм, срыгивания;
2.кожа – повышенная влажность, снижение тургора, «упорная» потница облысение затылка;
3.костно-мышечная система – податливость краев родничка склонность к запорам, гипотония мышц.

Период разгара начинается с 4–6-месячного возраста, длительность – от нескольких месяцев до года Проявляется следующими клиническими симптомами:
1.центральная и вегетативная нервная система – усиление потливости, нарастание общей слабости, отставание в психомоторном развитии;
2.мышечная система – мышечная гипотония, запоры, раз-болтанность суставов, «лягушачий живот», высокое стояние диафрагмы, слабость сокращения диафрагмы ведет к застойным явлениям в системе воротной вены, увеличению печени и селезенки;
3.костные изменения – краниотабес, уплощение затылка, квадратная форма черепа увеличение лобных и затылочных бугров, «олимпийский лоб», «седловидный нос», запаздывание сроков прорезывания зубов и нарушения прикуса деформация грудной клетки, искривления длинных трубчатых костей, плоскорахитический таз, искривления позвоночника, «нити жемчуга» в межфаланговых суставах пальцев, «четки» на ребрах, позднее закрытие родничков и черепных швов.

Период восстановления начинается, как правило, на 2-м году жизни и проявляется следующими симптомами:
1.нервная система – улучшение общего самочувствия, исчезновения симптомов нарушения;
2.костно-мышечная система – уменьшение мышечной гипотонии, сохранение костных деформаций, повышенная подвижность суставов, множественный кариес и дефекты эмали зубов.

Период остаточных явлений определяется со 2–3-го года жизни и проявляется следующими симптомами:
1.нервная система – при перенесенном рахите тяжелой степени часто отмечается эмоциональная лабильность, неустойчивость психики к стрессам, неврозоподобные реакции, навязчивые состояния;
2.костно-мышечная система – сколиоз, плоскостопие, пло-скорахитический таз, отставание в росте, кариес, нарушения прикуса, остеопороз;
3.иммунная система – снижение синтеза интерлейкинов-1 и -2, фагоцитоза, продукции интерферона, склонность к частым респираторным инфекциям, недостаточная экспрессия а,-антигена, реализующая предрасположенность к аллергии, склонность к онкологическим заболеваниям;
4.другие органы – нарушение моторики ЖКТ, гепатолие- нальный синдром, гипополивитаминоз, анемии.

При рахите легкой степени тяжести клиническая картина характеризуется нарушениями со стороны центральной и вегетативной нервной системы, незначительными изменениями со стороны костно-мышечной системы. Симптомы сохраняются в течение 2–3 недель и угасают или прогрессируют.
При рахите средней степени тяжести более выражены костно-мышечные изменения, наблюдаются гипохромная анемия и гепатолиенальный синдром.
Для рахита тяжелой степени, наряду с вышеизложенными симптомами, характерны осложнения деятельности со стороны сердечно-сосудистой и легочной систем, вторичный иммунодефицит, отставание в физическом развитии.
Острое течение рахита чаще встречается в первом полугодии жизни у детей, родившихся с массой тела более 4 кг. Характерно быстрое нарастание симптомов, преобладание процессов остеомаляции.
Подо строе течение отличается более медленным развитием, преобладанием процессов гиперплазии остеоидной ткани, чаше встречается у детей, получивших с профилактической целью недостаточное количество витамина D.
Рецидивирующее течение характеризуется сменой улучшения и ухудшения симптоматики.
При кальципеническом варианте течения наблюдаются костные деформации с преобладанием процессов остеомаляции, изменения нервно-мышечной возбудимости, расстройства вегетативной нервной системы, снижение кальция в крови.
Фосфоропенический вариант характеризуется выраженной мышечной гипотонией, вялостью, заторможенностью, костными деформациями с преобладанием остеоидной гиперплазии, слабостью связочно-суставного аппарата, снижением в крови уровня неорганического фосфора.
Вариант без отклонений в содержании кальция и фосфора протекает с нерезко выраженными симптомами гиперплазии остеоидной ткани при нормальном содержании кальцияи фосфора в крови.Диагностика.
В начальном периоде рахита уровень кальция и фосфора в крови в норме или умеренно снижен, щелочная фосфатаза крови повышена, выявляются метаболический ацидоз и гиперфосфатурия. Уровень наиболее значимого метаболита витамина D – кальцидиола (25(OH)-D) в сыворотке крови ниже 25 нмоль/л. Рентгенологические изменения отсутствуют.
Для определения уровня кальция в моче используется качественная реакция Сулковича: реактив Сулковича смешивают с мочой ребенка в пропорции 1:2 и по интенсивности помутнения определяют содержание в моче солей кальция. Чем больше выделяется кальция с мочой, тем интенсивнее ее помутнение. При рахите реакция Сулковича отрицательная.
В период разгара со стороны лабораторных данных наблюдаются гипокальциемия, гипофосфатемия, увеличение щелочной фосфатазы, метаболический ацидоз, гиперфосфатурия, гипохромная анемия, отрицательная реакция мочи по Сулковичу, гипокальциурия. На электрокардиограмме – снижение вольтажа зубцов, удлинение интервала PQ, удлинение желудочкового комплекса и увеличение систолического показателя. На рентгенограммах костей выявляются: остеопороз, бокаловидные расширения метафизов, размытость и нечеткость зон предварительного обызвествления.
В период восстановления уровень кальция в крови умеренно понижен или в пределах нормы, нормализуется щелочная фосфатаза и фосфор в крови, может наблюдаться метаболический алкалоз. На рентгеногр шмах костей – неравномерное уплотнение зон роста кости, снижение числа ядер окостенения.
Дифференциальный диагноз рахита проводят со следующими заболеваниями:
1.рахитоподобные наследственные заболевания (фосфат- диабет, болезнь де Тони – Дебре – Фанкони, почечный тубуляр- ный ацидоз, гипофосфатазия, гиперфосфатазия, первичная хондродистрофия);
2.врожденный витамин-D-зависимый рахит (псевдодефицитный гипокальциемический рахит);
3.вторичный рахит при заболеваниях почек, синдроме мальабсорбции, полигиповитаминозах, хронических инфекционных процессах, болезнях обмена веществ (цистинурия, тирозинемия) и гипотирозе, а также индуцированный длительным применением противосудорожных средств.

Для врожденных заболеваний характерно: начало заболевания чаще отмечается на 2-м году жизни; отягощенная наследственность, прегрессирование костной симптоматикина фоне приема обычных лечебных доз витамина D.Лечение.
Лечение рахита состоит из нескольких этапов:
1.организация режима и питания;
2.нормализация фосфорно-кальциевого обмена;
3.ликвидация метаболических нарушений;
4.коррекция вегетативных расстройств.

Организация режима и питания включает в себя прогулки на свежем воздухе, физическую активность, солнечные инсоляции, сбалансированный, полноценный рацион питания с обогащенной витаминами и микроэлементами пищей.
С целью нормализации фосфорно-кальциевого обмена, процессов остеогенеза и ликвидации дефицита витамина D назначают препараты витамина D. Лечебной дозой витамина считается 2000–5000 ME в течение 30–45 дней. В дозе 5000 ME его назначают, как правило, при выраженных костных изменениях, высокой активности процесса После достижения терапевтического эффекта (нормализация активности щелочной фосфатазы, уровня кальция и неорганического фосфора в крови) дозу витамина D снижают до профилактической (400–500 МЕ/сут), которую ребенок продолжает получать ежедневно в течение 2 лет и в зимнее время на 3-м году жизни.
Детям из групп риска (часто болеющие, плохие бытовые условия) проводят противорецидивное лечение витамином D в дозе 2000–5000 ME в течение 3–4 недель через 3 месяца после окончания основного курса лечения.
Витамин D выпускается в виде масляного, спиртового и водного раствора животного (D3) или растительного (D,) происхождения. Наиболее рациональным считается применение водного раствора витамина D3

Современная классификация лекарственных препаратов на основе витамина D выглядит следующим образом:
1.нативные витамины – холекальциферол (вигантал, витамин D3), эргокальциферол (витамин D2);
2.структурные аналоги витамина D2 (печеночные метаболиты) – дигидротахистерал (тахистин), 25(OH)-D3 (кальцидиол),
3.активные метаболиты витамина D-l-a (OH)-D3 (альфа- кальцидал), 1–1-а 25(OH)-D3 (кальцитриол, рокальтрол).

Специфическая активность этих препаратов различна. В настоящее время считается, что наиболее безопасны в плане передозировки и не требуют дополнительного приемапрепаратов кальция лекарственные формы витамина D последней группы. Эти препараты имеют многоплановое влияние на костную ткань, быстро действуют, легко дозируются, хорошо выводятся из организма, не требуют гидроксилирования в почках и предотвращают потерю костной ткани.
Одновременно с витамином D назначают препараты кальция, особенно детям, находящимся на естественном вскармливании и недоношенным, – по 0,25–0,5 г 1–2 раза в день (глюконат кальция) и 0,05–0,1 г 2–3 раза в день (глицерофосфат кальция). Препараты кальция применяют в первом и втором полугодиях жизни в течение 2–3 недель, при этом необходимо учитывать содержание кальция в пище.
Для улучшения усвоения солей кальция и фосфора, повышения реабсорбции фосфора в почечных канальцах и усиления обызвествления хрящевой ткани рекомендуется цитратная смесь (Ac. citrici 2,1; Natrii citrici 3,5; Aq. destilat. 100) по 1 чайной ложке 3 раза в день в течение 10–15 дней.
Для нормализации функции паращитовидных желез и уменьшения вегетативных нарушений рекомендуют аспаркам (панангин) по 1 драже 1–2 раза в день внутрь или 1% раствор магния сульфата из расчета 10 мг/кг магния в сутки в течение 3- 4 недель. Магнийсодержащие препараты особенно показаны детям с проявлениями экссудативно-катарального диатеза.
Для стимуляции метаболических процессов назначают калия оротат в дозе 10–20 мг/сут за 1 час до кормления в 2 приема в течение 3–4 недель. Препараты оротовой кислоты усиливают биосинтез кальцийсвязывающего белка, поэтому назначение их патогенетически оправдано; карнитина гидрохлорид (детям раннего возраста 20% водный раствор препарата по 4- 12 капель 3 раза в день в течение 1–3 месяцев).
Для стимуляции энергетического обмена у больных рахитом тяжелой степени тяжести (фосфоропенический вариант) показано введение АТФ по 0,5–1 мл внутримышечно 1 раз вдень в течение 15–30 дней.
Коррекцию вегетативных расстройств проводят после окончания медикаментозного лечения детям старше 6 месяцев в виде лечебных ванн. Легковозбудимым детям рекомендуют хвойные ванны. Детям пастозным, вялым, малоподвижным назначают солевые ванны. После ванны ребенка нужно облить пресной водой. Солевые ванны применяют с осторожностью при экссудативно-катаральном диатезе. При наличии экссуда- тивно-катарального диатеза рекомендуют ванны с отварами трав (подорожник, череда, корень аира, ромашка, кора дуба). Бальнеолечение проводится 2–3 раза в год. Назначаются массаж и гимнастика.
Для контроля эффективности лечения рахита используется исследование уровня кальция в моче с помощью реакции Сулковича.Профилактика.
В женском и коровьем молоке витамин D содержится в очень небольшом количестве (40–70 МЕ/л), которое не покрывает потребности растущего организма. Поэтому дети раннего возраста нуждаются в дополнительном поступлении витамина D.
Профилактика рахита подразделяется на неспецифическую и специфическую, антенатальную и постнатальную.
Неспецифическая антенатальная профилактика должна включать соблюдение режима дня, прогулки на свежем воздухе, рациональное питание во время беременности с достаточным количеством пищи, богатой витаминами, микроэлементами, содержащими витамин D, – печень трески, тунца, яичный желток, растительное масло, ростки пшеницы; продукты с большим содержанием кальция – сыр, петрушка, сгущенное молоко, курага, творог.

Физиологические суточные потребности в витамине D определяются, по данным ВОЗ, следующим образом:
1.для взрослых – 100 ME;
2.для детей – 400 ME;
3.для беременной или кормящей женщины – 1000 ME.

Специфическая антенатальная профилактика витамином
Dпроводится беременным женщинам из группы риска по развитию рахита с 28–32 недель беременности в дозе 1000–1500 ME в течение 8 недель, независимо от времени года.
Неспецифическая профилактика рахита новорожденным детям предусматривает режим дня, достаточный двигательный режим, прогулки на свежем воздухе, грудное вскармливание, закаливание. При переводе на искусственное вскармливание необходимо рекомендовать адаптированные молочные смеси, содержащие профилактическую дозу витамина D.
Специфическая профилактика рахита доношенным детям, находящимся на грудном вскармливании или вскармливании неадаптированными смесями, назначается с 3–4-недельного возраста в течение первых 2 лет жизни в осенне-зимне-весенний периоды с перерывом на летние месяцы. Профилактическая доза составляет 400–500 ME витамина D ежедневно. Для детей, имеющих факторы риска по развитию рахита, составляется индивидуальный график профилактического приема витамина D.
В настоящее время для профилактики рекомендуется комплексный прием витамина D в составе с другими витаминами и микроэлементами, в особенности с витамином В2, С, А иЕ, цинком, фосфором, магнием, кальцием, которые принимают непосредственное участие в образовании костной ткани («Поливит Бэби», «Биовиталь гель», «Мульти табс», «Джунгли Бэби» и др.).Диспансеризация.
Дети, перенесшие рахит легкой степени тяжести, наблюдаются педиатром до 2 лет, а перенесшие рахит среднетяжелой и тяжелой степени – в течение 3 лет. Все дети подлежат ежеквартально осмотру; 1 раз в 3 месяца ребенку назначается обследование мочи на содержание кальция (реакция мочи по Сулковичу).
По показаниям педиатр может назначить биохимическое исследование крови (определение содержания кальция, фосфора и щелочной фосфатазы), рентгенографию костей, проконсультировать ребенка у ортопеда, хирурга.
Рахит не является противопоказанием для профилактических прививок. После окончания лечения витамином D ребенок может быть вакцинирован.
Гипервитаминоз D
Гипервитаминоз D – полиорганное заболевание с нарушением всех видов обмена веществ в связи с интоксикацией витамином D. Чаще возникает при передозировке витаминаD и при его индивидуальной непереносимости у детей старше 3 месяцев жизни, находящихся на искусственном вскармливании.Классификация.
Код по МКБ-10
Е67.3. Гипервитаминоз D.Клиническая картина.
Основными признаками гиперви- таминоза D являются: анорексия, рвота, беспокойство ребенка, диарея, сухая шелушащаяся кожа с желтушным оттенком, остановка нарастания массы тела, повышение температуры тела, нарушение функции сердечно-сосудистой системы, почек, печени, гиперкальциурия, гипофосфатемия, гипокалие- мия. гипомагниемия. Впоследствии образуются кальцинаты во всех органах и тканях.Диагностика.
Для диагностики гипервитаминоза D используется реакция мочи по Сулковичу, которая дает резко положительный результат. Осложнениями перенесенного гипервитаминоза могут быть склерозирование различных органов и сосудов, ранний выраженный атеросклероз, коартация аорты, стеноз легочной артерии, уролитиаз, ХИН и др.Лечение.
При гипервитаминозе D необходимо прекратить прием витамина D, провести форсированный диурез, кортико- стероидотерапию, назначить антагонист витамина D – витамин А(5–10.000 МЕ/сут), фенобарбитал, витамины ? и С, синтетический тиреокальцитонин (миокапьцик) по 5–10 ЕД/кг, слабительные препараты, адсорбенты. Из рациона больных нужно исключить продукты, содержащие много кальция (молочные). Назначается растительная пища и злаковые, связывающие кальций и способствующие его выведению.
Спазмофилия
Спазмофилия (рахитическая тетания) – заболевание, сопряженное с рахитом, характеризующееся тоническими и то- нико-клоническими судорогами вследствие гипокальциемии.Классификация.
Код по МКБ-10
R29.0.Тетания.Клиническая картина.
Клинически различают скрытую и манифестную формы на фоне выраженного рахита.

Скрытая форма характеризуется судорожным сокращением мышц при механическом или электрическом раздражении:
1.быстрое сокращение мышц щеки при поколачивании пальцем между скуловой дугой и углом рта (симптом Хвостека);
2.судорожное сокращение кисти в виде «руки акушера» при сдавлении нервно-сосудистого пучка в области плеча (симптом Труссо);
3.быстрое отведение стопы при ударе ниже головки малоберцовой кости (симптом Люста);
4.остановка дыхания на высоте вдоха при легком уколе кожи (у здоровых детей – учащение и углубление дыхания) (симптом Маслова);
5.сокращение мышц локтевого сгиба при раздражении нерва в этой области гальваническим током силой менее 5 мА, в норме – более 5 мА (симптом Эрба).

Манифестная форма имеет следующие проявления.
1.Ларингоспазм – легкий или полный спазм голосовой щели, при котором отмечаются цианоз, пучеглазие, потоотделение, длительностью от нескольких секунд до 1–2 мин.
2.Карпопедальный спазм происходит за счет тонического сокращения мышц стопы и кистей. Характерны «рука акушера», стопы в состоянии резкого плантарного сгибания.
3.Приступ тонико-клонических судорог с потерей сознания, гиперрефлексия, парестезия; снижение уровня ионизированного кальция в сыворотке крови; респираторный либометаболический алкалоз.
4.На ЭКТ – удлинение интервала QT.

Указанные признаки развиваются вследствие гипокальциемии на фоне ярко выраженного рахита, судорожный синдром возникает весной вследствие повышенного образования эрго- кальциферола в коже ребенка Это приводит к усиленной реаб- сорбции фосфатов, вызывающей на фоне дефицита витамина D еще большее снижение уровня кальция в крови. Кроме того, при различных заболеваниях, сопровождающихся высокой лихорадкой, а также при асфиксических состояниях, которые провоцируют возникновение спазмофилии в большей мере, чем солнечная инсоляция, нередко наблюдаются алкалоз и снижение содержания магния в крови, что является причиной значительного уменьшения уровня ионизированного кальция. Кроме того, при рахите снижается функция паращитовидных желез. Все эти факторы вместе взятые и составляют основные причины повышеннойвозбудимости и тетании.
Клиническое течение зависит от формы спазмофилии. Скрытая (латентная) форма предшествует манифестной, и только провоцирующие факторы (плач, повышение температурытела, асфиксия и др.) приводят к развитию манифестной формы, при которой наблюдаются тонико-клонические судороги.
Чем меньше ребенок, тем тяжелее протекает болезнь. У детей раннего возраста может наблюдаться эклампсия (на фоне тонико-клонических судорог возникает потеря сознания).
У больных с аллергической настроенностью (экссудативно- катаральный диатез, кожный или респираторный аллергоз) наблюдается ларингоспазм. После приступа дети засыпают, но такие приступы могут повторяться.
У детей старше года бывает обычно только карпопедальный спазм.
Диагностика. Для постановки диагноза используют лабораторные и инструментальные методы исследования: общий анализ крови и мочи (норма); содержание кальция, магния (снижено), калия, натрия (норма), фосфора (повышено). КЩС (алкалоз).
Необходимо дифференцировать спазмофилию от судорожного синдрома другой этиологии. Решающим в постановке диагноза является клиническая картина основного заболевания – рахита.Лечение.
Лечение спазмофилии включает следующие мероприятия.
1.Купирование судорожного синдрома противосудорож- ными препаратами (0,5% раствор седуксена – 0,1 мл/кг внутримышечно, 20% раствор ГОМК – 0,5 мл/кг внутримышечно, 25% раствор сульфата магния – 0,25 мл/кг внутримышечно).
2.При ларингоспазме следует обеспечить доступ свежего воздуха, поднести к носу нашатырный спирт, который раздражает слизистую оболочку носа, корень языка и заднюю стенку глотки.
3.Восстановить уровень кальция в крови введением 10% раствора глюконата кальция из расчета 0,5 мл/кг внутривенно медленно.
4.Ликвидировать алкалоз пероральным назначением 3–5% раствора хлорида аммония по 1 чайной ложке 3 раза в день, провести витаминотерапию.
5.Назначить лечебную дозу витамина D после восстановления уровня кальция в крови.
Глава 3. Болезни старшего детского возраста.
Заболевания системы крови
Заболевания системы крови у детей являются одной из основных проблем здравоохранения во всем мире. Это обусловлено различными причинами, в том числе и ухудшением экологической обстановки, гае внешнесредовые факторы могут служить мутагенами и приводить к возникновению он ко гематологи чес кой патологии.
Распознавание, лечение и профилактика гематологичеких болезней невозможны без знаний закономерностей кроветворения и возрастных особенностей, присущих детскому организму.
Гемопоэз (кроветворение) – процесс создания клеток периферической крови путем митотической пролиферации и специфической дифференцировки молодых кроветворных клеток, которые в процессе созревания необратимо утрачивают способность к делению.

Становление гемопоэза формируется в онтогенезе и делится на два вида:
1.внеэмбриональное (желточный проток, хорион и пупочный канатик – с 3-й по 8-ю неделю гестаций);
2.эмбриональное и фетальное (с 5-й по 40-ю неделю). В течение этого периода центральными органами кроветворения являются печень (5–20-я недели) и костный мозг (18–40-я недели).

Эмбриональный тимус закладывается на 10-й неделе и с конца 12-й недели функционирует как центральный орган Т-лимфоцитопоэза.
В селезенке гемопоэз начинается с 12-й недели гестации, где в это время имеются признаки миелоидного и лимфоидного кроветворения, а с 20-й недели в ней превалирует лимфопоэз.
В эмбриональных лимфоузлах происходит незначительная доля лимфопоэза. В качестве плацдарма для дифференцировки лимфоидного пула они начинают функционировать после рождения.
С момента рождения ребенка процесс кроветворения осуществляется только в костном мозге, который располагается в полостях всех костей до 3-летнего возраста (как губчатых, так и трубчатых). Затем вследствие липолизации к 20 годам кроветворный костный мозг находится только в губчатых костях (грудина, лопатки, подвздошные кости).

Согласно современной теории кроветворения, существует семь классов клеток в зависимости от их морфофункцио- нальных характеристик.
1. Iкласс – универсальные родоначальные стволовые клетки.
2. IIкласс – полипотентные клетки-предшественницы мие- лопоэза и лимфопоэза.
3. IIIкласс – бипотентные клетки-предшественницы.
4. IVкласс – унипотентные клетки-предшественницы.
5. Vкласс – морфологически распознаваемые клетки, пред-ставленные лимфо-, миело-, эритро- и мегакариобластами (распознаются морфологически, иммунофенотипически и ци- тохимически).
6. VI-VIIкласс – созревающие и зрелые клетки, имеющие короткий период жизни и не способные к пролиферации и дифференцировке в другом направлении.

Регуляция гемопоэза осуществляется гемопоэтическими факторами роста и цитокинами. активность его определяется потребностью в клетках какой-либо линии. В настоящее время можно считать доказанным, что при повышенной потребности в отдельных клетках крови наряду с основным кроветворением происходит и параллельное, шунтовое,обеспечивающее дополнительную быструю продукцию каждого из рядов кроветворения и имеющее самостоятельные клетки-предшественницы.
Возрастные особенности показателей периферической крови у детей. Кровь новорожденного ребенка характеризуется высоким содержанием эритроцитов (Ег) 5,7–7-1012/л и гемоглобина (Hb) 170–240 г/л. В течение периода новорожденности уровень НЬ и число Ег постепенно снижаются, и к концу 1-го месяца жизни Ег составляют 4,0–5,0–10|2/л, НЬ 140–160 г/л.У новорожденных отмечается анизоцитоз эритроцитов (диаметр – от 3,25 до 10,25 мкм), чаще, чем в старшем возрасте, встречаются Ег с диаметром 8–8,2 мкм. Кровь новорожденных также характеризуется повышенным содержанием ретикулоцитов (от 10 до 150%о), могут встречаться и единичные нормо- бласты. К концу 1-й недели количество ретикулоцитов снижается до 4–10%о и является стабильной величиной во все последующие возрастные периоды. Цветовой показатель составляет 1,0–1,1, тромбоциты – от 140 до 450–109/л, отмечается анизоцитоз тромбоцитов. Количество лейкоцитов выше, чем у взрослых, и колеблется от 10–109/л до 20–109/л, максимальный лейкоцитоз наблюдается в первые часы после рождения, к концу 1-й недели – 10–109/л, к 1 месяцу – приблизительно 12–109/л.
В лейкоцитарной формуле при рождении преобладают ней- трофилы (60–65%) с возможным сдвигом влево до метамиело-цитов и даже миелоцитов. К концу первых суток количество нейтрофилов начинает уменьшаться, а лимфоцитов увеличиваться, и в 4–7 дней жизни происходит их выравнивание (первый физиологический перекрест) – по 45%. Относительное количество лимфоцитов в периферической крови новорожденного 25–30% с дальнейшим увеличением (наряду с уменьшением нейтрофилов). Из нейтрофильного ряда исчезаютнезрелые элементы, он представлен сегментоядерными и в небольшом количестве (2–6%) палочкоядерными клетками. Содержание моноцитов – 4–10%, эозинофилов в первые часы после рождения от 1 до 10%, но затем количество их снижается (1- 4%). Базофилы можно встретить в периферии сразу после рождения, в более старшем возрасте – очень редко. Возможно наличие в гемограмме новорожденных единичных плазматических клеток, СОЭ низкая – 0–2 мм/ч.
Снижение Еr и Нb, начавшееся в периоде новорожденности, продолжается у детей первых месяцев жизни, достигая в 3 месяца минимума – «физиологическая анемия», т. е. связанная с ростом ребенка и развитием; Еr могут снижаться до 3*1012/л, а НЬ – до 100 г/л (обусловлено незрелостью эритроидного ростка). Сформировавшаяся при этом тканевая гипоксия интенсифицирует продукцию эритропоэтинов, и сначала уровень ретикулоцитов, а затем уровень эритроцитов и гемоглобина начинает восстанавливаться. Во втором полугодии количество эритроцитов и гемоглобина увеличивается (4,0–3,5–1012/л Ег, 110–130 г/л НЬ), к концу 1-го года жизни становится относительно постоянным (Ег 3,5–5*1012/л, НЬ 120–160 г/л). Тромбоциты после окончания периода новорожденности составляют 180–350-109/л, исчезает их анизоцитоз. С 4–6 месяцев в лейкоцитарной формуле ребенка преобладают лимфоциты (60–65%), нейтрофилы составляют 25–30% и представлены в основном сегментоядерными клетками. В возрасте 4–5 лет наступает второй физиологический перекрест, после которого продолжается снижение количества лимфоцитов и увеличение нейтрофилов, окончательное их соотношение (нейтрофилов 60–65% и лимфоцитов 25–30%) устанавливается в препубертатном и пубертатном периоде. После года количество лейкоцитов на гемограмме детей – 4–9-109/л (как и у взрослых). СОЭ к 1 году составляет 4–6 мм/ч, у детей старшего возраста – 8–14 мм/ч.
Анемии
Наиболее частой гематологической патологией, встречающейся в детском возрасте, является анемия.
Анемия – это состояние, характеризующееся уменьшением содержания гемоглобина и (или) количества эритроцитов в единице объема крови, приводящее к нарушению снабжения тканей кислородом. Поскольку в организме происходит постоянное образование эритроцитов и их распад, под анемией понимают нарушение баланса эритроцитов, т. е. снижение интенсивности образования или повышение деструкции либо сочетание обоих процессов.
В англо-американской литературе предлагают считать анемией у детей первых 2 лет жизни (по окончании периода новорожденности) снижение НЬ менее 100 г/л и Ht ниже 31%, в России эти показатели составляют соответственно у детей дошкольного возраста менее 110 г/л и школьного менее 120 г/л, гематокритного показателя ниже 35% и количества Ег менее 4,0–10|2/л. В Республике Беларусь количество НЬ ниже 120 г/л принято считать анемией, независимо от возраста.Классификация.
Существуют разные подходы к классификации анемий, но наибольшее распространение получил патогенетический, предусматривающий разделение анемий по ведущему механизму их возникновения и развития, согласно которому все анемии делятся на пять больших групп.

Постгеморрагические анемии (вследствие как наружных, так и внутренних кровопотерь):
• острые;
• хронические.

Анемии вследствие недостаточности эритропоэза:
1.наследственные и врожденные (конституциональные) апластические анемии;
2.приобретенные:
• идиопатические;
• аутоиммунные;
• транзиторные (апластические состояния).

Дефицитные анемии (вследствие дефицита гемопоэти- ческих факторов):
• железодефицитные;
• белководефицитные;
• витаминодефицитные (В,2, фолиевая кислота С, Е и др.);
• дефицит микроэлементов (медь, цинк, магний);
• смешанные.

Гемолитические анемии (ГА):
1.неиммунные ГА:
*врожденные и наследственные:
• мембранопатии: микросфероцитоз, стоматоцитоз, эллип- тоцитоз (овалоцитоз);
• ферментопатии: дефицит глюкозо-6-фосфатдегидроге- назы (Г-6-ФД), пируваткиназы и др.;
• гемоглобинопатии: серповидноклеточная анемия (Hb-S), талассемии;
*приобретенные:
• Е-витаминодефицитная анемия новорожденных;
• токсические (отравление солями тяжелых металлов, ок- сидантами, ядами);
• болезнь Маркифавы – Микели (пароксизмальная ночная гемоглобинурия);
• ДВС-синдром;
• механические повреждения эритроцитов (маршевая ге-моглобинурия, протезы клапанов и сосудов);
2.иммунные ГА:
• изоиммунные (гемолитическая болезнь новорожденных, посттрансфузионная, посталлотрансплантационная);
• трансиммунные (трансплацентарная передача AT от матери, больной АИГА);
• гетероиммунные (медикаментозные, бактериальные, вирусные, паразитарные);
• аутоиммунные (АИГА).

Анемии смешанного генеза:
• при острой инфекции, сепсисе;
• при ожогах;
• при опухолях и лейкозах;
• при эндокринопатиях.

Анемии делят на три степени тяжести (в зависимости от уровня гемоглобина и (или) эритроцитов):
1. I (легкая) – НЬ – от 120 г/л до 90 г/л и Еr – 3–3,5–1012/л;
2. II (средней тяжести) – НЬ – 90–70 г/л, Еr – 3,0–2,5- 10,2/л;
3. III (тяжелая) – НЬ – менее 70 г/л, Еr – менее 2,5–1012/л.

По регенераторной способности костного мозга (КМ) – оценивается по количеству ретикулоцитов:
1.норморегенераторная (5–50%о);
2.гипорегенераторная (менее 5%о);
3.гиперрегенераторная (более 50%о).

По величине (мкм) и объему Еr (MCV, фл):
1.нормоцитарные (диаметр Еr – 7,2–7,9 мкм, ср. MCV – 75–100 фемтолитров (1фл = 10~15);
2.макроцигарные (диаметр Еr – более 9 мкм, MCV – более 100 фл);
3.микроцитарные (диаметр Еr – менее 6 мкм, МСV – менее 75 фл).

По величине цветового показателя (ЦП):
1.нормохромные (0,85–1,0);
2.гипохромные (менее 0,8);
3.гиперхромные (более 1,1).

По средней концентрации НЬ в Ег (МСНС г/дл) Г
1.нормохромные – 32–36 г/дл;
2.гипохромные – менее 32 г/дл;
3.гиперхромные – более 36 г/дл.
Железодефицитная анемия
Железодефицитная анемия (ЖДА) является наиболее распространенной анемией в детском возрасте. Этой патологией страдают 1,8 млрд населения земного шара и, по данным ВОЗ, она может быть названа социально значимым заболеванием.
Физиологическая потребность детского организма в железе приблизительно 1 мг/сут (0,7–1,2 мг). Больше железа требуется беременным и кормящим женщинам (приблизительно3 мг/сут), спортсменам, людям, занятым тяжелым физическим трудом, а также в пубертатном периоде и пр. Железо распространено в организме неравномерно: 2/3 – в НЬ эритроцитов (циркулирующий пул, или фонд). Железо, переносимое транспортным белком трансферрином, составляет около 1% (транспортный пул). В организме человека имеется около 70 ферментов, содержащих железо (трансферрин, лактоферрин и др.). Для медицинской практики чрезвычайно важны запасы (депо) железа, находящиеся в печени, селезенке, костном и головном мозге и составляющие 1/3 всего его количества.
Физиологические потери железа происходят с потом, калом, во время пищеварения, с волосами, ногтями. Всасывается железо строго лимитировано (2–2,5 мг/сут), избыток уходит «транзитом». Необходимо помнить, что содержание железа в продуктах питания должно превышать суточную потребность минимум в 10 раз, так как из пищи усваивается не более 10% железа (из мясной продукции), из растительной – не более 4%. Максимальное всасывание железа – из женского молока (около 15%) благодаря наличию лактоферрина – железосодержащего гликопротеина, обеспечивающего транспорт железа в ткани и являющегося фактором неспецифической иммунной защиты.
Богаты железом животные продукты – мясо кролика, нутрии, телятина, свинина (мясо птиц беднее, мясо курицы вообще не содержит железа); рыба морская и океаническая, икра (в речной рыбе железа почти нет); ливер животных (печень, почки).
Растительные продукты, богатые железом: яблоки, курага, хурма, морковь, смородина, репа, свекла, кабачки, тыква, томаты, виноград (больше красный); крупы – гречневая, рисовая, овсяная. Один киви содержит суточный набор всех необходимых микроэлементов.
Для утилизации железа необходима кислая среда (соки, морсы). Снижают его усвоение щелочи, животные жиры, алкоголь, кофе, чай, обволакивающие продукты и препараты.Этиология.
К развитию ЖДА приводят:
1.хроническая постгеморрагическая ЖДА (девочки-подростки);
2.алиментарный фактор – количественный и качественный дефицит железа (вскармливание коровьим молоком, которое крайне бедно железом (1 -0,5 мг/л) при 10% усвоении; позднее и нерациональное введение прикормов);
3.повышенный расход железа (занятия спортом, акселерация, физический труд);
4.недостаточный исходный уровень железа (недоношенность, многоплодная беременность, анемия и другие заболевания матери во время беременности);
5.резорбционная недостаточность (синдром нарушенного всасывания и заболевания желудочно-кишечного тракта);
6.перераспределительная недостаточность (при острых и хронических заболеваниях);
7.нарушение транспорта железа (гипо- и атрансферри- немии).

Установлено, что развитие дефицита железа имеет четкую стадийность. Выделяют последовательно развивающиеся стадии: прелатентный дефицит железа; латентный дефицит железа; железодефицитная анемия.Классификация.
По МКБ-10
Д50. Железодефицитная анемия.Клиническая картина.
Выделяют два основных синдрома.
1.Общеанемический – слабость, утомляемость, сонливость, тахикардия, бледность, могут быть обмороки, мелькание мушек перед глазами и т. д. – обусловлен гипоксией органов и тканей и его выраженность прямо пропорциональна степени тяжести анемии.
2.Сидеропенический – сухая кожа, участки шелушения на коленях и локтях, сухие ломкие волосы с повышенным выпадением, койлонихии, бугристость, белые черточки на ногтях, атрофический ринит и глоссит, стоматиты, дисфагия с диспеп- тическими изменениями, извращение вкусов и запахов (pica chlorotica): поедание глины, мела (геофагия), льда (погофагия), ангулярный стоматит (заеды в углах рта), мышечная слабость (отставание в моторном развитии), слабость сфинктеров, отеки век по утрам, «сидеропенический» субфебрилитет, астеновеге- тативные нарушения, снижение местного иммунитета (повышенная заболеваемость респираторными и кишечными инфекциями).Диагностика.
Диагностическими критериями ЖДА являются:
1.снижение сывороточного ферритина (СФ) (норма – мужчины – 50–150 мг/мл, дети до 10 лет и женщины – 20–40 мг/мл);
2.снижение коэффициента насыщения трансферрина железом (КНТ) (норма – 30%);
3.снижение сывороточного железа (СЖ) (норма – 13- 30 мкмоль/л);
4.повышение общей железосвязывающей способности сыворотки (ОЖСС) (норма – 45–70 мкмоль/л);
5.миелограмма – «раздраженный» красный росток.Лечение.
Дети с легкой и средней степенью тяжести анемии лечатся амбулаторно. Им необходимо достаточное пребывание на свежем воздухе, диета с максимальным содержанием мясных и овощных блюд, свежих фруктов и ягод или фруктовых соков (в зависимости от сезона), уменьшением молочных и углеводистых блюд.

Показаниями для стационарного лечения являются:
1.отсутствие эффекта от амбулаторного лечения в течение 2–3 недель;
2.анемия тяжелой степени;
3.анемия, развившаяся на фоне другой соматической патологии (ВПС, нефриты, коллагенозы и др.);
4.анемия у детей из социально неблагополучных семей (нет уверенности в выполнении рекомендаций врача).

Основные принципы лечения ЖДА сформулированы Л. И. Идель- соном.
1.ЖДА никогда не купируется диетой.
2.Терапия ЖДА должна проводиться преимущественно оральными препаратами.
3.Терапия ЖДА не должна прекращаться после нормализации уровня гемоглобина.
4.Гемотрансфузии при ЖДА должны проводиться только строго по жизненным показаниям.

Патогенетическим методом лечения является ферротерапия.
Прием препаратов производится за 30 мин до еды или через 1 ч после еды (таблетки не дробить и не делить). Курс лечения в полной дозе – от 3–4 недель до 1,5–2 месяцев (нормализация НЬ и Ег) и поддерживающая терапия столько же времени в половинной дозе.
Доза железа для взрослых и детей старше 10 лет – 2-Ь мг/кг не зависимо от степени тяжести (100–150 мг/сут). Доза для детей приведена в табл. 29.Таблица 29. Суточная доза препаратов железа для детей в зависимости от степени тяжестиВозрастСтепеньлегкаясредняятяжелая0–3 года5мг/кг6–7 мг/кг10мг/кг4–10 лет3–5 мг/кг5мг/кг6–7 мг/кг

Одновременно принимаются хелаторы железа (аскорбиновая кислота, рибофлавин, пиридоксин, препараты меди).
Контроль содержания железа – после пятидневного перерыва с момента последнего введения препарата железа.

Препараты железа для приема внутрь:
1.сиропы и капли (гемофер, орферон, резоферон, фероса- нол, интрафер, актиферин, мальтофер, феррум-Лек, тотема);
2.таблетки, драже, капсулы (ферроплекс, ферропат, кон- ферон, тардиферон, феросол, калтрейт, каферид, ферамид, мальтофер, феррум-Лек);
3.комбинированные препараты с витаминами (ви-фер, фефол-вит, ировит, фенюльс, минеравит, фесовит).

Показания для парентерального введения:
1.органические заболевания желудочно-кишечного тракта;
2.тяжелая ЖДА;
3.синдром мальабсорбции;
4.неэффективная оральная терапия в течение 4–6 недель;
5.непереносимость оральных препаратов (тошнота, рвота).

Осложнения: абсцессы, некрозы, шок, аллергическая реакция.
Курсовая доза (КДП, мг) рассчитывается по следующей формуле:

масса тела (кг) • (78–0,35-НЬ).

Суточная доза препаратов (СДП) для парентерального введения:
1. 1–12 месяцев – до 25 мг/сут;
2. 1–3 года – 25–40 мг/сут;
3.старше 3 лет – 40–50 мг/сут.

Количество инъекций = КДП:СДП.

Инъекционные препараты (феррум-Лек, эктофер, фербитол, ферковен, имферон, декстрафер) лучше использовать не ежедневно, а с интервалом 1–2 дня. Вводить их необходимо глубоко внутримышечно на 0,5% растворе новокаина.
Показаниями для гемотрансфузий при ЖДА являются кли- нико-инструментальные признаки нарушения центральной гемодинамики, геморрагического шока, анемической прекомы, гипоксического синдрома, а также массивная острая кровопо- теря (переливание донорской крови и ее компонентов – инструкция по применению Минздрава РеспубликиБеларусь, 2003) В педиатрии предпочтение отдается эритроцитарной массе или отмытым эритроцитам в дозе – 10–15 мл/кг, детям старшего возраста – 150–250 мл.
Диспансерное наблюдение осуществляется в течение 1 года участковым педиатром (анемия легкой и средней тяжести) и гематологом (тяжелая анемия).
Гемолитические анемии
Гемолитические анемии являются следствием повышенного распада эритроцитов. По МКБ-10 – D 55–59. Гемолитические анемии. Распространение гемолитических анемий различное. Среди славянского населения чаще встречается анемия Минковского – Шоффара (2,2 случая на 10 000 населения), реже – эллиптоцитоз и дефицит глюкозо-6-фосфатдегидроге- назы, а гемоглобинопатии еще реже.
Наследственный микросфероцитоз (анемия Минковско- го-Шоффара) – семейная гемолитическая анемия, в основе которой лежит генетически обусловленная аномалия структуры мембраны эритроцитов с трансформацией в сфероциты, повышенной проницаемостью мембран Ег, что делает возможным проникновение в них воды и натрия, потерю АТФ и дальнейшее разрушение.Классификация.
По МБК-10
D 59.Наследственная ми- кросфероцитарная анемия.Диагностика.
Диагностическими критериями являются:
1. OAK:микроцитарная, гиперхромная, гиперрегенераторная анемия;
2.эритроцитометрия (кривая Прайс – Джонса) – увеличение количества микросфероцитов более 10% и увеличение сферического индекса эритроцитов;
3.снижение осмотической стойкости эритроцитов (норма – от 0,44–0,48 до 0,36–0,40);
4.БАК: повышение общего билирубина за счет непрямой фракции, сывороточного железа, свободного гемоглобина плазмы;
5.кислотная эритрограмма (удлинение);
6.укорочение жизни эритроцитов,
7.реакция Кумбса (отрицательная);
8.ОАМ: уробилинурия.

Тяжесть заболевания зависит от частоты и тяжести кризов (степень снижения гемоглобина и повышения билирубина). Осложнения – энцефалопатия, поражение печени вплоть до билиарного цирроза, высокий риск желчнокаменной болезни (ЖКБ).
Кроме гемолитического (гиперрегенераторного) криза, может развиваться и гипорегенераторный (гипопластический) криз (анемия без желтухи и ретикулоцитоза) при истощении компенсаторных возможностей КМ на фоне вирусной или бактериальной инфекции.Лечение.
Лечение может быть консервативным и хирургическим.
Консервативное лечение включает соблюдение режима и диеты, профилактику кризов, лечение кризов и осложнений (гемосидероза, нарушения функции печени и др.).

На амбулаторно-поликлиническом этапе показаны следующие мероприятия.
1.Соблюдение диеты (стол № 5).
2.Назначение гепатопротекторов и мембраностабилизирующих средств (эссенциале, кокарбоксилаза, витамины А, Е, В2, Ву Вь, В15, липоевая кислота).
3.Использование индукторов микросомальных ферментов (зиксорин – 10–20 мг/кг, реже фенобарбитал – 5 мг/кг).
4.Применение фолиевой кислоты по 1 мг/сут в период гемолитического криза (дефицит фолатов за счет ускоренного обмена эритроцитов может привести к ярко выраженной мега- лобластной анемии).

С учетом склонности к ЖКБ и холестазу показан мисклерон, холестирамин, желчегонные средства, особенно гидрохолеретики (салицилат натрия, минеральные воды), фитотерапия (препараты валерианы), хофитол. При неэффективности лечения – холецистэктомия.
Основной патогенетический метод лечения – спленэктомия или эндоваскулярная окклюзия селезенки. Показания: синдром гиперспленизма, хроническая выраженная гипербилирубине- мия, частые гемолитические кризы, арегенераторные кризы, ЖКБ. Лучше оперировать после 5–10 лет из-за риска развития сепсиса (перед операцией – вакцинация против пневмококка, менингококка и гемофильной палочки типа В, затем – бицил- линопрофилактика). Для профилактики тромбоза (тромбоциты увеличиваются до 800–1000-109/л) назначают дезагреганты (пентоксифиллин, дипиридамол), антикоагулянты (гепарин, фраксипарин, флегмин).
При нетяжелом гемолитическом кризе лечение основного заболевания дополняют препаратами, усиливающими обмен билирубина (фенобарбитал, зиксорин, желчегонные препараты, внутримышечно витамин Е и АТФ, внутривенно глюкоза с витамином С, кокарбоксилаза). При тяжелом гемолитическом кризе – эритроцитарная масса (отмытые эритроциты) по 10- 15 мл/кг. При декомпенсации – инфузионная терапия (дек- стран – 15 мл/кг, полиглюкин, 10% раствор глюкозы – 15- 20 мл/кг), глюкокортикоиды, сердечно-сосудистые средства, сода, гепарин, дезагреганты, при отеке мозга – диуретики (ман- пит или сорбитап – 0,5–1 г/кг на 10% растворе глюкозы, лазикс – 1 мг/кг), гемодиализ при ОПН.
После купирования криза – стол № 5, витамины (А, Е, С, Вь), желчегонные (гидрохолеретики) и растительные (хофитол) препараты, гепатопротекторы.
При перегрузке железом назначается десферал (дефероксамин) или эксиджад (деферазирокс).
При арегенераторном кризе показан строгий постельный режим, внутривенное капельное введение 5–10% раствора глюкозы с цитохромом С, рибофлавином, внутримышечное введение витамина Е – 10–20 мг/кг, Вп, Вь, фолиевой кислоты, анаболические стероиды, карнитин, стероиды, при дальнейшем снижении гемоглобина и декомпенсации переливают отмытые эритроциты, подобранные с помощью реакции Кумбса – 7–10 мл/кг.
Апластические анемии
Апластические анемии (АА) делятся на наследственные и приобретенные – имеет место панцитопения с депрессией кроветворения в костном мозге без признаков гемобластоза.

По МКБ-10
D 60-D 64.Апластические анемии.

Наследственные АА: Фанкони, Блекфана – Даймонда, Эстре- на – Дамешека.
Приобретенные АА.Этиология.
Возможными этиологическими факторами приобретенных А А являются:
1.биологические вещества: вакцины (корь, эпидемический паротит), гамма-глобулины;
2.лекарства: транквилизаторы, НПВС, аспирин, левомице- тин, антидепрессанты, противодиабетические, противотирео- идные, противотуберкулезные средства;
3.химические агенты (препараты золота, соли тяжелых металлов, лаки, краски);
4.радиационные факторы;
5.психические и физические травмы;
6.вирусы (парвовирусы, герпес, Эпстайна – Барра, гепатит В, С, цитомегаловирусы, корь, эпидемический паротит) бактерии и грибы;
7.аутоиммунные;
8.идиопатические (70–80%).

По течению АА делятся на сверхтяжелые, тяжелые, нетяжелые.
Приобретенные АА могут возникнуть в любом возрасте, но чаще в 5–10 лет, болеют преимущественно мальчики.Клиническая картина.
На первом месте – геморрагический синдром (геморрагии на коже, кровотечения, кровоизлияние в мозг, сетчатку, инфаркт). Он часто опережает анемический синдром. Инфекционный синдром обусловлен гранулоцитопенией и нейтропенией.

Апластические анемии отличаются от лейкозов тем, что нет лимфаденопатии, гепатоспленомегалии и бластов в периферической крови и костном мозге.Диагностика.
Миелограмма: снижение клеточности и в разной степени угнетение ростков кроветворения. При постановке диагноза обязательно проводится костномозговая пункция из трех мест (две подвздошные кости и грудина) и трепанобиопсия.
Культуральные исследования – 10 мл костного мозга делится на культуры и анализируется, какие колониестимулирующие факторы подействуют в лечении.
Биохимические исследования фондов железа – клеток мало, а железа много – развивается гемосидероз (снижение продолжительности жизни эритроцитов до 20 дней).
Иммунологические исследования – из любого субстрата.Лечение.
При лечении АА учитывают следующие принципы.
1.Соблюдение диеты (стол № 5).
2.Выбор режима зависит от уровня цитопении (при глубокой степени – боксовый).
3.Назначают специфическую терапию.

Иммуносупрессивная терапия существляется по протоколам, в основном применяют четыре препарата:
1.антилимфоцитарный глобулин {АЛГ) или антитимоци- тарный глобулин (АТГ) по 15 мг/кг в виде 8–10-часовой инфузии ежедневно (№ 10);
2.циклоспорин А – 5–10 мг/кг внутрь ежедневно в 2 приема (3–6 месяцев);
3.глюкокортикостероиды (метипред).

В лечении также используют колониестимулирующие факторы (КСФ), эритропоэтин, интерлейкины, проводят заместительную терапию (переливание компонентов крови), назначают андрогены (активируют эритропоэтин), анаболические стероиды.
Хирургическое лечение предусматривает трансплантацию костного мозга; спленэктомию.
Если нет эффекта – назначают цитостатики (терапия отчаяния).
Прогноз. Зависит от удачной трансплантации костного мозга, летальность остается высокой (сверхтяжелые – 80–90%, тяжелые – 50–70%); только 15% больных находятся в ремиссии более 5 лет.
Причинами летального исхода служат септические осложнения – 50%; геморрагический синдром – 40%; другие – 10%.
Приблизительно 3–5% апластических анемий трансформируются в острые лейкозы.
Гемобластозы
Лейкозы занимают 3-е место среди всех опухолей (1-е место – рак молочной железы, 2-е – рак гениталий) и 1 -е место – среди злокачественных новообразований (ЗН) детского возраста (27,7% – у мальчиков и 24,3% – у девочек). Уровень заболеваемости в Европе составляет 3,4–4,0 случая на 100 000 человек, в Японии – 4,6–7,2, в США – 4,2 для европейской и2,43 – для африканской популяции, в Республике Беларусь – 4,2 случая на 100 000 детского населения. Максимум заболеваний приходится на возраст 3–4 года (МДС – 5–10 лет). В структуре смертности от ЗН у детей, как и в структуре заболеваемости, также лидируют лейкозы, составляя более 35%, с относительным преобладанием у детей младшей возрастной группы (более 60%).
Помощь детям с онкогематологической патологией в Республике Беларусь оказывается в Республиканском научно-практическом центре детской онкологии и гематологии (г. Минск). Благодаря успехам этого центра в лечении самих лейкозов и осложнений проводимой терапии, в нашей республике отмечается снижение как абсолютного количества умерших, так и стандартизированных показателей смертности. На фоне снижения смертности от лейкозов наблюдается увеличение общей выживаемости. Так, показатель одногодичной выживаемости увеличился с 64,5% в начале 1990-х гг. до 87,5% в 2001–2006 гг., показатель пятилетней выживаемости – с 44,0 до 74,7%, а десятилетней – с 39,8 до 63,2% соответственно.
В основном у детей встречаются лимфолейкозы, так как лимфоидная ткань имеет наибольшее «напряжение» в детском возрасте.
Классификация. Согласно Международной классификации детского рака (ICCC-3, 2005), группа I (лейкозы, миело- пролиферативные заболевания и миелодиспластические синдромы) разделена на пять подгрупп:
1. 1а – лимфоидные лейкозы;
2. 1b– острые миелоидные лейкозы;
3. 1c– хронические миелопролиферативные заболевания;
4. 1d– миелодиспластические синдромы (МДС) и другие миелопролиферативные заболевания;
5. 1е – неуточненные и другие уточненные лейкозы.

Лейкозы можно классифицировать по следующим признакам.
1.Стадии заболевания:
• начальная (З-б месяцев);
• развернутых клинический проявлений – «период разгара»;
• ремиссии;
• выздоровления (5 лет ремиссии);
• стадия рецидива заболевания;
• терминальная – некурабельный этап с неэффективной полихимиотерапией, прогрессирование лейкоза с истощением нормального кроветворения и летальным исходом.
2.Формы рецидивов:
• костномозговая;
• внекостномозговая;
• комбинированная.

Рецидив может быть ранним – развивается в период до 6 месяцев после окончания лечения и поздним – отмечается более 6 месяцев.Клиническая картина.
Проявления лейкоза разнообразны, но всегда имеются четыре синдрома:
1.гиперпластический – инфильтрация бластными клетками лимфатических узлов, печени, селезенки, почек и т. д., ней- ролейкоз;
2.анемический – нормохромная, нормоцитарная анемия, особенно тяжелая при эритромиелозе;
3.геморрагический – угнетение мегакариоцитарного ростка – тромбоцитопения и тромбоцитопатия, при промиелоци- тарном лейкозе – ДВС-синдром;
4.интоксикационный – синдром «лизиса» опухоли: повышенная температура, вялость, снижение аппетита утомляемость, сонливость.Диагностика.
Для правильной диагностики лейкоза проводят следующие исследования:
1.общий анализ крови;
2.миелограмма (бласты более 30%);
3.цитохимический анализ – уточнение варианта лейкоза;
4.иммунофенслгипирование;
5.цитогенетические исследования;
6.биохимические исследования (определение щелочной фосфатазы, ЛДГ, мочевой кислоты, фосфора, кальция, железа, АлАТ, АсАТ, мочевины, креатинина и др.);
7.люмбальная пункция (цитоз, наличие бластов);
8.коагулограмма;
9.рентгенография;
10.компьютерная томография;
11.УЗИ брюшной полости;
12.определение бакносительства с кожи, слизистых, мочи;
13.общий анализ мочи;
14.вирусологическое обследование (гепатиты, герпес, ЦМВ, вирус Эпстайна-Барра).Лечение.
Включает следующие четыре этапа:
1.индукция ремиссии;
2.консолидация;
3.поддерживающая терапия;
4.противорецидивное лечение.

Существует несколько программ лечения (протоколов). В Республиканском научно-практическом центре детской онкологии и гематологии используются модифицированные протоколы BFM (Berlin – Frankfurt – Mdnster) для различных групп больных и вариантов лейкоза (Минск-Москва). Основа лечения – полихимиотерапия. Благодаря внедрению таких протоколов в лечение больных в РНПЦ удалось значительно увеличить продолжительность ремиссии и случаев выздоровления, а также снизить продолжительность химиотерапии до 2 лет вместо 5 лет.
Особенности современной полихимиотерапии – интенсификация, способствующая максимальной эрадикации лейкозных клеток и профилактика осложнений, которые бывают специфическими (побочные действия каждого цитостатика описаны в инструкциях) и неспецифическими (инфекционные и неинфекционные (цитостатическая болезнь). Основа профилактики этих осложнений – сопроводительная терапия (антибактериальная, противовирусная, противогрибковая и т. д.). Очень важным элементом является заместительная терапия (переливание препаратов крови по показаниям).
Новые методы лечения: трансплантация костного мозга, введение колониестимулирующих факторов.
Применяются также иммунологические методы лечения: введение интерферонов, интерлейкина-2, вакцины BCG.
Геморрагические диатезы
Геморрагические диатезы – заболевания, характеризующиеся синдромом кровоточивости.

По МКБ-10
D69.Геморрагические диатезы.

Среди них различают следующие.
1.Вазопатии:
• наследственные – болезнь Рандю – Ослера, Элерса – Дан- лоса, синдром Луи – Бар;
• приобретенные – геморрагический васкулит и другие виды аллергических васкулитов, симптоматические васкулиты при коллагенозах, пищевых и медикаментозных аллергозах и др.
2.Тромбоцитопении и тромбоцитопатии.
3.Коагулопатии (дефицит одного из факторов свертывания – гемофилия А, В, С, гипо- и афибриногенемия и т. д.).
Геморрагический васкулит
Геморрагический васкулит (болезнь Шенлейна–Геноха, микротромбоваскулит, капилляротоксикоз) – одно из самых распространенных и широко известных геморрагических заболеваний.

По МКБ-10
D69.0.Геморрагический васкулит.

Относится к иммунокомплексным заболеваниям и характеризуется повреждением микрососудов циркулирующими иммунными комплексами (ЦИК) с последующим множественным микротромбообразованием в сосудах кожи, суставов и внутренних органов.
Возможными этиологическими факторами являются: перенесенные острые инфекционные заболевания (бактериальные, вирусные и др.); обострение хронических очагов инфекции; аллергическая настроенность организма; вакцины; лекарственные препараты; укусы насекомых; переохлаждение; физические и эмоциональные перегрузки.
Заболевание встречается у детей в возрасте от 6 месяцев до 14 лет (чаще 2–8 лет) и регистрируется с частотой 20–25 случаев на 100 ООО детского населения. Мальчики болеют чаще, чем девочки (2:1). Заболеваемость выше в весенний и зимний периоды.Клиническая картина.
Принято различать следующие основные синдромы геморрагического васкулита: кожный, суставной, абдоминальный с кишечной коликой и кровотечением, почечный – от транзиторной гематурии до острого гломе- рулонефрита с исходом в хроническую почечную недостаточность (XI1H). Посткапилляротоксический нефрит составляет 15% всех нефритов и 3–5% ХПН. Реже встречается поражение сердца, легких, мозга.
Кожный синдром характеризуется папуло-геморрагической сыпью на коже с тенденцией к локализации на разгибательных поверхностях конечностей, в области крупных суставов, ягодиц и исключительно редко – на лице, шее, области груди и живота, возможен слабый зуд, жжение.
Суставной синдром манифестирует 3–5 дней и может спонтанно редуцировать.
Абдоминальный синдраи характеризуется болями в животе, рвотой, диареей, связанной с геморрагическими высыпаниями и микрокровотечением, изменением в слизистой кишечника, брюшной полости.
Почечный синдром протекает по типу острого или хронического гломерулонефрита с микрогематурией (реже макрогематурией), цилиндрурией, редко – артериальной гипертензией.
Церебральный синдром проявляется головной болью, заторможенностью, раздражительностью, плаксивостью, парестезиями, невралгиями, миалгиями, асимметричностью сухожильных рефлексов, симптомами поражения черепных нервов, эпилептическими припадками, потерей сознания, зрения, парезами и другими симптомами, связанными с отекоммозга и мелкими кровоизлияниями в вещество мозга.
Легочный синдром характерезуется стенозирующим ларинготрахеитом, обструктивным бронхитом, разнокалиберными хрипами, возможны легочные кровотечения.
Кардиальный синдраи проявляется приглушением тонов, тахикардией или брадикардией, систолическим шумом, изменениями на ЭКГ.
Кожный синдром встречается в 100% случаев, почечный – 22–65%, суставной и абдоминальный – 62–70%, остальные – 1–3%. Почечный синдром может присоединиться через 1–3 недели, абдоминальный в 30% случаев предшествует кожному, что затрудняет диагностику и может служить причиной необоснованного оперативного вмешательства.Лечение.
Проводится обязательная госпитализация, независимо от формы заболевания и степени тяжести. Необходим строгий постельный режим, который отменяют через 5–7 дней после последнего высыпания.
Рекомендуют элиминационную диету с исключением облигатных и индивидуальных аллергенов (стол № 5, 10, 20), а также продуктов, способствующих ускорению перистальтики кишечника (свежие овощи и фрукты, соки и морсы). При абдоминальном синдроме показана инфузионная терапия, парентеральное питание, прием щелочной дегазированной воды («Ес- сентуки-4», «Славянская», «Минская», «Боржоми», «Нарзан») или кипяченой воды. При выраженном болевом абдоминальном синдроме, рвоте, кишечном кровотечении может быть назначен голод на 1–3 дня.

Медикаментозная терапия включает назначение:
1.энтеросорбентов (карболен – 1 таблетка на 1 год жизни, бе- лосорб, полифепан – 0,5–1 г/кг, смекта), курс лечения 2 недели;
2.дезагрегантов (курантил (дипиридамол) – 3–5 мг/кг, трен- тал (пентоксифиллин) – 10–20 мг/кг, тиклид – 100–250 мг/сут, ибустрин – 200–400 мг/сут), длительность терапии – 3–4 недели;
3.антикоагулянтов (гепарина) при абдоминальном, почечном, тяжелом кожном синдромах и явлениях гиперкоагуляции – внутривенно титрованием через линеомат или подкожно при легкой степени тяжести – 100–300 ед/кг, средней – 300–500 ед/кг, тяжелых – 500–800 ед/кг от 7–10 дней до 4–6 недель, обязательно определение уровня антитромбина Ш (AT) и его коррекция (свежезамороженной плазмой – 10–15 мл/кг 2 раза в неделю). Хороший эффект достигается при назначении низко-молекулярных гепаринов (фраксипарин, фрагмин);
4.инфузионной терапии (глюкоза, физиологический раствор) – корригируют реологию крови и ОЦК;
5.антигистаминных препаратов при выраженном аллергическом компоненте, лучше – 2–3-го поколения (цетиризин, ло- ратодин, телфаст), курс лечения – 7–14 дней. Неоправданно назначение кальция, рутина и аскорбиновой кислоты, так как они усиливают гиперкоагуляцию и агрегацию тромбоцитов;
6.глюкокортикоидов (ГК) при молниеносном течении, не-кротических высыпаниях на коже, нефрите, поражении ЦНС – из расчета 0,5–1 мг/кг (по преднизолону) в течение 2–3 недель с постепенной отменой по 5 мг через 1–3 дня или пульс-терапия (солумедрол – 30 мг/кг (не более 2,0 г), внутривенно 30-минутной инфузией в течение 3 дней, метилпреднизолон – 15–20 мг/кг 3–5 дней (в сочетании с гепаринами));
7.цитостатиков при неэффективности вышеперечисленных препаратов (винкристин – 1,5 мг/м2 1 раз в неделю, курс – 3–5 инъекций, 6-меркаптопурин – 20 мг/м2 в течение 3–5 недель);
8.антиметаболитов (азатиоприн – 2–2,5 мг/кг), курс – от 10 недель до 6 месяцев;
9.плазмафереза: повышение ЦИК, молниеносное течение, частые рецидивы некротического, нефротического или абдоминального синдрома, поражение ЦНС (замена ОЦК в объемеот 40–50 до 60–70%).

Проводят санацию хронических очагов инфекции.
Осложнения: кишечная инвагинация, перфорация кишечника с развитием перитонита, панкреонекроз, почечная недостаточность.Прогноз.
Неблагоприятен при тяжелых почечных проявлениях с исходом в ХПН, purpura Fulmiformis.
Диспансерное наблюдение. Проводят наблюдение у гематолога и педиатра при стойкой ремиссии в течение 2 лет, при почечной форме – 5 лет.
Узелковый периартериит
Узелковый периартериит – заболевание, относящееся к группе системных васкулитов. При этом заболевании воспаление захватывает только артерии мелкого и среднего калибра, поражение сосудов легких отмечается менее чем у 10% больных.Клиническая картина.
Для данного заболевания характерны внезапное появление одышки, свистящего дыхания, кашля, кровохарканья, боли в боку. Среди других проявлений следует отметить лихорадку, артериальную гипертонию, хроническую почечную недостаточность, сердечную недостаточность, нейропатию, миалгию, мышечную слабость, боли в животе.Диагностика.
Эозинофилия выявляется лишь у 20–30% больных. Заболевание сопровождается анемией, лейкоцитозом, повышением СОЭ и уровня IgE в сыворотке, снижением концентрации компонентов комплемента, нарушением функции почек.
На рентгенограммах грудной клетки определяются быстро исчезающие ограниченные затемнения, очаговые тени, иногда с просветлением в центре, плевральный выпот. Компьютерная томография с высоким разрешением позволяет обнаружить аневризмы легочной артерии.Лечение.
При лечении узелкового периартериита назначают кортикостероиды в высоких дозах, например преднизолон по 1 мг/кг сут внутрь в течение 2 месяцев. По мере улучшения состояния дозу снижают. Одновременное назначение цикло- фосфамида в дозе 2 мг/кг сут внутрь способствует более быстрому наступлению ремиссии, но из-за высокого рискаинфекционных осложнений препарат назначают только в тех случаях, когда лечение преднизолоном неэффективно. Прогноз в целом неблагоприятный, 5-летняя выживаемость составляет 60–75%. При поражении нескольких органов прогрессирова- ние происходит быстрее, в большинстве таких случаев смерть наступает в течение 3 месяцев с момента постановки диагноза.
Синдром Черджа – Стросса
Синдром Черджа – Строе также относится к группе системных васкулитов. Для него характерно поражение артерий и вен мелкого и среднего калибра, эозинофильная инфильтрация сосудистой стенки.Клиническая картина.
В продромальной фазе заболевание может годами протекать в виде классического аллергического ринита и бронхиальной астмы. В следующей фазе появляются синуситы и общие симптомы: лихорадка, повышенная утомляемость, похудание на фоне приступов одышки. Характерна также моно- или полинейропатия. Поражаются сосуды кожи, сердца, ЦНС, почек, но ХПН обычно не развивается. Нередко возникают эозинофильные гастроэнтериты. Эозинофилия свыше 10% от общего числа лейкоцитов выявляется у 95% больных. Характерны анемия, лейкоцитоз, повышение СОЭ и уровня IgE, снижение концентрации компонентов комплемента.
На рентгенограммах грудной клетки определяются быстро исчезающие ограниченные затемнения, очаговые тени, иногда с просветлением в центре, плевральный выпот. Компьютерная томография с высоким разрешением позволяет обнаружить аневризмы легочной артерии.Лечение.
Проводится так же, как и лечение узелкового пе-риартериита.
ТромбоцитопенииКлассификация.
По МКБ-10
D69.1–3. Тромбоцитопенни.

Тромбоцитопенни бывают нескольких видов.
1.Первичные:
• иммунная тромбоцитопеническая пурпура (ИТП, болезнь Верльгофа);
• наследственные;
• трансиммунные (трансплацентарная передача антитромбоцитарных антител плоду от матери, больной тромбоцитопенией);
• изоиммунные.
2.Вторичные (чаще у детей): при инфекционных болезнях, аллергических реакциях, коллагенозах, ДВС-синдроме, злокачественных новообразованиях, врожденных аномалиях сосудов и обмена веществ, а также при болезнях, сопровождающихся гиперспленизмом.
3.По течению подразделяются на острые (до 6 месяцев) и хронические (более 6 месяцев) с частыми или редкими рецидивами. ч
4.По клинической форме – сухие (кожный геморрагический синдром – пурпура) и влажные (пурпура в сочетании с кровоизлияниями на слизистых оболочках и различными кровотечениями).
Иммунная тромбоцитопеническая пурпура
Иммунная тромбоцитопеническая пурпура (ИТП, болезнь Верльгофа) – генерализованное геморрагическое состояние с низким числом тромбоцитов в крови, но с нормальнымили повышенным количеством МгКЦ, без спленомегалии или других заболеваний, сопровождающих тромбоцитопению.

По МКБ-10
D69.3.Иммунная тромбоцитопеническая пурпура.

На 100 000 населения приходится 4,5 лиц мужского и 7,5 лиц – женского пола (девочки пубертатного возраста заболевают в 2 раза чаще). У детей встречается с максимальной частотой в 3–7 лет без половых различий.Клиническая картина.
Типичными изменениями для ИТП являются кровотечения (носовые, десневые, из лунки зуба, у девочек пубератного периода – метроррагии), кровоизлияния во внутренние органы и мозг редки.
Характерные особенности ИТП у детей: полихромность ге- моррагий; полиморфность (от петехий до экхимозов); несим-метричность высыпаний; спонтанность возникновения (пре-имущественно по ночам).Лечение.
Больным детям с ИТП показана экстренная госпитализация и строгий постельный режим, особенно с влажной пурпурой. Диета – с устранением облигатных и факультативных аллергенов. Противопоказаны средства, нарушающие агрегацию тромбоцитов (аспирин, бутадион, индометацин, анальгин, кофеин, карбенициллин, нитрофураны).
Аминокапроновая кислота (0,15–1 г/кг 4 раза в сутки) и другие средства, улучшающие адгезивно-агрегационные свойства тромбоцитов: адроксон, этамзилат (дицинон), пантоте- нат кальция, хлорофилАин натрия, АТФ, препараты магния (если нет ДВС-синдрома). Фитотерапия (тысячелистник, пастушья сумка, крапива двудомная, зайцегуб опьяняющий,зверобой, земляника лесная) применяют в периоде реконвалесценции и в амбулаторных условиях.
Интерферон альфа2 (реаферон, интрон А) эффективен при ИТП у 72,5% больных (у 15% детей – эффект полный). Детям до 5 лет доза препарата составляет 500 000 МЕ/сут, 5–12 лет – 1 млн МЕ/сутки и старше 12 лет – 2 млн МЕ/сутки. Препарат вводят внутримышечно 3 раза в месяц. Хотя результаты лечения надо расценивать лишь через 6–7 недель, у большинства больных эффект отмечают уже через 2 недели. Терапия интерферонами – наиболее щадящий метод лечения, показана при пурпуре вследствие вирусных инфекций, рефракторной ИТП.
Специфическую терапию ИТП проводят иммуноглобулинами (IG) для внутривенного введения: бериглобулином, сандо- глобулином, веноиммуном, гаммовинилом, гаммабебе, анти-D-иммуноглобулинам. Лечению подлежат дети с влажной пурпурой и уровнем тромбоцитов менее 20*107л. Иммуноглобулины в дозе 0,5 г/кг (10 мл 5% раствора на 1 кг) вводят внутривенно капельно в течение 4 ч, 5–7 инъекций при острой пурпуре, 3–5 инъекций при хронической пурпуре. При отсутствии эффекта назначают гл ю ко ко рти ко иды (ГК) – 1–2 мг/кг (по преднизолону) в течение 2–3 недель с последующим умень-шением дозы и отменой препарата. Иногда эффективна пульс- терапия ГК. Девочкам с массивными маточными кровотечениями показаны гормональные противозачаточные препараты.
Больным с рефрактерной к стероидам формой назначают синтетический андроген даназол, проводят плазмаферез. Детям с тяжелым течением и частыми рецидивами показанаспленэктомия. При неэффективности – иммунодепрессанты {винкристин – 1,5 мг/м: 1 раз в неделю).
Гемофилия
Гемофилия – коагулопатия с рецессивным, сцепленным с Х-хромосомой наследованием: дефицит активности фактора VIII – гемофилия А, фактора IX – гемофилия В, фактора Ро-зенталя (XI) – гемофилия С и фактора Хагемана – гемофилия D. Болеют гемофилией мужчины, а женщины являются кондукторами и передают ее своим сыновьям.

Триада гемофилии:
1.рецессивное сцепленным с полом наследование;
2.нарушение 1-й фазы свертывания крови;
3.идентичное клиническое течение с поражением суставов и формированием гемартрозов и анкилозов.

Гемофилия А встречается с частой 1:8000 мужского населения. По МКБ-10 – D 66. Гемофилия А. Ген, кодирующий синтез обеих субъединиц VIII фактора, локализован на Х-хромосоме У 25–30% больных гемофилия является следствием спонтанной мутации. Заболеваемость гемофилией в мире составляет 6,6–18 случаев на 100 000 жителей мужского пола или 1,2 случая – на 10 000 новорожденных мальчиков. Из них на гемофилию А приходится 87–94%, В – 4–12%, С – 1–2%. Гемофилия А и В встречается в основном у мальчиков, а гемофилия С – с одинаковой частотой, независимо от пола. Показатель заболе-ваемости в Республике Беларусь составляет 6,3; 1,6; 0,45 случаев для гемофилии А, В и С соответственно на 100 000 детского населения (Т. И. Козарезова, Л. И. Волкова).
Тип гемофилии зависит от вида дефицитного фактора. При гемофилии А отмечается дефицит VIII фактора свертывания, при гемофилии В – IX фактора, при гемофилии С – XI фактора.
Степени тяжести гемофилии определяются уровнем дефицитного фактора в крови: легкая степень – 5–10%; среднетяже- лая – 1–5%; тяжелая – менее 1%; латентная – свыше 10%.Клиническая картина.
Гемофилия характеризуется синдромами:
1.геморрагическим (кровоизлияния в суставы, мягкие ткани и подслизистые пространства, ЦНС и внутренние органы; кровотечения – почечные, желудочно-кишечные, носовые, десневые и др.);
2.суставным (артропатии и остеоартрозы);
3.вторичным ревматоидным (утренняя скованность суставов, артралгии);
4.анемическим (слабость, бледность, систолический шум на верхушке сердца, головокружение и др.).Диагностика.
Изучают анамнез, учитывают результаты ге-мограммы и гемостазиограммы, молекулярно-биологических исследований (выявление гена гемофилии), рентгенологическое исследование (определение стадии остеоартрозов).Лечение.
При лечении больного гемофилией необходимо соблюдать следующие правила:
1.внутримышечные инъекции запрещены (препараты вводятся внутривенно либо внутрь);
2.кровотечение любой локализации и тяжести, припухлость и боль в суставе, подозрение на кровоизлияние во внутренние органы – показание к немедленному введению концентрированных антигемофильных препаратов; аналогично нужно поступить при травме с нарушением целостности кожных покровов;
3.больной должен 1 раз в квартал посещать стоматолога, имеющего опыт лечения детей с гемофилией;
4.любые хирургические вмешательства возможны только после введения препаратов антигемофильного глобулина. Для вливаний используют лишь поверхностные вены.

Применяют две программы лечения больных гемофилией:
1.первая программа (для больных тяжелой гемофилией) с и сте м ати ч е с кое трансфузионное лечение;
2.вторая программа (для больных с легкой и средней степенью тяжести) – периодическое симптоматическое трансфузионное лечение (введение антигемофильных препаратовв первые часы после травм и кровотечений).

Местное кровотечение можно купировать давящими повязками и тампонами с гемостатической губкой, охлажденным 5% раствором z-аминокапроновой кислоты (ЕААК), тромбина, протромбина, внутрь ЕААК – 0,1–0,2 г/кг в 4 приема, тампонадой носа или промыванием холодным раствором тром- бща. Внутривенно капельно или струйно (в условиях поликлиники) вводят антигемофильные средства: кргюпреципитат (гемофилия А), суточная доза которого рассчитывается по следующей формуле: А ¦ В/1,3, где А – масса тела больного (кг), В – заданный уровень VIII фактора (%). Содержание VIII фактора в криопреципитате – 4 ед/мл; 1 ед VIII фактора увеличивает его уровень в плазме на 2%, а минимальное количество, необходимое для гемостаза, на 15–20%.
Коммерческие препараты VIII фактора (октави, криобулин, бибулин, профилат, рекомбинат, когёнат) вводят из расчета: количество фактора (мл) = масса тела больного (кг) • заданный уровень VIII фактора (%).
Концентраты IX фактора (октанайн, иммунин, аймафикс) вводят из расчета, что 1 ед/кг повышает уровень IX фактора на 0,8%.
Лечение гемофилии С проводят свежезамороженной плазмой – 10–15 мл/кг 1 раз в день.
При ингибиторной форме гемофилии вводят концентраты факторов протромбинового комплекса (FEIBA, аутоплекс) и фактора VII (Ново-Севен).
В перспективе введение новых методов лечения, создание «мини-органов» – специфических линий гепатоцитов, которые после трансплантации под кожу больным будут синтезировать и поддерживать концентрацию в крови VIII фактора на уровне 15%. Возможен многообещающий проект – имплантация нормальных генов VIII фактора взамен дефектных.
Острые заболевания органов дыхания у детей
Болезни органов дыхания, по официальным статистическим данным, стабильно занимают в нашей стране 1-е место в структуре заболеваемости детей и подростков и составляют 1/2 общей заболеваемости детей и 1/3 – подростков. Многие клинические формы респираторной патологии определяют уровень детской заболеваемости и смертности. Согласно данным ВОЗ, ОРИ и пневмонии были основной причиной летального исхода у детей раннего возраста в XX в. Нередко бронхо- легочные болезни, начавшись у детей, продолжаются в зрелом возрасте, приводят больных к инвалидности, а иногда и к летальным исходам.

Особенности строения и функционирования различных отделов дыхательной системы у детей во многом определяют структуру бронхолегочных заболеваний, особенности течения и исход. К ним относятся следующие.
1.Податливость грудной клетки из-за мягкости ребер обу-словливает склонность к парадоксальному дыханию.
2.«Экспираторное» строение грудной клетки (ребра расположены почти под прямым углом к позвоночнику) ограничивает возможность увеличивать дыхательный объем.
3.Меньшая выраженность дыхательной мускулатуры и высокое стояние диафрагмы, особенно при вздутии кишечника, также резко снижают дыхательный объем.
4.Узкие (до 1 мм) и короткие носовые ходы затрудняют сосание при рините, ухудшают механическое очищение и согревание воздуха при прохождении через них.
5.Хрящи гортани нежные и податливые, их слизистая оболочка богата кровеносными и лимфатическими сосудами, клетчатка рыхлая. Один миллиметр отека слизистой подсвязочного пространства приводит к уменьшению его просвета на 50–75% (у взрослых – на 20%); поэтому отмечается высокая частота возникновения и тяжесть.течения ларингитов, нередко со стенозом гортани.
6.Трахея короткая, воронкообразной формы, слизистая оболочка богато васкуляризирована, нежная, 1/3 трахеи представлена перепончатой частью (у взрослых – 1/5), что приводит к более частому вовлечению ее в процесс при ларингитах и бронхитах и самостоятельному развитию изолированных трахеитов.
7.Бронхи узкие, бронхиолы новорожденных имеют диаметр 0,1 мм (у взрослых – 0,5 мм), отек стенки бронхов на 1 мм усиливает сопротивление воздуху в 16 раз (у взрослых – в 2–3 раза). Меньшее количество эластической ткани, недоразвитие и мягкость хрящей, отсутствие (до 8 лет) вспомогательного тока воздуха у детей с узкими бронхами способствует острой и рецидивирующей обструкции бронхов, заболеванию бронхиолитами, склонности к ателектазам.
8.Правый бронх более широкий и является продолжением трахеи, что приводит к более частому попаданию в него инородных тел.
9.Плевра тонкая, нежная, эластичность ее формируется только к 7 годам, что способствует более частому, чем у взрослых, вовлечению ее в патологический процесс и смещаемости средостения.
10.Относительно слабый кардиальный и выраженный пило- рический сфинктер желудка обусловливают склонность к сры- гиванию и рвоте, что приводит к микроаспирациям и может служить причиной повторных обструкций (исключение ГЭР является обязательным при рецидивах обструкции).
11.Незавершенное развитие придаточных пазух носа (окон-чательно формируются к 5–7 годам) объясняет редкость возникновения синуситов в дошкольном возрасте.
12.Дети более устойчивы к гипоксии и снижению интенсивности окислительных процессов.

Частоту дыхания у детей раннего возраста лучше оценивать во сне, поднося стетоскоп к носу ребенка. Число дыханий в минуту у новорожденных и грудных детей – 40–60, к 1году – 35–40, в 5 лет – 20–25, 10–14 лет – 13–20. Учащенное дыхание без затруднения вдоха и выдоха называется та- хипноэ, а при наличии их – одышкой. По рекомендациям экспертов ВОЗ тахипноэ, или одышкой, следует считать учащение в покое частоты дыхания за 1 мин у детей от 0 до 2 месяцев более 60, 2–12 месяцев – более 50 и 1–4 лет – более 40.
Кашель является одним из симптомов заболеваний дыхательной системы. Если ребенок не кашляет во время осмотра, то его нужно попросить об этом, а у маленьких – вызвать кашель давлением шпателя на корень языка или пальцами на трахею. У детей кашель часто возникает во сне, что связано с заболеванием лор-органов. К примеру, при аденоидите слизь затекает из носоглотки, затрудняет носовое дыхание и приводит к высыханию слизистой оболочки задней стенки глотки и кашлю. Психогенный (привычный) кашель возникает обычно как реакция на стрессовые ситуации в семье и коллективе, он сухой, усиливается, когда на ребенка обращают внимание, и исчезает во сне.
Нередко наблюдается затяжной постинфекционный кашель, который обусловлен гиперчувствительностью кяшлевых рецепторов и очень трудно поддается лечению.
Острые респираторные инфекции
На долю острых респираторных инфекций (ОРИ) приходится 90% всех заболеваний детского возраста. Большинство детей до 3 лет болеют от 2 до 6 раз и более в год. Заболеваемость в городах выше, чем в сельской местности. Дети, проживающие в местности с антропогенным загрязнением воздуха, также болеют чаще (по этому поводу академиком А. Г. Чучалиным введен термин «экологическая пульмонология»).
В настоящее время насчитывается свыше 200 этиологически самостоятельных заболеваний, объединенных в одну группу по двум признакам: по единому механизму передачи возбудителя и по развитию основного патологического процесса в дыхательных путях (ДП) со сходными клиническими проявлениями. Среди них преобладают вирусные инфекции, однако это часто сопровождается дополнительной колонизацией респираторного тракта бактериями и (или) активизацией условно-патогенной пневмотропной флоры в местах облигатного обитания.
Клинические проявления ОРИ и скорость их развития обусловлены как свойствами возбудителей и массивностью инвазии, так и иммунологической реактивностью детскогоорганизма, которая запускает систему защитно-приспособительных реакций. Отсутствие четких патогномоничных клинических признаков респираторных инфекций в зависимости от этиологии затрудняет выбор адекватной лечебной тактики. В то же время проблема гриппа волнует сегодня человечество в связи с появлением высоковирулентных штаммов вируса, которые преодолевают межвидовой барьер, означая, что нам угрожает развитие пандемии.
Все это требует систематизации имеющихся научно-практических данных по проблеме респираторного синдрома у детей для определения единых клинико-диагностических и терапевтических подходов.

Факторы, способствующие распространению ОРИ:
1.сезонность (ОРИ максимально регистрируются в холодное время) связана со скоплением людей в помещениях, худшей вентиляцией. Кроме того, спазм сосудов слизистой оболочки носа приводит к снижению температуры в ней, что способствует проникновению вирусов в организм;
2.тесные контакты (организованные коллективы). В детских стационарах частота перекрестной инфекции – 40–80%;
3.восприимчивость детей к заболеваниям ОРИ (максимальная – с 6 месяцев до 3 лет);
4.роль коллективного иммунитета (75% всего коллектива должны иметь иммунитет). Поэтому отмечается высокая частота заболеваний при начале посещений или перемене дошкольных и школьных учреждений.

Основным путем передачи инфекции считается воздушно- капельный – инфекции верхних дыхательных путей – при чихании, инфекции нижних дыхательных путей (ларингиты,трахеиты, бронхиты, пневмонии) – в основном при кашле.
Другой путь передачи инфекции, что является немаловажным при уходе за маленьким ребенком дома и в лечебном заведении, – через загрязненную кожу. В связи с этим очень важен масочный режим, обработка рук, уборка помещений.Классификация (В. Ф. Учайкин, 2004).
Клинический диагноз ОРИ требует расшифровки с указанием на органное поражение (ринит, фарингит, ларингит и т. д.)
1.Этиология:
• грипп (А, В, С);
• парагрипп;
• аденовирусная инфекция;
• респираторно-синцитиальная (PC) инфекция;
• риновирусная инфекция;
• коронавирусная инфекция;
• реовирусная инфекция;
• энтеровирусная инфекция;
• хламидийная и микоплазменная инфекция;
• бактериальная инфекция (пневмококк, гемофильная палочка типа Ь, стафилококк и др.).
Более редко – цитомегаловирусная и герпес-инфекция.
2.Степени тяжести:
• легкая(включая стертые и субклинические формы) – температура от нормальной до 38,5 «С, симптомы инфекционного токсикоза слабо выражены или отсутствуют;
• средней тяжести-температура 38,5–39,5 °С, инфекционный токсикоз умеренно выражен (слабость, головная боль, бледность, разбитость, СВД, возможен стенозирующий ларин- готрахеит, сегментарный отек легкого, абдоминальный синдром);
• тяжелая-температура 40 °С и выше, выраженный токсикоз (головокружение, резкая головная боль, судороги, рвота, бредовые галлюцинации, особенно при использовании галлюциногенов (дипразин, пипольфен), классический менингоэнце- фалический синдром (серозный), геморрагический синдром;
• гипертоксическая форма(больше при гриппе) – возможны обширные кровоизлияния в различные органы (легкие, кишечник, надпочечники, мозг и др.) с молниеносным течением и возможным летальным исходом.
3.Характер течения:
• гладкое – без осложнений;
• вирус-ассоциированные осложнения (энцефалит, менингит, менингоэнцефалит), невриты, полирадикулоневриты;
• бактериальные осложнения (пневмонии, отиты, синуситы).Клиническая картина.
Основной источник заражения гриппам – человек, но возможно инфицирование и от водоплавающих птиц («куриный грипп»). Типично очень быстрое распространение (по образному выражению Бернета, инфекция при гриппе распространяется «как пожар в прериях»), выраженный геморрагический синдром, вплоть до кровоизлияния в мозг с различными неврологическими осложнениями. Характерна лихорадка до 39–40 °С с признаками инфекционного токсикоза. Поражается дыхательный эпителий – метаплазия слизистойоболочки и бактериальные наслоения ведут к осложнениям (начиная с 2–3 дней, максимально к 5-му дню). Одним из проявлений гриппа может быть стенозирующий ларинготрахеит.
Парагрипп (около 40 серотипов) характеризуется слабовыраженной интоксикацией, температурой 38,5–39 °С, поражением гортани с развитием стенозирующего ларинготрахеита «визитная карточка».
Аденовирусная инфекция (47 серотипов): конъюнктивит, фарингит с синдромом «булыжной мостовой», лихорадка до 39 °С, у детей с лимфатико-гипопластическим диатезом может быть выраженный абдоминальный синдром. Из симптомов интоксикации характерны адинамия, вялость, снижение аппетита, иногда – тошнота, рвота, головная боль, раздражительность, а также жидкий стул (преимущественно у детей первых месяцев жизни). Можно выделить четыре основных клинических симптома данной инфекции:
1.ринофарингит с выраженным экссудативным компонентом, почти всегда – гиперплазия фолликул на задней стенке глотки;
2.конъюнктивиты (одно- или двусторонние катаральные, фолликулярные, пленчатые) – отек век, резкое сужение глазной щели, яркая гиперемия конъюнктив со слизистым отделяемым, возможны кровоизлияния. Пленчатый конъюнктивит – «визитная карточка» аденовирусной инфекции. Пленка вначале тонкая, прозрачная, затем плотная, не распространяется на глазное яблоко, с трудом отделяется, отторгается медленно (до 14 дней). При попытке снять ее появляются сукровичные выделения. Возможны и кератоконъюнктивиты (точечные), которые развиваются в основном у пловцов;
3.увеличение практически всех групп лимфоузлов, в том числе и мезентериальных, с развитием мезаденита, проявляющегося сильными приступообразными болями в животе, нередко симулирующими клиническую картину «острого живота»;
4.увеличение печени и селезенки.

Респираторно-синцитиальная инфекция-основной сезонный вирус у детей 1-го года жизни. Проявляется бронхио- литом («капиллярным бронхитом») с тяжелым обструктивным синдромом (смешанная форма обструкции). Физикальные данные соответствуют пневмонии, однако рентгенологическая картина представлена интерстициальными изменениями в виде ячеистых структур и буллезных вздутий за счет эмфиземы. Часто выявляется ложное увеличение печени и селезенки (результат избыточного вздутия легких, вследствие чего диафрагма опускается ниже). Реже встречаются формы с вовлечением в процесс ЦНС, рвотой, судорогами, головными болями, нарушением сна. Выздоровление наступает обычно через 7- 12 дней, однако возможно рецидивирование с развитием синдрома Маклеода («ватного легкого»). Таких детей относят к группе риска по формированию хронических неспецифических заболеваний легких (ХНЗЛ) и бронхиальной астмы (БА).

Риновирусная инфекция(приблизительно 113 серотипов) появляется неудержимой ринореей на фоне нормальной температуры тела. Необходимо дифференцировать с аллергическим ринитом. У грудныхдетей также может быть бронхиолит. Имеет двухволновой характер распространения с максимальной интенсивностью в осенний и весенний периоды. У детей старшего возраста более чем в 50% случаев наблюдается развитие синуситов. У 5% детей младшего возраста развивается острый средний отит.

Для реовирусной инфекциихарактерно наличие обычного катара верхних дыхательных путей с небольшим нарушением общего состояния ребенка и присоединением дисфункции кишечника. Обращает насебя внимание гиперемия лица, инъекция сосудов склер, конъюнктивит, гиперемия миндалин и задней стенки глотки, слизистое отделяемое из носовых ходов. Возможно увеличение шейных лимфатических узлов, печени и селезенки. Заболевание протекает в течение 8–10 дней и заканчивается благополучно.

Энтеровирусная инфекцияхарактеризуется высокой тем-пературой, головной и мышечной болью, сухим кашлем и насморком с умеренными серозно-слизистыми выделениями, гиперемией и зернистостью нёбных дужек и задней стенки глотки, миалгиями, экзантемами. При тяжелом течении могут развиться серозные менингиты и другие поражения ЦНС. Типична герпангина (наумеренно гиперемированных нёбных дужках, реже – на миндалинах и язычке появляются пузырьки, окруженные красным венчиком, оставляющие после себя эрозии с сероватым налетом). При инфицировании штаммом вируса Коксаки А-21 развиваются типичные признаки поражения ДП – ринофарингит, ОЛТ.

Человеческий метапневмовирусвызывает поражение ДП (от фарингита до пневмонии). При этом заболевании часто наблюдаются явления обструкции ДП. Человеческий метапневмовирус был идентифицирован только в 2001 г. Однако исследование образцов материалов свидетельствует о его циркуляции в популяции с 1950 г., причем пик заболеваемости отмечается в зимне-весеннийсезон. В период подъема заболеваемости роль этого вируса в структуре ОРИ возрастает до 8–10%. У детей младшего возраста клиническими формами этой инфекции чаще являются бронхиолит, острый ларинготрахеит со стенозом гортани, пневмония, протекающие на фоне фебриль- ной температуры. Для школьников более характерны субфе- брильная температура, фарингит, бронхит. Независимо от возраста отмечается сухой навязчивый кашель.

Респираторный микоплазмозпоявляется нарушением движения ресничек мерцательного эпителия. Способность ми- коплазм прикрепляться к эритроцитам и развитие их гемолиза приводит к нарушению микроциркуляции, васкулитам и тромбам. Клиническая симптоматика в начале заболевания гриппо- подобна, преобладают фебрильная температура (38,5–40,0 °С) и интоксикация (озноб, недомогание, снижение аппетита, головная боль, нарушение сна, рвота). Катаральный синдром включает: слизисто-серозный ринит со скудным отделяемым, длительно сохраняющийся (до 2–3 недель), сухой, надсадный, мучительный кашель; слизистые зева, мягкого нёба гипереми- рованы, отечны, иногда – зернисты, наблюдается умереннаягипертрофия миндалин. Происходит постепенное вовлечение в процесс дыхательных путей по нисходящему пути: носоглотка, гортань, трахея, бронхи.

Респираторный хламидиоз-размножение хламидий в альвеолярных макрофагах, гладкомышечных и эпителиальных клетках способствует параличу реснитчатого эпителия, внедрению новых патогенов и развитию микст-инфекций. Отмечается несоответствие между клинически выраженной манифестацией заболевания и степенью интоксикации. Преобладают комбинированныепоражения ВДП (фаринготонзиллит, ларинготрахеит с регионарным лимфаденитом сохраняются 2- 4 недели в виде першения в ротоглотке, чувства инородного тела). Заболевание носит нисходящий характер с развитием бронхита или пневмонии. У 1/3 больных регистрируется об- структивный синдром. Нередко развивается отит или синусит. Основным признаком хламидиоза является навязчивый, сухой, коклюшеподобный кашель, преимущественно в утреннее и дневное время.Диагностика.
Ни одна из описанных выше инфекций не имеет четких патогномоничных клинических признаков, что требует использования методов современной лабораторной диагностики для своевременной расшифровки этиологии заболевания и определения тактики этиотропной терапии.
Надо помнить, что лабораторная диагностика ОРИ осуществляется, как правило, в эпидемических очагах и стационарах, а практикующие врачи чаще используют нозологическую классификацию заболеваний.

В диагностике ОРИ используют:
1.экспрессные методы – прямые и непрямые варианты им- мунохимических (иммунофлюоресцентных) и иммунофер- ментных (иммунопероксидазных) методов обнаружения вирусных антигенов, методы гибридизации и ПЦР для выявления вирусной нуклеиновой кислоты в клетках, полученных из респираторного тракта;
2.оптический иммунный анализ и анализ нейраминидаз- ной активности (имеют экономические преимущества из-за дешевизны, но недостаточно чувствительны и специфичны);
3.серологические и вирусологические методы – для ретро-спективного анализа или расшифровки эпидемических вспышек;
4.культуральный метод – золотой стандарт диагностики, но в последние годы постепенно заменяется молекулярными методами.

Серологические методы не очень информативны в случае острой инфекции (до 30% пациентов с подтвержденной ОРИ являются серонегативными). Исследуют парные сыворотки на наличие AT в реакции связывания комплемента (РСК) или торможения гемаплютинации (PTI A). Высокоспецифичный чувствительный метод ИЦР-диагностики применяется для детекции всех известных возбудителей респираторного тракта у детей. Мультиплексная РТ-ПЦР позволяет идентифицировать от 2 до 9 микроорганизмов одновременно.
Для выделения бактериальной флоры используются как бактериоскопический, так и бактериологический методы ис-следований различного биологического материала (мазки со слизистой ротоглотки, носа, надгортанника, гортани, трахеи, бронхов, мокрота, кровь, плевральная жидкость (встречный иммуноэлектрофорез (ВИЭФ) и латекс-агглютинация).Лечение.
Частота тяжелых форм осложнений при ОРИ невелика. В настоящее время расширены показания к лечению больных в домашних условиях, так как в стационарах нельзя исключить риск повторного инфицирования (суперинфекции), возникновения осложнений, особенно пневмонии (внутри- больничные пневмонии протекают тяжело и являются основной причиной летальности при респираторных заболеваниях). Решая вопрос о месте лечения ребенка с ОРИ, следует учитывать тяжесть состояния пациента, возможность обеспечения ухода, лечения, необходимого обследования в домашних условиях, наличие сопутствующих заболеваний.

Обязательной госпитализации подлежат больные тяжелыми формами заболевания с выраженными синдромами:
1.токсикоза (различными проявлениями);
2.инфекционно-токсического шока;
3.геморрагическим;
4.обструктивным с признаками ДН;
5.сердечно-сосудистой недостаточности;
6.острой почечной недостаточности;
7.респираторным дистресс-синдромом по взрослому типу;
8.острого ларинготрахеита со стенозом гортани 2-й степени и выше.

Показания для госпитализации расширяются по мере уменьшения возраста заболевшего (О. И. Киселев и соавт., 2004).
Основной принцип терапии – ее раннее начало с учетом предполагаемой этиологии и клинической формы заболевания, степени тяжести, наличия осложнений, сопутствующих заболеваний, а также возраста и преморбидного фона ребенка.
Больным, страдающим ОРИ, проводится комплексное лечение (с учетом патогенетических звеньев развития воспалительного процесса). При этом им обеспечивается щадящий режим (с преимущественным пребыванием больного в постели). Температура в помещении, где находится ребенок, не должна быть выше 20 °С, во время сна возможно ее снижение на 3–4 °С. Назначается соответствующая возрасту диета (лучше молоч- но-растительная пища с учетом аппетита, теплое, обильное питье – чай, молоко, «Боржоми»). Суточный объем жидкости увеличивается в 2–3 раза (за исключением больных со стенози- рующим ларинготрахеитом, при котором возможно усиление отека гортани).

Медикаментозное лечение включает назначение лекарственных средств различных фармакологических групп.
1.Противовирусные препараты(эффективны при раннем назначении, в первые часы болезни и не позднее 3–5 дней от начала заболевания):
• человеческий лейкоцитарный интерферон (ЧЛИ) по 0,25 мл в каждый носовой ход через 1,5–2 ч или 2 раза в день для профилактики;
• грипферон (рекомбинантный интерферон) – в такой же дозировке;
• ремантадин (грипп Aj) – 2–5 мг/кг-сут в 2 приема (детям старше 1 года);
• амантадин – по 100 мг 2 раза в сутки (детям старше 10 лет);
• альгирем – 0,2% раствор ремантадина и альгината натрия (для детей раннего возраста в сиропе) (в 5 мл 10 мг ремантадина);
• арбидол, или арпетол, – синтетический химиопрепарат класса гидрохинонов. Обладает интерферониндуцирующей, иммуномодулирующей, антиоксидантной активностью. Назначается по 100 мг 2 раза в день (детям 6–10 лет) и по 100 мг 3 раза в день (детям старше 10 лет);
• афлубин – по 1 капле 2 раза в день (до 1 года), по 3- 5 капель 2 раза в день в течение 3 дней (детям 1–12 лет);
• озельтамивир (тамифлю) – детям старше 1 года: при массе тела до 15 кг – 30 мг, 15–23 кг – 45 мг, 24–40 кг – 60 мг, более 40 кг и взрослым – 75 мг. Препарат принимается 2 раза в сутки, курс лечения – до 5 суток. Однако в тяжелых случаях часто требуется более высокая доза – 150 мг 2 раза в сутки и длительный курс (7–10 дней);
• занамивир – ингалируется с помощью специального устройства – дискхалера и назначается по 10 мг 2 раза в день, курс лечения – до 5 дней;
• рибоверин (виразол, рибамидил) – особенно показан при PC-инфекции. Назначается детям по 10 мг/кг массы тела в сутки, для лечения PC-вирусных бронхиолитов – 20 мг/кг в сутки ингаляционно;
• паливизумаб (синаджиз) – препарат, содержащий моно- клональные антитела к F-протеину PC-вируса, вводится ингаляционно;
• реаферон (реальдирон) – аналог интрона А – внутривенно при ЦМВ-инфекции;
• энтельферон (таблетки, раствор для ингаляций) – оказывает очень хороший эффект при стенозирующих ларинготрахе- итах, бронхиолите. Применяется также при вирусной диарее, в том числе и ротавирусной.
2.Индукторы интерферонов:
• амиксин (таблетки по 0,06 г и 0,125 г) – индуктор синтеза позднего ИФ а- и p-фракций. Назначают детям 7–14 лет по 0,06 г, старше 14 лет – по 0,25 г 1 раз в день после еды на 1, 2-й и 4-й дни болезни. При осложненном течении – до 5 приемов по схеме: 1, 2, 4, 6, 8-й дни;
• циклоферон (таблетки по 0,15 г, раствор для инъекций) – назначается по схеме: 1, 2, 4, 6, 8-й дни болезни в суточной дозе 6–10 мг/кг;
• анаферон детский (таблетки по 0,3 г) – ИФ-инду- цирующий препарат, содержащий сверхмалые дозы аффинно очищенных антител к у-ИФ, в первые сутки по 1 таблетке через 30 мин в течение 2 ч, затем еще 3 приема через равные промежутки; со вторых суток – 3 раза в день до полного выздоровления;
• виферон (ректальные суппозитории, в состав которых включены витамины Е и С по 150 000 ME (виферон-1) для детей от периода новорожденности до 7 лет, по 5(Ю 000 ME (ви- ферон-2) для детей 7–15 лет по 1–2 свечи в зависимости от возраста в течение 5 дней или мази для назального применения (в 1 г содержится 40 000 ME ИФ);
• деринат (дезоксирибонуклеат натрия) – для лечения: по 2–3 капли 0,25% раствора в оба носовых хода каждые 1–1,5 ч в первые сутки, 2–3 капли 3–4 раза в сутки в последующие дни; для профилактики: по 2 капли 2–4 раза в день в течение двух недель;
• гроприносин – по 50 мг/кг сут в 3–4 приема, курс лечения – 5–7 дней; для профилактики: 50 мг/кг сут в 3 приема 3 раза в неделю в течение 4 недель;
• имунорикс (пидотимод) – для лечения: 1 флакон 2 раза в сутки в течение 15 дней; 15–90 дней; для профилактики: 1 флакон в сутки в течение.
3.Антибактериальные препаратырекомендуется включать в план лечения при наличии признаков воспалительного процесса, обусловленного вирусно-бактериальной или бактериальной флорой. С учетом трудности постановки этиологического диагноза у постели ребенка врач при первом контакте с больным, имеющим симптомы ОРИ (часто мало отличающиеся при вирусных и бактериальных формах), склонен переоценивать возможную роль микробной флоры и назначать системные антибиотики чаще, чем это необходимо. Однако именно при инфекционном заболевании с явлениями токсикоза обоснованным является деэскалационный подход в назначении эмпирической антибактериальной терапии. Кроме этого, необходимо учитывать наличие неблагоприятного преморбидного фона (выраженная гипотрофия, врожденные пороки развития) у ребенка, особенно 1-го года жизни, а также наличие в анамнезе рецидивирующих отитов или клинических признаков иммунодефицита. Особого внимания достойны пациенты с признаками фебрильной нейтропении или лейкопении.

Чаще педиатр в начале болезни видит лишь косвенные симптомы вероятной бактериальной инфекции. В этих случаях назначение антибиотика может быть оправданным, но если при последующем обследовании и наблюдении подозрение на бактериальную инфекцию не подтверждается, антибиотик следует отменить, что снижает риск выработки устойчивости микроорганизмов.

Общепринятыми показаниями к назначению антибиотиков на территории России и Беларуси (рекомендации Российской ассоциации педиатров) принято считать:
1.средний отит;
2.стрептококковый тонзиллит;
3.лимфаденит;
4.бактериальную пневмонию;
5.хламидийную или микоплазменную инфекции (бронхит, пневмония);
6.отсутствие видимого бактериального очага при наличии: температуры выше 38,0 °С более 3 дней; асимметрии хрипов; одышки без признаков обструкции; лейкоцитоза более 15-109/л.

Кроме этого, представляется обоснованным преимущественное использование топических препаратов, активными ингредиентами которых являются антимикробные средства (антисептики, антибиотики).
Назначение антигистаминных препаратов при лечении вирусных заболеваний верхних дыхательных путей не показано.
Таким образом, выбор такгики назначения стартовой этиотропной терапии ставит перед врачом нелегкую задачу. Основным же, особенно в лечении ОРВИ, является правильный выбор симптоматической терапии, которая является единственным методом лечения при нетяжелых проявлениях вирусных заболеваний верхних дыхательных путей.
Проводят туалет носа физиологическим раствором, 2% растворам соды, настоями трав (шачфей, ромашка). Сосудосуживающие капли назначают не более 1–3 дней, потому что может развиться тахифилаксия. Для детей раннего возраста – 0,01%, 0,025% растворы називина, старше 3 лет – санорин. галазолин, отривин. Виброцил и назол можно использовать детям любого возраста. Масляные капли нельзя назначать детям раннего возраста из-за опасности возникновения липоидной пневмонии. В грудном возрасте закапывание любых медикаментов в нос нежелательно из-за возможной рефлекторной остановки дыхания (нужно использовать ватные «фитильки»). Своевременное лечение ринита предотвращает или облегчает течение острого отита, боль в ухе уменьшается при назначении полуспиртового компресса, а также местноанестезирующих капель (отинум, отипакс, отизол). При нормотермии можно применять горячие ножные и ручные ванны (температура от 37 °С с постепенным повышением до 40 °С), компрессы на область шеи и икроножные мышцы. Хороший эффект при фарингитах и ларингитах получают от ингатяций (соляно-щелочные, с настоями грав). Мучительный и навязчивый кашель при трахеите и фарингите купируется назначением противокашлевых препаратов центрального действия (синекод, глаувент) или периферического (стоптуссин, туссин плюс). Необходимо ограничивать контакты больного ребенка, чтобы избежать перекрестной инфекции.

Показаниями к медикаментозной терапии лихорадки являются:
1.повышение температуры тела в подмышечной впадине более 39 °С у старших детей, и более 38 °С у детей младше 3 месяцев;
2.плохая переносимость повышенной температуры (мышечная и (или) сильная головная боль и др.);
3.повышение температуры у детей с фебрильными судорогами в анамнезе;
4.заболевания ЦНС;
5.хронические декомпенсированные заболевания сердца, почек и др.;
6.выраженная централизация кровообращения.

Препаратом выбора у детей является парацетамол – ненар-котический анальгетик из группы нестероидных противовос-палительных препаратов (НПВП), обладающих противолихо-радочным, анальгезирующим и противовоспалительными эффектами. Разовая доза (10–15 мг/кг) 2–4 раза в сутки (не более 60 мг/кг сут). Детские формы препарата (панадол,тайленол, эфферазган и др.) представлены сиропом (120–160 мг/мл), свечами (50 и 150 мг), каплями, жевательными таблетками. Препарат разрешен к использованию у детей с первых месяцев жизни. Передозировка парацетамола может привести к печеночной недостаточности из-за развития центролобулярных некрозов печени. Специфический антидот при передозировке – N-ацетилцистеин в дозе 50–70 мг/кг.
Ибупрофен – второй препарат по частоте использования в педиатрии. Обладает, кроме жаропонижающего, хорошим про-тивовоспалительным и анальгезирующим эффектом. Используется в форме сиропа (ибуфен), таблеток (упфен), свечей. Разовая доза – 5–10 мг/кг 2–4 раза в сутки. Хорошо зарекомендовал себя в педиатрии комплексный препарат ибупрофена и парацетамола (ибуклин).
Аспирин в педиатрической практике с целью снижения тем-пературы тела при вирусных инфекциях не применяют ввиду возможного развития синдрома Рея и высокой частоты тромбо- цитопатий в популяции. Синдром Рея – тяжелая, часто смертельная, гепатоэнцефалопатия с гипераммониемией вследствие мультиорганной митохондриальной дисфункции, развивающейся после использования аспирина при лихорадке, обу- 7 Зак 440 словленной ветряной оспой или гриппом. Риск развития синдрома Рея повышается у больных с дегидратацией и метаболическим ацидозом.
Частое применение анальгина ограничено из-за опасности развития агранулоцитоза, поражения почек.
Для купирования гипертермии детям старше 5 лет можно использовать раствор вольтарена или диклофенака (в 1 мл – 25 мг активного вещества) 0,5 мл/год (1 мг/кг) внутримышечно, но не более 3,0 мл.
При наличии у ребенка «бледного» типа лихорадки (озноб, бледность и мраморность кожных покровов, холодные конечности) лечение начинают с сосудистых препаратов в разовой дозе: никотиновая кислота – 1 мг/кг; папаверин – 1–2 мг/кг. При потеплении конечностей, появлении чувства жара можно назначить возрастную дозу парацетамола. При отсутствии эффекта от пероральной жаропонижающей терапии или рвоте ребенку внутримышечно вводится логическая смесь: раствор дротаверина (но-шпы) – 0,1 мл/год илипапаверина 1–2 мг/кг; 50% раствор анальгина – 10 мг/кг; 2,5% раствор пипольфена 0,25 мг/кг или 0,1–0,15 мл/год жизни, но не более 1,0 мл или 1%раствор димедрола из расчета 0,1 мл/год жизни (0,1 мг/кг).
Для купирования судорожного пароксизма используется внутримышечное или внутривенное введение 0,5% раствора диазепама (седуксена) из расчета 0,5 мг/кг. Одновременно продолжают мероприятия по снижению температуры тела. При возникновении судорог необходимо проведение дифференциальной диагностики (фебрильные, гипокальциемические, гипербилирубинемические, гипогликемические, судороги при наследственных заболеваниях, нейроинфекциях, эпилепсии и др.). Правильное определение причин судорожного состояния позволяет выбрать методы терапии и определить план дальнейшего обследования ребенка. Все дети, перенесшие даже однократный судорожный припадок, должны быть обследованы неврологом.
Стенозирующий ларинготрахеит
Стенозирующий ларинготрахеит (CЛT) – синдром ОРИ, ведущим клиническим проявлением которого у детей является острая обструкция дыхательных путей (ДП). Поражение гортани и трахеи сопровождается воспалением голосовых связок и подсвязочного пространства и развитием стеноза гортани. СЛT со стенозом гортани имеет конкурирующее название синдром крупа (от шотл. croup – каркать) и подразумевает быстро возникшее (в течение нескольких секунд, минут, часов или дней) затруднение дыхания через ДП, связанное с сужением их просвета. В отечественной литературе традиционно принято выделять круп истинный (дифтерийной природы) и ложный (воспалительный процесс недифтерийной этиологии).Классификация.
В настоящее время используется следующая клиническая классификация OJIT у детей.
1.Вид острой респираторной инфекции:
• грипп, парагрипп, аденовирусная инфекция (ОРИ – указывается при невозможности клинической расшифровки и отсутствии экспресс-диагностики).
2.Форма:
• первичная;
• рецидивирующая.
3.Течение:
• непрерывное – симптомы заболевания нарастают до определенного предела, затем состояние ребенка постепенно нормализуется (стенотическое состояние при таком течении заболевания может держаться от 2–3 ч до суток);
• волнообразное – периоды улучшения и ухудшения, несмотря на проводимую терапию, чередуются на протяжении нескольких дней.

При вирусной этиологии стеноза преобладают отечно-инфилыративные изменения слизистой, при аллергической – отечные, при вирусно-бактериальной и бактериальной – фибринозные и фибринозно-гнойные, могут быть язвенно-некротические. Аллергические и вирусные стенозирующие ларинго- трахеиты имеют тенденцию к рецидивированию. При вирусно-бактериальной и бактериальной этиологии заболевания возможно развитие обтурационной формы СЛТ вследствие возникновения нисходящего бактериального фибринозного воспаления.

Степени стеноза гортани (ДН – ведущий критерий оценки тяжести стеноза):
1. 1-я степень (компенсации) – «лающий» кашель, шумное дыхание, появляющиеся при плаче и беспокойстве, осиплость голоса, без признаков ДН даже при беспокойстве ребенка;газы крови в пределах нормы;
2. 2-я степень (неполной компенсации или субкомпенсации) – появляется стойкая бледность кожных покровов, признаки ДН при беспокойстве ребенка: участие вспомогательной мускулатуры в акте дыхания, присоединяются втяжения податливых мест грудной клетки (подложечной области, яремной ямки, надключичных пространств), цианоз носогубного треугольника, дыхание шумное, наблюдается тахикардия, дети беспокойны. В капиллярной крови незначительно снижено рО2, а уровень рСО2 остается в пределах нормы;
3. 3-я степень (декомпенсации) – резкое беспокойство ребенка, бледность, стойкий цианоз губ, конечностей, признаки ДН в покое, западение податливых мест грудной клетки,в том числе и нижнего края грудины, напряжение кивательных мышц, потливость. Пульс частый, слабого наполнения, выпадение пульсовой волны на вдохе, тоны сердца приглушены или глухие. В капиллярной крови стойко и значительно снижено рО2 и повышено рСО2;
4. 4-я степень (терминальная, асфиксия) – крайне тяжелое состояние, кожные покровы темно-серые, цианотичные, конечности холодные, дыхание поверхностное, прерывистое, едва прослушивается, цианоз сменяется выраженной бледностью, тахикардия – брадикардией, наблюдается нарушение ритма дыхания с апноэ и периодическими глубокими вдохами, непроизвольные дефекация и мочеиспускание. В крови резко возрастает уровень рСО2 (до 100 мм рт. ст.) и снижается рО2 (до 40 мм рт. ст.). Смерть наступает вследствие асфиксии.

Дифференциальную диагностику стенозирующего ларин- штрахеита проводят с ларингоспазмом, острым эпиглоттитом, инородными телами дыхательных путей, персистирующим стридором, истинным (дифтерийным) крупом.Клиническая картина.
Для СЛT характерны три ведущих симптома:
1.изменение голоса;
2.грубый «лающий» кашель;
3.стенотическое дыхание.

Причиной нарушения голосообразования является воспалительный процесс, затрагивающий голосовые складки. В зависимости от его выраженности возникают охриплость, осиплость и даже афония. Возможен парез голосовых связок. Грубый «лающий» кашель возникает в связи с тем, что выдыхаемый воздух во время кашля проходит через суженное под- складковое пространство. Стенотическое дыхание – ведущий симптом, обусловленный затруднением прохождения вдыхае-мого воздуха через суженный просвет гортани. Стенозирова- ние просвета гортани и трахеи наступает вследствие:
1.отека и инфильтрации слизистой оболочки гортани и трахеи;
2.рефлекторного спазма мышц гортани;
3.гиперсекреции желез слизистой оболочки трахеи и бронхов.

Неотложная помощь при стенозирующем ларинготрахеите. Этиология заболевания не определяет характер течения стеноза, поэтому базисная терапия крупа должна быть ориентирована на локальный противовоспалительный эффект, а симптоматическая – на купирование ларингоспазма, отека гортани и трахеи, улучшение реологических свойств мокроты. В связи с тем что заболевание чаще обусловлено вирусной этиологией, этиотропная терапия предусматривает использование противовирусных препаратов.
Лечение СЛТ со стенозом 1-й степени симптоматическое: отхаркивающие препараты и ингаляционная терапия, которая предусматривает включение соляно-щелочных ингаляций и введение р2-агонистов (спазмолитиков). Важным компонентом лечения, нормализующим функцию дыхания и обеспечивающим улучшение реологических свойств секрета, является санация ДП с помощью мукоактивных средств. Использование Р2-агонистов оправдано необходимостью воздействия на Р2-адренорецепторы, которые широко распространены в трахее и бронхах, на поверхности тучных клеток и эозинофи- лов. Препараты этой группы вызывают расслабление гладкой мускулатуры и препятствуют дегрануляции тучных клеток.
Спазмолитики назначают в среднем в течение 3–4 дней, после купирования синдрома крупа – еще на один день. Использование дозированных аэрозолей для ингаляций (обычно через спейсер) в терапии стеноза гортани имеет преимущество по сравнению с традиционным лечением, так как позволяет предупреждать формирование гиперчувствительности верхних ДП, дает возможность начать лечение на фоне высокой температуры, исключает опасность возникновения системных побочных эффектов, не требует специального оборудования отделений, не приводит к травмам, дает возможность быстро ввести препарат и точно его дозировать.
Явления стеноза гортани 2-й степени являются абсолютным показанием для госпитализации. В его терапию включают гормоны парентерально или местно с помощью дозированного ингалятора или небулайзера. Использование кортикостероидов патогенетически обосновано за счет оказываемого противовоспалительного эффекта, что способствует снижению проницаемости капилляров, уменьшению отека гортани и экссудации. Кроме того, доказано, что заболевание протекает более тяжело и склонно к рецидивированию у пациентов с недостаточностью глюкокортикоидной функции коры надпочечников. Эффективно введение дексаметазона в дозе 0,6 мг/кг, предни- золона – 2 мг/кг парентерально. В настоящее время в качестве базисной терапии, ориентированной на локальный противовоспалительный эффект, широко используется лечение дозированными ингаляционными кортикостероидами: флунизолид (ин- гакорт) в дозе 1 ингаляция (0,5 мг) 2 раза в день или будесонид – 50–200 мкг/сут в 2 приема и др. Применение аэрозольных ингаляторов оправдано с 4 лет из-за технических трудностей. Альтернативным препаратом у детей раннего возраста является бе- родуал (ипратропиума брамид и фенотерол) через небулайзер. Эффективны ингаляции адреналина (разведение с изотоническим раствором 1:7) в течение 3–5 мин через небулайзер.
В настоящее время использование антигистаминных препаратов считают неоправданным, так как они не влияют на спазм дыхательных путей, а лишь усиливают сгущение слизи и «высушивают» слизистую ДП. При отягощенном аллершанамнезе возможно использование пипольфена (в разовой дозе 1 мг/кг внутримышечно), обладающего седативным и антигипоксивным действием.
У детей с повышенной нервной возбудимостью в план лечения целесообразно включать успокаивающие средства. Среди них валериана и пустырник, диазепам (в разовой дозе 0,1 – 0,2 мг/кг).
При стенозе гортани 3-й степени требуется госпитализация в ОИТР, что обусловлено необходимостью незамедлительно восстановить проходимость ДП с помощью назотрахеаль- ной интубации пластиковыми трубками или трахеостомы. Показанием для проведения интубации трахеи являются выраженные признаки ДН – прогрессирующий цианоз, акроцианоз, парадоксальный пульс, нарушение ритма дыхания, липкий холодный пот, рО: ниже 50 мм рт. ст., рСО., более 70 мм рт. ст. При выборе метода восстановления проходимости ДП необходимо отдавать предпочтение назотрахеальной интубации как более щадящему методу, а при невозможности исполнения – прибегнуть сразу к трахеостомии.
При стенозе гортани 4-й степени требуется проведение неотложной терапии, направленной на купирование прогрессирующих явлений ДН на фоне проводимой ИВЛ (назотрахе- альная интубация или трахеостомия).
В настоящее время очень строго определены показания для инфузионной терапии при синдроме крупа, имеющем в большинстве случаев вирусную природу, с не всегда выраженными явлениями токсикоза, требующими внутривенного введения жидкости. Необходимо индивидуально определять показания и объем инфузии с учетом выраженности общетоксических проявлений. Суточный объем жидкости на дезинтоксикацию не должен превышать 30–50 мл/кг под контролем диуреза (из- за опасности усиления отека).
При наличии признаков бактериального воспаления необходимо назначить антибактериальную терапию (пенициллины или цефалоспорины в сочетании с аминогликозидами). При аллергических и вирусных СЛТ антибактериальная терапия неэффективна.
Эпиглоттит
Эпиглоттит – воспаление надгортанника, встречается редко. Преимущественно болеют дети от 2 до 6 лет. В 95% случаев эпиглоттит вызывает гемофильная палочка типа Ь. Острый отек надгортанника приводит к констрикции верхних дыхательных путей.Клиническая картина.
Острое развитие заболевания с быстрым ухудшением состояния. Характерны боль при глотании, дисфагия, слюнотечение, высокая лихорадка, выраженная интоксикация, темно-вишневая инфильтрация надгортанника, инспираторная одышка.Диагностика.
Диагноз ставится на основании клинической картины. При осмотре зева выявляют воспаление глотки, большое количество слизи, слюны.
Дифференциальный диагноз: аспирация инородного тела (Т17), стенозирующий ларинготрахеит (J 05.0), дифтерия (А36).Лечение.
Подозрение на эпиглоттит является показанием для начала антибактериальной терапии (цефтриаксон, азитромицин) и экстренной госпитализации. Проводят лечение лихорадки.Профилактика.
Вакцинация против гемофильной палочки b (вакцина «Хиберикс).
Острый бронхит
Бронхит – это воспаление бронхов любого калибра.
Бронхиолит – это воспаление мелких бронхов и бронхиол.
Заболеваемость бронхитом колеблется в зависимости от эпидемиологической ситуации по ОРИ в пределах от 75 до 250 случаев на 1000 детей в год (что на 1–2 порядка выше, чемзаболеваемость пневмоний). Заболеваемость бронхитом выше в возрасте 1–3 лет.

Выделяют бронхиты:
1.первичные, когда патологический процесс начинается и ограничивается только бронхиальным деревом;
2.вторичные, когда заболевания бронхов являются проявлением или осложнением заболеваний других органов и систем.Классификация.
По характеру клинического течения бронхитов выделяют:
1.острый (течение заболевания до 3–4 недель);
2.рецидивирующий (не менее 3 повторных эпизодов заболевания в течение года);
3.хронический (проявления бронхита более 3 месяцев в году в течение двух последовательных лет).

Различают:
1.острый простой бронхит;
2.острый обструктивный бронхит;
3.острый бронхиолит;
4.острый облитерирующий бронхиолит;
5.рецидивирующий бронхит;
6.рецидивирующий обструктивный бронхит;
7.хронический бронхит;
8.хронический облитерирующий бронхиолит.

Заболеваемость бронхитом выше в холодные сезоны: весна и осень (PC-вирусы, вирусы парагриппа); конец лета и осень (микоплазма, энтеровирусы). Аденовирусные бронхиты регистрируются каждые 3–5 лет.
Острый простой бронхит
Острый простой бронхит (ОПБ) – инфекционное заболевание бронхов без признаков пневмонии и обструкции бронхов. Распространенность – 10 заболеваний на 1000 детей в год.Этиология и патогенез.
Вирусы парагриппа I и II типов, PC-вирусы, аденовирусы, вирусы гриппа, цитомегаловирус. Возможна активация и перемещение из носоглотки аутофлоры при воздействии физико-химических факторов, переохлаждении. У детей старшего возраста нередким этиологическим фактором могут быть Mycoplasma pneumoniae. Chlamydia pneumoniae.
Инфекционное воспаление слизистой оболочки бронхов приводит к гиперсекреции и изменению физико-химических свойств (вязкости, эластичности, адгезии) слизи, что изменяет ее текучесть и затрудняет работу ресничек цилиарных клеток. Это приводит к нарушению мукоцилиарного клиренса – важнейшего механизма обеспечивающего санацию дыхательных путей.Клиническая картина.
Повышение температуры тела, головная боль, недомогание, снижение аппетита. Острый простой бронхит развивается преимущественно в структуре респираторной вирусной инфекции, в первые дни заболевания присутствуют симптомы поражения верхних дыхательных путей. Основной симптом ОПБ – кашель. В начале заболевания кашель сухой непродуктивный. Через несколько дней кашель становится мягким, влажным, продуктивным. Мокрота чаще имеет слизистый характер, на 2-й неделе заболевания она может приобрести зеленоватый цвет. Аускультативно: жесткое дыхание, диффузные сухие и влажные среднепузырчатые хрипы (выслушивающиеся преимущественно на вдохе), количество которых уменьшается после откашливаний. Для мико- плазменного бронхита характерен длительный сухой кашель, появление мелкопузырчатых хрипов (вовлечение в процессмелких бронхов и бронхиол), асимметрия аускультативной картины. Госпитализация не показана. Длительность ОПБ обычно не превышает 2 недели.Диагностика.
Характерные клинические проявления помогают в диагностике. Гематологические сдвиги указывают на наличие вирусной инфекции или нетяжелого бактериального воспаления.
Дифференциальная диагностика: пневмонии, бронхолегочные заболевания, обострения которых могут протекать с клинической картиной ОБ: муковисцидоз (Е84), бронхоэктатиче- ская болезнь и др. При подозрении на пневмонию (асимметрия физикальных данных, выраженные признаки интоксикации) обязательно проводят рентгенографию груднойклетки. 7а Зак 440 201Лечение.
Обычно лечение проводят на дому. При вирусной этиологии бронхита лечение аналогично таковому при ОРИ верхних дыхательных путей. Антибактериальную терапию ма- кролидами проводят при подозрении на микоплазменную этиологию заболевания.
Противокашлевые средства центрального действия показаны в начале заболевания при сухом мучительном кашле.
В лечении бронхитов широко используют мукорегуляторы: ацетилцистеин (.АЦЦ„ флуимуцил)\ карбоцистеины (мукодин, мукопронт, флуифорт); брамгексин, амброксол и мукокинети- ки (препараты термопсиса, алтея). При назначении муколи- тических и отхаркивающих средств необходимо обеспечить достаточную гидратацию, поскольку потеря воды повышает вязкость мокроты. Ингаляции теплой водой или 2%раствором натрия гидрокарбоната обладают хорошим муколитическим эффектом. Постуральный дренаж (дренаж положением) и вибрационный массаж являются мощными методами эвакуации мокроты.
Острый обструктивный бронхит
Острый обструктивный бронхит (ООБ) – острый бронхит, как правило, вирусной этиологии, протекающий с клинически значимой обструкцией бронхов.
Возникает у детей значительно чаще и протекает тяжелее, чем у взрослых.Этиология и патогенез.
PC-вирусы, вирусы парагриппа аденовирусы. У старших детей в возникновении ООБ определенное место занимают микоплазмы и хлам иди и.
Основные компоненты обструкции бронхов: утолщение слизистой оболочки бронхов, гиперсекреция и изменение реологических свойств бронхиального секрета спазм гладкой мускулатуры бронхов, дискинезия бронхов (уменьшение калибра бронхов на выдохе более чем на 25% по сравнению с калибром бронхов на вдохе), вздутие легких.Классификация.
Принципы классификации учитывают степень тяжести, которая определяется выраженностью дыхательной недостаточности.Клиническая картина.
Начало острое, с повышением температуры тела катаральными изменениями со стороны верхних дыхательных путей. Признаки обструкции бронхов могут появиться как в 1-й день заболевания, так и на 3–5-й день болезни. Развиваются признаки дыхательной недостаточности. Постепенно увеличиваются частота дыхания до 50 в 1 мин (реже – до 60–70) и продолжительность выдоха, который становится шумным, свистящим (экспираторная одышка). Характерен спастический кашель. На фоне коробочного оттенка пер-куторного звука выслушивают двусторонние сухие свистящие хрипы. Чем младше ребенок, тем чаще у него можно услышать среднепузырчатые и мелкопузырчатые влажные хрипы, обусловленные гиперсекрецией бронхиальных желез и вовлечением в процесс бронхиол. Хрипы могут быть слышны на расстоянии. При выраженной обструкции ребенок становитсябеспокойным, раздражительным, старается принять сидячее положение с опорой на руки. Дыхание сопровождается участием вспомогательной мускулатуры, раздуванием крыльев носа, втяжением эпигастрия и межреберных промежутков. Нередко появляется легкий периоральный цианоз. Большая выражен-ность цианоза свидетельствует о значительной тяжести состояния. Госпитализации подлежат дети со среднетяжелым и тяжелым течением ООБ.Диагностика.
Диагностику заболевания проводят на основании описанной клинической картины. Изменения периферической крови соответствуют таковым при вирусной инфекции.
Дифференциальный диагноз: бронхиальная астма, аспирация инородного тела.Лечение.
Кислородотерапия; (бета2-адреномиметики (предпочтительны препараты группы сальбутамола): вдыхание аэрозоля из дозированного ингалятора через спейсер (вентолин –100 мкг, сальбутамол – 100 мкг) или раствора препарата через небулайзер (вентолин в небулах – по 2,5–5 мг, 0,1% раствор сальгима-2,5 мг на ингаляцию). Ингаляция (5,-адреномиметика должна уменьшить обструкцию через 10–15 мин. При нетяжелой обструкции возможен прием р,-адреномиметика внутрь (iсальбутамол – 1–2 мг 3 раза в сутки).
У ряда больных эффективно использование ингаляций М-холинолитика (атровент) или комбинированного препарата (комбинация беротека с атровентам – беродуал) через спейсер или небулайзер. Преобладание отечно-инфильтратив- ных и обтурационных компонентов обструкции у детей раннего возраста объясняет умеренный и кратковременный эффект при этих методах терапии. С целью бронходилатации назначают также эуфиллин per os с соблюдением равных интервалов между четырехразовым приемом препарата. Внутривенно ка- пельно вводят 2,4% раствор эуфиллина из расчета стартовой дозы 4–5 мг/кг в 100–150 мл изотонического раствора натрия хлорида с последующим введением по 1 мг/кг-ч.
Антибактериальная терапия при ООБ показана только при подозрении на пневмонию. Противокашлевые и антигиста- минные препараты не назначают. Ограничено использование мукорегуляторов в остром периоде ООБ (только при обилии вязкой слизи и обеспечении адекватного дренажа).
Острый бронхиолит
Острый бронхиолит – острое вирусное заболевание с локализацией воспаления в мелких бронхах и бронхиолах.
У детей первых двух лет жизни – 3–4 случая на 100 детей; дошкольники – 1–1,5 случая на 100 детей в год.Этиология и патогенез.
Наиболее частым возбудителем острого бронхиолита являются PC-вирусы, вирусы парагриппа, аденовирусы.
При остром бронхиолите происходит десквамация эпителия слизистой оболочки мелких бронхов (менее 1 мм) и бронхиол, который замещается клетками росткового слоя, не имеющими ресничек. Перибронхиальное пространство инфильтрируется лимфоцитами, выражен отек подслизистой оболочки и адвентиция. Спущенный эпителий, волокна фибрина, слизь образуют плотные пробки внутри мелких бронхов и бронхиол, приводя к полной или частичной обструкции бронхиол. Степень обструкции, наличие или отсутствие коллатеральной вентиляции определяют развитие коллапса или гиперинфляции (вздутия) участков легкого.Классификации.
Классифицируют по степени тяжести, которая определяется степенью дыхательной недостаточности.Клиническая картина.
Обычно на 2–4-й день от начала нетяжелого катара дыхательных путей появляются признаки ДН: смешанная одышка до 70–90 дыханий в минуту с участием вспомогательной мускулатуры, втяжением уступчивых мест грудной клетки, раздуванием крыльев носа, периоральным цианозом. Кашель в начале заболевания сухой непродуктивный, довольно быстро переходит во влажный. Интоксикация характерна только для аденовирусных бронхиолитов.
Температурная реакция зависит от этиологии бронхиолита: при аденовирусной этиологии отмечают длительную фебриль- ную лихорадку, при бронхиолит ах другой этиологии – повышение температуры тела до 38–39 °С регистрируют в течение 1–2 дней. Общее состояние детей обычно тяжелое из-за ДН. Грудная клетка вздута, определяют коробочный оттенок перкуторного звука, уменьшение сердечной тупости. При аускульта- ции на фоне удлиненного и (или) свистящего выдоха над всей поверхностью легких выслушивают массу мелкопузырчатых хрипов, как на высоте вдоха, так и на выдохе. При выраженной одышке удлинение выдоха может отсутствовать.Диагностика.
Диагноз ставят на основании клинической картины. Изменения периферической крови соответствуют таковым при вирусной инфекции. Рентгенологически определяют признаки вздутия легких, расширение корней легких, усиление прикорневого легочного рисунка, ателектазы.
Дифференциальный диагноз проводят с аспирацией инородного тела, приступ бронхиальной астмы, пневмонии.Лечение.
Госпитализации подлежат все дети с бронхиолитом, поскольку оксигенотерапия является необходимым компонентом терапии этого заболевания.
Антибактериальная терапия при бронхиолите показана только при подозрении на пневмонию. Целесообразно применение селективных бета2-адреномиметиков и холинолитиков. Противокашлевые и антигистаминные препараты не показаны.
Острые пневмонии
Пневмония воспаление легких (от греч. рпеитоп – легкое) – острое инфекционное заболевание легочной паренхимы, характеризующееся наличием синдрома дыхательных расстройств и (или) физикальными данными, а также инфильтративными изменениями на рентгенограмме.
Заболеваемость пневмониями составляет 10–15 случаев на 1000 детей 1-го года, 15–20 случаев – детей от 1 до 3 лет и 5- 6 случаев – детей старше 5 лет в год (В. Ф. Жерносек, 2006). Последняя цифра примерно соответствует уровню заболеваемости пневмониями у взрослых. Считают, что у 1% детей, заболевших ОРВИ, развивается пневмония. Ежегодно пневмонии «убивают» более 2 млн детей (каждые 15 с в мире погибает 1 ребенок с этим заболеванием). В структуре детской смертности пневмонии составляют 20%.Этиология.
Этиология пневмоний зависит от возраста ребенка, условий инфицирования, предрасполагающих факторов. В подавляющем большинстве случаев этиология пневмоний у детей инфекционная, в 77–83% обусловлена бактериальными возбудителями: пневмококком (.Streptococcus pneumoniae), гемофильной палочкой (Haemophilus influenzae), пиогенный стрептококк (Streptococcus pyogenes), моракселлой (Моraxella catarralis), золотистым стафилококком (Staphylococcus aureus) и др. Пневмонии чисто вирусной этиологии редки. Наиболее часто к пневмонии приводят респираторно-синцити- альные вирусы, вирусы гриппа, аденовирусы. У 10–20% детей, больных пневмонией, особенно часто осенью и зимой, возбудителями ее являются микоплазма (Mycoplasma pneumoniae) или хламидии (Chlamydia pneumoniae). Тяжелые пневмонии, как правило, обусловлены смешанной флорой: бактериально- бактериальной, бактериально-вирусной, вирусно-микоплаз- менной и др. Обычно это результат перекрестной или суперинфекции.
При антенатальном инфицировании пневмонии вызываются стрептококками, листериями, трепонемой (возможны ассоциации с цитомегаловирусом, вирусом простого герпеса,грибами рода Candida), при интранатальном – стрептококками группы В, кишечной палочкой, клебсиеллой, золотистым стафилококком. У недоношенных детей пневмония может быть вызвана пневмоцистами (Pneumocystae carinii).
Резервуаром микроорганизмов, вызывающих внебольничные пневмонии, служат нестерильные отделы дыхательных путей, где обитает более 300 видов бактерий. Вызывать заболевание способны в первую очередь пневмококк, гемофильная палочка, моракселпа катаралис, золотистый стафилококк.
Этиологическая структура внебольничных пневмоний во многом определяется возрастом ребенка. Так, пневмококки и гемофильная палочка редко вызывают пневмонии у детей первых 6 месяцев жизни в связи с наличием у них материнских антител. Основной возбудитель пневмоний с типичным течением в этом возрасте – кишечная палочка и стафилококки, с нетипичным – хламидии, реже – пневмоцисты (у недоношенных и ВИЧ-инфицированных детей).
У детей от 6 месяцев до 6 лет ведущим возбудителем пневмоний (более половины всех внебольничных типичных пневмоний) является пневмококк, реже встречаются пневмонии, вызванные гемофильной палочкой. Пневмонии с нетипичным течением наблюдаются в этом возрасте редко (10–15% – микоплазма и 3–5% – хламидии).
Основной бактериальный возбудитель типичной домашней пневмонии у детей 7–15 лет – пневмококк (более 40% общего числа пневмоний). У школьников этиологическим фактором может быть пиогенный стрептококк ввиду высокой распространенности в этом возрасте хронического тонзиллита. У детей школьного возраста увеличивается доля пневмоний с нетипичным течением, вызванных микоплазмой (20–40%) и хла- мидиями (7–24%). Возможно сочетание этих двух возбудителей.
Более чем в 50% случаев развитию домашних пневмоний предшествует острая респираторная вирусная инфекция.
В этиологии госпитальных пневмоний играет роль как больничная флора, обычно резистентная к антибиотикам, так и аутофлора пациента. Характер флоры зависит от профиля стационара и эпидемиологического режима. Среди возбудителей госпитальных пневмоний ведущая роль принадлежит кишечной палочке, клебсиелле, протею, энтеробактеру, синегнойной палочке, реже – золотистому стафилококку. Часто инфицирование происходит при выполнении лечебных и диагностических манипуляций. Если пневмония вызвана аутофлорой, вид возбудителя и его чувствительность к антибиотикам определяются предшествующей терапией.
Ранние ВАП обусловлены, как правило, аутофлорой больного. Преобладают пневмококк и гемофильная палочка. Поздние ВАП чаще вызываются синегнойной палочкой, клебсиеллой, ацинетобактером, энтеробактером и другими грамотрица- тельными бактериями, реже – стафилококком. В динамике спектр возбудителей у пациентов с ВАП может меняться.
Этаология пневмоний у детей с иммунодефицитами имеет некоторые особенности. Так, у больных с первичными клеточными иммунодефицитами пневмонии чаще вызываются пневмоцистами и кандидами. При гуморальных иммунодефицитах наиболее значимы пневмококки, стафилококки, энтеробакте- рии. У ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, находящихся на длительной глюкокортикоидной терапии, пневмонии вызываются цитомегаловирусом, атипичными микобактерия- ми, грибами.
В развитии аспирационных пневмоний первоочередную роль играют анаэробные бактерии. Из аэробных бактерий большее значение имеют золотистый стафилококк, пиогенный и зеленящий стрептококк, кишечная палочка, клебсиелла, протей. Возможны различные ассоциации микроорганизмов.
Предрасполагающими факторами к развитию пневмонии у детей раннего возраста являются: недоношенность, тяжелая перинатальная патология, ВПС, муковисцидоз, синдромсры- гиваний, искусственное вскармливание, аномалии конституции, гипотрофии. У детей школьного возраста – хронические очаги инфекции в лор-органах, рецидивирующие бронхиты, курение (даже пассивное).
Факторами, непосредственно приводящими к возникновению пневмонии, являются охлаждение либо другой стрессор- ный фактор.
Патогенез. Основной путь проникновения инфекции бронхогенный с распространением инфекта по ходу дыхательных путей в респираторный отдел. Гематогенный путь проникновения инфекции в легкие – исключение. Он имеет место при септических (метастатических) и внутриутробных пневмониях. Бактерии вызывают пневмонию, как правило, только в случае, когда попадают в бронхи из верхних дыхательных путей в слизи, которая предохраняет микробы от бактериостэтического и бактерицидного действия бронхиального секрета, благоприятствует их размножению. Вирусная инфекция, способствуя избыточной секреции слизи в носоглотке, обладающей к тому же пониженными бактерицидными свойствами, облегчает про-никновение инфекции в нижние отделы дыхательных путей. Кроме того, вирусная инфекция нарушает мукоцилиарный клиренс, тем самым препятствуя очищению легкихребенка от микробов, «случайно» аспирированных во сне со слизью из верхних дыхательных путей.
Формирование внутриальвеолярного экссудата происходит при тесном взаимодействии факторов агрессии патогенного возбудителя и механизмов защиты макроорганизма.Первично микроб фиксируется в респираторных альвеолах, в которых отсутствует реснитчатый эпителий. Липополисахаридазный комплекс бактерий активизирует макрофаги, которые секретируют провоспалительные цитокины (ФНО-а, ИЛ-1, 6, 8). ИЛ-8 обеспечивает таксис нейтрофилов и формирование внутриальвеолярного экссудата. ФНО-а, ИЛ-1, 6 принимают участие в развитии местного и системного воспалительного ответа. Ферменты и токсины патогена определяют объем поражения легкого. Полное обратное развитие изменений при пневмонии занимает в среднем 3 недели.Классификация.
В Международной классификации болезней 10 пересмотра (МКБ-10) предложена этиологическая классификация пневмоний:
J13.Пневмония, вызванная Streptococcus pneumoniae;
J14.Пневмония, вызванная Haemophilus influenzae;
J15.Бактериальная пневмония, не классифицированная в других рубриках;
J17.0Пневмония при бактериальных болезнях, классифицированных в других рубриках.

Рабочая клиническая классификация острых пневмоний, принятая в странах СНГ, учитывает морфологическую форму пневмонии, условия инфицирования, характер течения, наличие осложнений, тяжесть болезни (табл. 30).Таблица 30 Рабочая клиническая классификация пневмоний у детей
Морфологическая форма
1.Очаговая
2.Очагово-сливная
3.Сегментарная
4.Крупозная
5.Интерстициальная

По условиям инфицирования
1.Внебольничная
2.Госпитальная
3.При перинатальном инфицировании
4.У больных с иммунодефицитом

Течение
1.Острая
2.Затяжная

Осложнения
1.легочные
• Синпаневмонический плеврит
• Метапневмонический плеврит
• Легочная деструкция
• Абсцесс легкого
• Пневмоторакс
• Пиопневмоторакс
2.внелегочные
• Инфекционно-токсический шок
• ДВС-синдром
• Сердечно-сосудистая недостаточность
• Респираторный дистресс-синдром взрослого типа

По условиям инфицирования пневмонии принято делить на:
1.внебольничные (домашние) – возникшие в обычных условиях жизни;
2.внутрибольничные (госпитальные, нозокомиальные) – развившиеся через 48 ч пребывания ребенка в стационаре или в течение 48 ч после выписки.

В группе нозокомиальных пневмоний выделяют вентиля- тор-ассоциированные пневмонии (ВАП), развившиеся у детей, находящихся на искусственной вентиляции легких (ИВЛ): ранние ВАП возникают в первые 72 ч ИВЛ; поздние – на 4-е сутки и более ИВЛ. Пневмонии у новорожденных могут развиться внутриутробно или в первые 72 ч жизни (врожденные) и в постнатальном периоде (приобретенные). Выделяют также пневмонии у лиц с иммунодефицитами и аспирационные пневмонии.

Морфологическая форма пневмонии (определяется характером и распространенностью поражения легкого с учетом клинико-рентгенологических данных):
1.очаговая пневмония – наличие очага поражения размером 1 см и более, чаще единичного. При хламидиозе могут наблюдаться более мелкие множественные очаги. Очаговая пневмония – наиболее распространенная форма пневмонии у детей;
2.очагово-сливная пневмония – поражение захватывает несколько сегментов или всю долю, причем на фоне затемнения часто выделяются более плотные тени очагов или полости деструкции. Типичным примером очагово-сливной пневмонии со склонностью к деструкции является стафилококковая пневмония;
3.сегментарная пневмония – вовлечение в патологический процесс всего сегмента, находящегося, как правило, в состоянии ателектаза;
4.крупозная (долевая) пневмония – на рентгенограмме выявляется лобарный пневмонический инфильтрат, захватывающий долю или все легкое;
5.интерстициальная пневмония – редкая форма болезни, при которой страдает интерстиций, хотя возможны и отдельные очаги в легких. Интерстициальная пневмония наблюдается при пневмоцистной и цитомегаловирусной инфекции.

Течение болезни (определяется в процессе динамического наблюдения за больным):
1.острая пневмония – разрешение достигается в сроки до 1,5 месяца. При адекватной терапии большинство неосложнен- ных пневмоний рассасывается за 2–4 недели, осложненных – за 1–2 месяца;
2.затяжная пневмония – длительность пневмонического процесса от 1,5 до 6 месяцев.

Тяжесть заболевания:
1.нетяжелые (неосложненные);
2.тяжелые – пневмонии, требующие интенсивной терапии легочно-сердечной недостаточности, токсикоза, а также протекающие с осложнениями.Клиническая картина.
Клиническая картина острой пневмонии включает следующие симптомы и синдромы: синдром общей интоксикации, синдром катаральных явлений, синдром поражения легких, синдром гематологических сдвигов, синдром рентгенологических изменений.
Синдром общей интоксикации не имеет при пневмонии специфических черт. Однако его наличие у больного с катаральными явлениями может свидетельствовать в пользу пневмонии. Клинические признаки токсикоза следующие: лихорадка, головная боль, ухудшение сна и аппетита, вялость и снижение интереса к окружающему или беспокойство, нарушение поведения в виде возбуждения или апатии, вплоть до тяжелых расстройств сознания, бледность кожных покровов и слизистых оболочек, тахикардия неадекватна степени лихорадки. В тяжелых случаях могут быть рвота, акроцианоз, олиго- или анурия. Для типичных пневмоний характерна фебрильная лихорадка, хотя этот признак малоспецифичен. Если лихорадка у ребенка с катаральными явлениями со стороны дыхательных путей сохраняется более 3 суток, необходимо исключать пневмонию.
Синдром катаральных явлений со стороны дыхательных путей развивается на фоне острой респираторной инфекции, предшествующей пневмонии более чем в половине случаев. Основной симптом пневмонии – кашель. Его отсутствие свидетельствует против диагноза пневмонии. Кашель обычно влажный, редко сухой, появляется, как правило, на ранних стадиях развития пневмонии.
Синдром поражения легких обнаруживается при пневмонии всегда. Специфический для пневмонии признак – одышка, однако чувствительность этого признака невелика: одышка отсутствует у 60% больных сегментарной пневмонией, у 40% – очаговой и у 20% – очагово-сливной и крупозной пневмонией. Одышка наблюдается тем чаще, чем моложе ребенок и чем обширнее пневмония и может возникать как при физической нагрузке, так и в покое. Шумная, экспираторная одышка для пневмонии нетипична. Для пневмонии также характерна очаговая симптоматика, выявляемая при перкуссии и аускульта- ции. Укорочение легочного звука, изменение дыхания над очагом поражения (жесткое, бронхиальное, ослабленное дыхание, бронхофония), влажные (наиболее характерны мелкопузырчатые) хрипы над пневмоническим очагом – типичные для пневмонии симптомы. Однако обнаружить хотя бы один из перечисленных выше симптомов удается только у 60–80% больных. Их отсутствие не исключает пневмонию. Может наблюдаться участие вспомогательной мускулатуры в акте дыхания: раздувание крыльев носа и втяжение надключичных ямок, межреберий (у детей с плевральной реакцией, наоборот, меж- реберья сглажены, кожная складка над очагом поражения утолщена). Характер очаговой симптоматики, последовательность ее появления во многом определяются обширностью поражения и фазой развития пневмонического процесса.
Обструктивный синдром для пневмонии нехарактерен.
Синдром гематологических сдвигов дополняет возможности диагностики пневмонии и зависит от этиологии и обширности поражения легких. Для кокковых пневмоний характерен лейкоцитоз выше 12Т09/л, однако в первые дни болезни он наблюдается только у половины больных. Стрептококковая пневмония сопровождается нарастанием титра АСЛ-0, стафилококковая – гиперлейкоцитозом, гемолитической анемией, ДВС- синдромом, вирусная – лейкопенией и лимфоцитозом. Увеличение СОЭ выше 20 мм/ч свидетельствует впользу пневмонии.
Отсутствие гематологических сдвигов не исключает пневмонию.
В клинической пульмонологии используются термины «пневмония с типичным» и «пневмония с нетипичным» течением, которые различаются по выраженности клинических симптомов и этиологии. Типичные пневмонии характеризуются четкой очаговой клинической симптоматикой и соответствующей рентгенологической картиной. Для пневмоний с нетипичным течением очаговая симптоматика нехарактерна. Возбудителями ее являются внутриклеточные патогены, чаще ми- коплазмы и хламидии.
Клиническая картина пневмонии отличается при пневмониях различной этиологии (табл. 31).Таблица 31 Клинические особенности пневмоний различной этиологииЭтиологияТипичные признакиПневмококковая (Str. pneumoniae)Свойственна детям с 6 месяцев жизни. Классическая форма – крупозная пневмония (редко встречается до 4 лет жизни, так как необходима предшествующая сенсибилизация пневмококком), но могут быть и другие варианты: от очаго-вых до тяжелых очагово-сливных. В клинической картине встречаются все синдромы с различной выраженностью. В настоящее время – одна из самых частых причин гнойно- деструктивных процессов в легкихСтафилокок-ковая (Staph. aureus)Встречается чаще у детей 1 -го года жизни со стафилодер- мией. Характеризуется массивным процессом в легких, нередко с плевральной реакцией. Склонность к деструкции легких. Характерен сливкообразный гнойСтрептокок-ковая (Str pyogenes)Чаще встречается у старших детей. Характерен двусторонний процесс с округлыми множественными очагами в разных фазах – от инфильтрата до абсцесса с увеличением лимфатических узлов корня. Имеет склонность к деструкции и плевральным осложнениямГемофилюсная (H. influenzae)Характерно острое начало с фебрильной лихорадкой и ток-сикозом. Одна из частых причин современных деструкций легких. Обращают на себя внимание нормальное число лейкоцитов и СОЭ на фоне обширного процесса и геморра-гического плеврального экссудатаМикоплазмозная (Mycoplasma pneumoniae)Характерен эпидемический подъем заболеваемости в августе-ноябре, чаще у школьников, с постепенным началом, упорным кашлем и относительно нетяжелым состоянием. Отмечаются рассеянные мелкопузырчатые хрипы, чаще асимметричные. Обратное развитие медленное с длительным субфебрилитетом. Рентгенологически негомогенная асимметричная двусторонняя инфильтрация с реакцией междолевой плевры. В анализе крови – нормальное количество лейкоцитов, лимфоцитоз, нормальная или умеренно повышенная СОЭХламидийная (Chl. trachomatis)Встречается у детей первых 6 месяцев жизни. Заражение во время родов от матери с хламидиозом гениталий. Сухой кашель стаккато (коклюшеподобный, но без репризов). На-растающая одышка при нормальной или субфебрильной температуре. Предшествующий (в первые месяцы жизни) или сопутствующий конъюнктивит. Рассеянные влажные хрипы, бронхиальная обструкция отсутствует. Гиперлейкоцитоз, эозинофилия периферической крови (более 5%)Хламидийная (Chl. pneumoniae)Чаще встречается у школьников, описаны вспышки в кол-лективах. Характерны фарингит и шейный лимфаденит (предшествуют пневмонии или сопутствуют ей). Отмечается охриплость голоса со скудными катаральными явлениями в легких. Может наблюдаться бронхоспазм. Без лечения протекает длительно. Рентгенологически – негомогенная инфильтрация на фоне усиления интерстициально-сосуди- стого рисунка. Гематологические сдвиги не характерны. Диагноз подтверждается выделением хламиднй (при отсутствии клиники диагностического значения не имеет) либо серологически по наличию специфических антител класса IgM в титре 1:8 и выше, IgG 1:512 и выше или по четырехкратному нарастанию титраВызванная ки-шечной флорой (Е. соli, KI. pneumonia, P. aeruginosa)Пневмонии, вызванные кишечной палочкой, обычно дву-сторонние, со склонностью к деструкции легких и плев-ральным осложнениям; синегнойной палочкой – как правило, двусторонние, с выраженной интоксикацией при субфебрильной температуре, деструкцией, интерстициальной эмфиземой, плевральными осложнениями с жидким гноем зеленоватого цвета. Клебсиеллезная пневмония ха-рактеризуется острым началом, выраженной интоксикацией, лихорадкой, медленным развитием уплотнения легочной ткани с малым количеством хрипов («ползучая пневмония»), типичны лобарный инфильтрат и склонность к деструкцииПневмоцистная (Рneumocystae carinii)Превалирует выраженная одышка, высокая потребность в дыхании кислородом. Физикальные данные скудные. Рентгенологически на фоне интерстнциальных изменений выявляются множественные неплотные затемнения, рас-пространяющиеся от корня к периферии. Гематологические сдвиги не характерны. Диагноз подтверждается обнаружением пневмоцист в трахеальном аспирате или био- птате, обнаружением антител в крови
Аспирационная пневмония характеризуются постепенным началом, наличием в анамнезе аспирации или предрасполагающих к ней факторов: недоношенность, нарушение сознания, тяжелые преморбидные заболевания, судороги, дисфагия, гастроэзофагеальный рефлюкс, энтеральное питание через зонд. Воспалительный процесс локализуется в определенных сегментах легких, которые называются зависимыми (задние сегменты верхних долей или верхние сегменты нижних долей при аспирации в горизонтальном положении и нижние доли, преимущественно справа, при аспирации в вертикальном положении). Типичны некротизирующая пневмония, абсцесс легкого, эмпиема плевры со зловоннымзапахом плевральной жидкости и мокроты. При бактериологическом исследовании отсутствует рост микробов в аэробных условиях.
Вирусная пневмония возникает остро, чаще на фоне гриппозной пандемии, реже наблюдаются спорадические случаи. Проникновение вируса происходит бронхогенным путем с постепенным переходом на легочную ткань. В других случаях отмечается острое начало, геморрагический характер пневмонии говорит о развитии острой вирусной инфекции с поражением легкого гематогенного генеза. Легочный процесс чаще локализуется в интерстициальной ткани с инфильтрацией и утолщением межальвеолярных перегородок. Наблюдаются перибронхиты с тенденцией к нагноению. Наряду с этим определяются различного рода пневмонические изменения.
Заболевание развивается по-разному, чаще постепенно, сопровождаясь явлениями общего недомогания, головными болями, тянущими болями в икроножных мышцах, катаральными явлениями (насморк, кашель). Отмечается гипертермия с неопределенной динамикой температурной кривой. Имеют место выраженная одышка и цианоз. Степень гипоксемии иногда достигает значительных размеров. В легких отмечаются скудные аускультативные и перкуторные данные (укорочение перкуторного звука, влажные мелкопузырчатые хрипы). В общем анализе крови – чаще лейкопения, лимфоцитоз. Обычно нетяжелые вирусные пневмонии заканчиваются выздоровлением в течение 7–10 дней. Реже они протекают эпидемически (по типу «испанки») с очень тяжелым течением и выраженными явлениями общей интоксикации. Морфологический характер таких пневмоний может быть катарально-геморрагиче- ским, с явлениями гнойной инфильтрации в межальвеолярных стенках. Возможен летальный исход в очень короткие сроки (2–5 дней) вследствие геморрагического инфаркта легких. Частыми осложнениями гриппозных пневмоний являются легочные нагноения (абсцессы, эмпиема).Диагностика.
Для определения возбудителя пневмонии традиционно проводят бактериологическое исследование мокроты, плеврального пунктата, трахеобронхиального аспирата и др. Необходима количественная оценка микрофлоры мокроты. Диагностическое значение имеет выделение микроорганизмов в концентрации более 1 млн микробных тел в 1 мл мокроты. Наиболее информативен посев мокроты до начала антибактериальной терапии. Ориентировочным методом является микроскопия мазка мокроты, окрашенного по Граму. Эта методика общедоступна, непродолжительна и может помочь в выборе стартового антибиотика. Микроскопия трахеального аспирата и мокроты пригодна также для диагностики пневмоцистной пневмонии.
Этиологическая диагностика хламидийных, микоплазмен- ных, легионеллезных пневмоний основана на так называемых некультуралъных методах. Специфические антитела кхлами- диям, микоплазмам и легионеллам определяют с помощью реакции иммунофлюоресценции, иммуноферментного анализа, полимеразной цепной реакции. Для диагностикипневмоцистной пневмонии определяют антиген в крови.
Рентгенологическое исследование является важным приемом в диагностике пневмоний. Рентгенологическое исследование подтверждает этот диагноз и позволяет уточнить форму пневмонии. Определение пневмонии, данное ВОЗ, включает инфильтративные изменения на рентгенограмме как обязательный критерий диагноза.
Гомогенные тени (очаговая, сегментарная, долевая) характерны для бактериальных пневмоний. Тяжистые, негомогенные затемнения наблюдаются при микоплазменной этиологии процесса. Диссеминированные процессы у i рудных детей наблюдаются при хламидиозе и пневмоцистозе, у детей старшего возраста – при стрептококковой пневмонии. Обычно достаточно снимка в прямой проекции. При локализации пневмонии в нижней доле левого легкого необходима боковая проекция. Пневмонии в верхушечных сегментах нижних долей видны хорошо на боковых рентгенограммах. На снимках в прямой проекции они могут выглядеть лишь в виде прикорневого затемнения.
Рентгенологические изменения при вирусных пневмониях выглядят в виде тяжей от корня легкого к его нижним отделам, инфильтративных затемнений в нижних долях легких, мелких тяжистых теней. Эти данные соответствуют развитию процесса в перибронхиальной, межальвеолярной ткани с образованием ателектэтических участков.Лечение.
Большинство нетяжелых пневмоний необходимо лечить амбулаторно.

Показаниями для госпитализации являются:
1.первое полугодие жизни больного;
2.тяжелое течение пневмонии;
3.дыхательная недостаточность II-III степеней;
4.наличие осложнений;
5.тяжелые преморбидные заболевания, декомпенсацию которых может вызвать присоединившаяся пневмония;
6.отсутствие эффекта через 36–48 ч стартовой амбулаторной терапии;
7.социальные показания (отсутствие условий лечения на дому).

До наступления эффекта терапии следует соблюдать постельный режим. После нормализации температуры тела режим расширяется.
Особое внимание уделяется микроклимату помещения, в котором находится больной: производится регулярное проветривание, температура воздуха поддерживается в пределах зоны комфорта, при необходимости организуют увлажнение воздуха. При быстрой обратной динамике заболевания с 6–10-го дня можно начинать прогулки. Их организуют на открытом воздухе при температуре не ниже +10…+15 °С или на закрытой веранде. Закаливающие процедуры рекомендуется возобновлять через 10–14 дней после нормализации температуры тела.
Кормление и питание больных производится с учетом аппетита. У детей грудного и раннего возраста необходимо следить за питьевым режимом. В лихорадочном периоде количество жидкости в сутки увеличивается примерно на 20% по сравнению с возрастной нормой. У грудных детей объем жидкости, который больной не получил с пищей, должен быть возмещен в виде дополнительного питья, если не требуется ограничение жидкости. В рацион питания старших детей рекомендуется вводить легкоусвояемые продукты, дополнительно даются фрукты, соки. Особое внимание уделяется эстетическому оформлению пищи, что способствует стимуляции аппетита.
При дыхательной недостаточности I степени хватает регулярного проветривания помещения. При более тяжелой – показана кислородотерапия (носовая воронка, носовой катетер, маска, кювез, кислородная палатка), не позволяющая превысить потенциально токсичную концентрацию кислорода (60- 70%). Токсическое действие кислорода на сурфактантную систему легких можно уменьшить путем увлажнения кислорода и дополнительным назначением витамина Е. Эффективна спонтанная вентиляция обогащенной кислородом газовой смесью с положительным давлением 4–8 мм вод. ст. на выдохе (СВПД).
При дыхательной недостаточности II-III степени прибегают к внутривенному введению глюкозо-витаминно-энергетического комплекса: 20–30 мл 10–20% раствора глюкозы, 100- 200 мг аскорбиновой кислоты, 50–100 мг кокарбоксилазы, 5–10 мл 0,02% раствора рибофлавина. Можно также ввести цитохрам С, пантотенат кальция. При невозможности поддержания нормального газообмена с помощью простых методов проводится ИВЛ.
Антибактериальную терапию пневмоний при установленном диагнозе или при тяжелом состоянии больного необходимо начинать незамедлительно. При сомнении в диагнозе у нетяжелого больного окончательное решение о целесообразности антибактериальной терапии принимают после рентгенографии.
Первичный выбор антибактериального препарата производится, как правило, эмпирически. При этом необходимо учитывать возраст пациента, характер течения пневмонии,эпидемиологическую обстановку, потенциальных возбудителей, предшествующую антибактериальную терапию. Лечение тяжелых и осложненных пневмоний всегда начинают спарентерального введения антибиотиков, при осложненных пневмониях антибиотики вводят внутривенно.
В клинической практике необходимо учитывать резистентность пневмококка к аминогликозидам, поэтому назначение их в качестве стартового антибиотика домашней пневмонии недопустимо. Более чем в 2/3 случаев пневмококк устойчив к ко- тримоксазолу. Анализ антибиотикотерапии показывает, что большинство возбудителей типичных пневмоний сохранили чувствительность к аминопенициллинам, особенно ингибиторзащищенным, а атипичных – к новым макролидам и тетра циклинам. Многие возбудители современных пневмоний вырабатывают ферменты р-лактамазы, способные разрушать бета-лактамные антибиотики (пенициллины, цефалоспорины). Такой тип резистентности формируется, прежде всего, у пациентов, лечившихся ранее препаратами этой группы. Их флора сохранила чувствительность к защищенным аминопенициллинам, представляющим комбинацию аминопенициллина с химическими веществами, нейтрализующими бета-лактамазы бактерий.
При внутриутробных пневмониях препаратами выбора являются аминопенициллины (ампициллин, амоксициллин) и ин- гибиторзащищенные пенициллины (амоксициллина клавула- нат – аугментин, амоксиклав), амоксициллина сульбактам (сультасин) в сочетании с аминогликозидами (амикацин, не- тилмицин).

Эмпирический выбор антибиотиков для лечения внебольничных пневмоний зависит от возраста ребенка и эпидемиологической обстановки (табл. 32).Таблица 32. Чувствительность основных возбудителей внебольничных пневмоний к антибактериальным препаратамВозбудительЧувствительностьStreptococcus pneumoniaeПенициллины. Цефалоспорины 1–2 поколений. Ингибиторзащищенные аминопенициллины. Новые макролидыHaemophilus influenzaeАминопенициллины. Ингибиторзащищенные аминопенициллины. Новые макролиды. Цефалоспорины II-IV поколенийMoraxella catarrhalis.Ингибиторзащищенные аминопенициллины. Новые макролиды. Цефалоспорины 2–3 поколенийStreptococcus pyogenes.Пенициллины. Ингибиторзащищенные аминопенициллины. Макролиды. Цефалоспорины I II поколенийStaphylococcus aureusметициллинчувствительный. Оксациллин. Ингибиторзащищенные аминопенициллины. Цефалоспорины 1-е поколение. Линкозамиды. Макролиды. Аминогликозиды.Неспорообразующие анаэ-робыИнгибиторзащищенные аминопенициллины. Метронидазол. Карбапенемы. Цефамицины.Chlamydia pneumonia, trachomatisНовые макролиды. Тетрациклины.Mycoplasma pneumoniaeНовые макролиды. ТетрациклиныPneumocystis cariniiКо-тримоксазол. ПентамидинСемейство кишечных бак-терий (Escherichia coli, Proteus spp.,  Enterobacter., Klebsiella pneumoniae. Pseudomonas aeruginosa)Ингибиторзащищенные аминопенициллины. Цефалоспорины II-IV поколений. Карбапенемы. Фторхинолоны
Чувствительность возбудителей госпитальных пневмоний зависит от профиля стационара, эпидемиологической обстановки в нем и применяемых схем антибактериальной терапии.
Стартовая терапия госпитальных пневмоний должна быть представлена комбинацией защищенных аминопенициллинов, цефалоспоринов III поколения (цефотаксим, цефтриаксон, цефтазидим), уреидопенициллинов (пиперациллин, тикарциллин) с аминогликозидами. Альтернативная терапия – карбапе- немы: имипенем (тиенам), меронем. При пневмоцистной пневмонии лечение проводится ко-тримоксазолом, при грибковой – флуконазолом. Смена на альтернативные препараты производится с учетом данных бактериологического исследования. При отсутствии эффекта ее следует осуществлять быстро – в течение 36–48 ч, не дожидаясь результатов посевов. Если возбудитель не определен, то препарат приходится ино-гда менять и в более ранние сроки, при необходимости 3–4 раза. Антибиотики вводят внутривенно.
При нетяжелых формах возможна монотерапия. Препаратами выбора в таких случаях являются цефалоспорины II (цефу- роксим, зиннат, зинацеф) и III поколений. При тяжелых формах всегда требуется комбинированная терапия с применением цефалоспоринов III поколения с антисинегнойной активностью (цефтазидим, цефоперазон) или IV поколения (цефе- пим) с аминогликозидами. Альтернативными препаратами могут быть карбапенемы. При подозрении на синегнойную инфекцию кроме цефалоспоринов III поколения с антисинегнойной активностью могут быть назначены ингибиторзащи- щенные карбоксипенициллины (тикарциллина клавулонат) в комбинации с аминогликозидами. При крайне тяжелой инфекции при отсутствии эффекта антибиотиков вышеперечисленных групп могут быть использованы препараты из группы фторхинолонов первой генерации (офлоксацин, ципрофлокса- цин, ципринол). При анаэробных процессах эффективны инги- биторзащищенные аминопенициллины. Может быть использован также метронидазол (эфлоран).
По показаниям при массивной антибиотикотерапии дополнительно применяются противогрибковые препараты (флуконазол).
При атипичных госпитальных пневмониях, вызванных микоплазмой, хламидиями, препаратами выбора должны быть новые макролиды – мидекамицин (макропен), кларитромицин(фромилид), спирамицин (ровамицин), азитромицин (сумамед).
Ранние ВАП требуют назначения ингибиторзащищенных пенициллинов или цефалоспоринов II поколения. Альтернативными препаратами являются цефалоспорины III поколенияв комбинации с аминогликозидами. Если ИВЛ начата с 3-х суток лечения в стационаре, то выбор антибиотика производится, как при госпитальных пневмониях. При поздних ВАП назначают цефалоспорины III поколения с антисинегнойной активностью (цефтазидим, цефоперазон), или IV поколения (цефепим), или антисинегнойные ингибиторзащищенные кар- бо amp;ипенициллины в комбинации с аминогликозидами. Альтернативные препараты – карбапенемы, в крайне тяжелых случаях – фторхинолоны.
При пневмониях у лиц с иммунодефицитами для эмпирической терапии применяются цефалоспорины III-IV поколений или ванкомицин с аминогликозидами. При пневхмоцистной инфекции показан ко-тримоксазол в высоких дозах (20 мг/кг в суг по триметоприму). При грибковой инфекции назначают противогрибковые антибиотики (флуконозол, амфотерицин В), при герпетической – ацикловир (виролекс), при цитомегало- вирусной – ганцикловир.
Для лечения вирусных пневмоний сульфаниламидные препараты и антибиотики неэффективны. Рекомендуются противовирусные препараты и симптоматическая терапия (сердечно-сосудистые средства, противокашлевые, отхаркивающие). Антибиотики (пенициллины, макролиды и др.) возможно применять в целях профилактики осложнений.
Если стартовая антибиотикотерапия эффективна, то следует продолжить лечение пневмонии. Тактика антибактериальной терапии меняется при отсутствии эффекта стартового антибиотика. Сохранение лихорадки при ухудшении состояния и (или) нарастании патологических изменений в легких или плевральной полости (увеличение объема выпота и его цито- за), при хламидиозе, пневмоцистозе (нарастание одышки и гипоксемии) – требуется смена антибиотика.
Сохранение фебрильной температуры через 24–48 ч при не- осложненной пневмонии и через 3–4 суток при осложненной пневмонии на фоне снижения степени токсикоза, уменьшения одышки, улучшения аппетита, при отсутствии отрицательной рентгенологической динамики (наблюдается обычно при деструктивных пневмониях и (или) метапневмоническом плеврите) – смены антибиотика не требует.
Длительность антибиотикотерапии должна быть достаточной для подавления жизнедеятельности возбудителя, элиминацию которого обеспечивают иммунологические механизмы организма. При адекватном выборе антибиотика и быстром наступлении эффекта этот период составляет обычно 7–10 дней, при тяжелых и осложненных формах пневмонии лечение должно быть более длительным (до 3 недель). Пневмония с нетипичным течением требует лечения макро- лидами до 14 дней. Терапия пневмоцистной инфекции котримоксазолом должна проводиться не менее 2–3 недель. Парентеральное введение антибиотика необходимо продолжить как минимум 2–3 суток после снижения лихорадки, затем переходить на пероральный прием препарата (ступенчатая схема).
При тяжелой и осложненной пневмонии, неполном эффекте или отсутствии эффекта стартовой терапии перед отменой ан-тибактериального лечения необходим рентгенологический контроль. Нетяжелая пневмония с полным эффектом стартовой терапии, нормализацией клинических данных не всегда требует рентгенологического контроля.
Необходимость в назначении противокашлевой терапии возникает только в том случае, когда кашель нарушает самочувствие и состояние больного. Например, когда у ребенка имеет место непродуктивный, сухой, мучительный, навязчивый кашель. При таком кашле не происходит полноценной эвакуации скопившегося в дыхательных путях секрета и освобождения рецепторов слизистой респираторного тракта от раздражающего воздействия. Показанием к проведению противокашлевой терапии (стоптусин, туссин плюс, сине- код) является также утрата защитного эффекта кашля и приобретение им патологического значения, при котором кашель может стать причиной различных осложнений (травматиза- ция слизистой оболочки гортани и бронхов, утрата эластичности легочной ткани с развитием пневмоторакса, пневмоме- диастинума, интерстициальной эмфиземы). Подавление влажного кашля недопустимо и оправдано способствование его большей эффективности (муколитики, отхаркивающие препараты).
Выбор мукоактивных препаратов должен осуществляться с учетом механизма их действия.

Классификация мукоактивных препаратов выглядит следующим образом.
1.Препараты прямого действия:
• муколитики – производные цистеина со свободной тио- ловой группой (за счет свободной SH-группы разрывают ди- сульфидные связи между гликопротеинами мокроты): ацетил- цистеин, цистеин, метилцистеин, этилцистеин, месна;
• мукогидротанты (способствуют внедрению воды в структуру бронхиального секрета): неорганический йод, вода, гипертонические солевые растворы, соли натрия и калия.
2.Препараты непрямого действия:
• мукорегуляторы (регулируют выработку секрета железистыми клетками): производные цистеина с блокированной ти- оловой группой (воздействуя на внутриклеточные ферменты, восстанавливают физиологическое соотношение муцинов и нормализуют биохимический состав секрета): флуифорт, кар- боцистеин, степронин, летостеин;
• поверхностно-активные разжижающие вещества (изменяют адгезию секрета): производные алкалоидов (стимулируют альвеолярную адгезию секрета, обладают муколитическим эффектом, связанным с деполяризацией мукопротеиновых и мукополисахаридных волокон): бромгексин, амброксол,
• отхаркивающие мукокинетики (усиливают физиологическую активность мерцательного эпителия и перистальтические движения бронхиол, способствуя продвижению мокроты из нижних отделов легких в верхние дыхательные пути и ее выделению; этот эффект обычно хорошо сочетается с усилением секреции бронхиальных желез): препараты термопсиса, солодки, алтея, гвайфенезин, терпингидрат, синупрет.
3.Препараты с опосредованным противокашлевым действием(антигистаминные, противоотечные, бронхолитики, противовоспалительные препараты) имеют весьма ограниченные показания для лечения собственно кашля, однако важны для устранения ряда причин, его вызывающих. Поэтому использование этих препаратов должно быть дифференцированным:
• антигистаминные препараты, особенно I поколения (димедрол, супрастин, тавегил), не рекомендуется применять при лечении кашля у детей раннего возраста, так как их «высушивающее» действие на слизистую бронхов усиливает непродуктивный кашель, вызываемый и без того вязким характером секрета. В силу тех же причин у детей раннего возраста не применяются оральные противоотечные средства (деконгестан- ты), используемые при остром рините и кашле у взрослых;
• бронхолитики (сальбутамол, беродуал, теофиллин) применяются только в случаях, когда кашель ассоциирован с брон- хоспазмом. Использование атропина нежелательно как у детей, так и у взрослых, так как он сгущает мокроту, делая ее более вязкой и трудноудалимой. Подавление кашля, сопровождающего обструктивный синдром, не должно являться самоцелью – применение симпатомиметиков (сальбутамол, тербу- талин, фенотерол, беродуал), ликвидирующих бронхоспазм, способствует и прекращению кашля. Бронхорасширяющие (р2-агонисты, антихолинергетики, теофиллины) и противовоспалительные средства (кортикостероиды), обладая общим противовоспалительным действием, сокращают и бронхиальную секрецию.

Жаропонижающие средства назначаются по той же схеме, что и при вирусной инфекции (см. выше). Следует избегать курсового назначения жаропонижающих препаратов, так как это маскирует симптомы заболевания, не позволяет оценить эффект антибактериальной терапии и может привести к поздней смене антибиотика при его неэффективности.
При тяжелых пневмониях оправдана иммунотерапия направленного действия: гипериммунная плазма, гипериммунные иммуноглобулины (антистафилококковый, антисинегнойный, антипротейный и др.). Нативная плазма, сухая плазма, иммуноглобулин для внутримышечного введения, гемотрасфузии не оказывают заметного влияния на течение пневмонического процесса, в связи с чем их применение при пневмонии нецелесообразно.
В тяжелых случаях возможна иммуномодулирующая терапия препаратами интерферона для внутривенного введения, препаратами цитокинов и иммуноглобулина для внутривенного введения (пентаглобин, интраглобин, сандоглобулин, ово- мин и др.).
Витаминотерапия в остром периоде не показана. Не оправдано внутримышечное и подкожное введение витаминных препаратов. В период реконвалесценции и реабилитации рекомендуются мультивитамины, а также их прием вместе с минеральными добавками (макровит, пиковит, биовиталь, мульти- табс, дуовит), особенно в зимнее и весеннее время года.
Считают, что оральной гидратацией можно ограничиться у всех больных с неосложненной и у 80–90% больных с осложненной пневмонией. Объем жидкости должен быть меньше полной суточной потребности, но не менее 700–1000 мл. Важно обеспечить не менее 50% суточной потребности в жидкости. При оральной ре гидратации 1/3–1/2 объема восполняют солевыми растворами, остальную часть – водой, чаем, соками, морсами и т. д.
Показания для инфузионной терапии: выраженный эксикоз, коллапс, нарушение микроциркуляции, угроза развития ДВС- синдрома. Объем инфузий не должен превышать 20–30 мл/кг-сут, его равномерно распределяют в течение суток, коллоидные растворы должны составлять 1/3 объема.
Коррекцию ацидоза рекомендуется проводить при BE, равном 10 и ниже. Введение щелочных растворов без определения КЩС допустимо лишь в качестве экстренной меры при ДВС- синдроме и расстройствах микроциркуляции.
При нарушении бронхиальной проходимости для улучшения дренажной функции применяется ингаляционная терапия с изотоническим раствором хлорида натрия или мукорегулирующими препаратами (амброксол – 1–2 мл на ингаляцию). В лечении метапневмонических плевритов может быть эффективен электрофорез лидазы.
Массаж грудной клетки обязателен в комплексной терапии детей с пневмонией. Назначается после нормализации температуры. Особенно эффективен вибрационный массаж с посту- ральным дренажем. ЛФК назначается рано, после нормализации температуры тела пациента.Реабилитация.
Ребенок может посещать детское дошкольное учреждение или школу не ранее чем через 14 дней от начала нетяжелой пневмонии при стойком клиническом выздоровлении и нормализации лабораторных показателей. Основу реабилитации детей, перенесших острую пневмонию, составляет физическая реабилитация. Главный ее компонент – лечебнаяфизкультура с постепенным увеличением физических нагрузок, общеукрепляющие упражнения, специальный комплекс дыхательных упражнений. Занятия в общей группе, а также большой спорт могут быть разрешены через 6 недель после неосложненной и через 12 недель после осложненной пневмонии. В комплекс реабилитационных мероприятий обязательно должны быть включены закаливающие процедуры. У астенизированных детей при нерациональном питании следует предусмотреть назначение мультивитаминов, в том числе и с минеральными добавками.Осложнения острых пневмоний.
Синпневмонический плеврит развивается параллельно пневмонии. Может быть сухим и экссудативным. При развитии экссудативного плеврита k течение пневмонии становится более тяжелым. Выявляется резкое ослабление дыхания на стороне поражения. Возможно смещение средостения в противоположную выпоту сторону. Определяются перкуторные симптомы плеврита. Для диагностики плеврита необходимо рентгенологическое исследование грудной клетки в прямой и латеральной позициях.
Метапневмонический плеврит сопровождает обратное развитие пневмонии или синпневмонического плеврита. Чаще развивается при пневмококковой и гемофилюсной этиологии пневмонии. В его развитии основная роль принадлежит иммунопатологическим процессам: образованию иммунных ком-плексов при избытке антигенов на фоне распада микробных клеток. Плевра выступает в качестве шокового органа. Развитие метапневмонического плеврита сопровождается новым [подъемом температуры (характерна высокая лихорадка), ухуд-шением состояния больного. Разрешение процесса длительное. Рассасывание фибрина, отложившегося на париетальной и костальной плевре, может затягиваться до 6–8 недель.
Легочная деструкция в большинстве случаев легочной де-струкции при внебольничных пневмониях обусловлена виру-лентными штаммами пневмококка и гемофильной палочки и чаще встречается у детей первых лет жизни. К деструкции склонна очагово-сливная пневмония. Факторы риска бактери-альной деструкции легких: пневмонический инфильтрат, за-хватывающий долю, лейкоцитоз свыше 20109/л, СОЭ более 40 мм/ч, выраженный токсикоз, стойкая лихорадка (более 39 °С). Деструктивный процесс в легких может протекать в виде аб-сцесса или буллы (воздушные полости, пневмоцеле). Буллы и абсцессы, расположенные субплеврально, имеют тенденцию к дренированию в плевральную полость. Редким внелегочным осложнением деструкции является прогрессирующая медиа- стинальная эмфизема.
При разрыве булл, расположенных субплеврально, может формироваться внутренний пневмоторакс. Возможен клапанный механизм с напряженным пневмотораксом. Дыхание на стороне поражения становится резко ослабленным, перкутор- но обнаруживается тимпанит. На рентгенограмме выявляется воздух в плевральной полости, смещение средостения в противоположную сторону. При прорыве небольшой буллы и отсут-ствии клапанного механизма наблюдается постепенное ухуд-шение состояния больного, возникаютболи в груди, появляется и нарастает одышка.
Пиопневмоторакс формируется при прорыве в полость плевры гнойного очага. В зависимости от объема полости, дренировавшейся в плевру, возраста ребенка, объема гноя и воздуха, попавшего в плевру, выделяют три формы пиопневмото- ракса: острую, мягкую, стертую. Рентгенологически пиопневмоторакс характеризуется наличием в плевральной полости жидкости с горизонтальным уровнем и воздушной полостью над ней. Пораженное легкое коллабировано.
Морфологической основой респираторного дистресс-синдрома взрослого типа является разрушение структуры терминальных респираторных единиц, инактивация сурфактанта, что приводит к рестриктивным нарушениям функции внешнего дыхания, сопровождающимся гипоксемией. Клинические признаки: прогрессирующая дыхательная недостаточность, артериальная гипоксемия, которую не устраняет обогащение вдыхаемой газовой смеси кислородом до 50 об.% (рефрактерная гипоксемия из-за нарушений вентиляционно-перфузион- ных взаимоотношений), двусторонние «пушистые», «хлопьевидные» затемнения легочных полей на рентгенограмме (следствие интерстициального и альвеолярного отека при отсутствии левопредсердной гипертензии).
Затяжные и хронические заболевания органов дыхания
Медико-социальная значимость хронических заболеваний воздухоносных путей обусловлена высокой частотой этой патологии в общем уровене заболеваемости, инвалидности и смертности населения во всем мире. За последние 10–15 лет распространенность хронических заболеваний легких среди взрослого населения возросла с 6 до 14% (Т. О. Кострова, 2007). Большая часть заболеваний, относящихся к этой группе, начинается в детском возрасте, поэтому актуальность проблемы хронических заболеваний органов дыхания в педиатрической практике не вызывает сомнений.
Диагноз «затяжная пневмония» правомочен, если длительность заболевания превышает 8 недель. Термин «хроническая пневмония» как нозологическая единица в настоящее время употребляется редко. От этого понятия отказались зарубежные пульмонологи и торакальные хирурги. Среди защитников данного диагноза остались практически только российские пуль- я» монологи-педиатры, но и в их среде выдвигается тезис, что термин «хроническая пневмония» – это дань привычки (С. Ю. Коганов, 2004). В МКБ-10 диагноз «хроническая пневмония» отсутствует.
Причина, по которой десятки совершенно разных заболеваний не столь давно объединяли общим названием «хроническая пневмония», состоит в том, что они имеют схожие клинические и морфологические особенности. Эти болезни протекают с клинической картиной затяжной, рецидивирующей пневмонии и, как правило, признаками дыхательной недостаточности, обязательным элементом являются необратимые изменения в бронхах и пневмосклероз в одном или нескольких сегментах.
Понятие «хроническое неспецифическое заболевание легких» (ХНЗЛ) также не совсем корректно. В настоящее время решение вопроса о принадлежности заболевания к специфическим или неспецифическим во многом зависит от диагностических возможностей. Так, без специального микологического обследования и определения класса и титра специфических антител, только на основе клинических, морфологических и функциональных данных, легочный аспергиллез может быть расценен, как хронический обструктивный бронхит, астма, бронхоэктатическая болезнь, гиперсенситивный пневмонит или эозинофильная астма.
Поэтому в настоящее время термин «хроническое неспецифическое заболевание легких» обычно используют для подчеркивания нетуберкулезной природы хронической легочной патологии.Этиология.
ХНЗЛ представляет собой инфекционный по-лиэтиологический процесс. При бактериологическом исследовании мокроты или отделяемого слизистой оболочки бронхов, полученного при бронхоскопии, у больных ХНЗЛ, как и при острой или затяжной форме заболевания, выделяют патогенный стафилококк, гемолитический стрептококк, пневмококк,палочку инфлюэнцы Афанасьева – Пфейффера, синегнойную палочку, палочку Фридлендера, грибы рода Candida и др. У пациентов на фоне бактериальной инфекции нередко определяются вирусы парагриппа, аденовирусы и респираторно-синци- тиальные вирусы. В дебюте хронического процесса часто имеет место сегментарная или полисегментарная пневмония, осложненная ателектазом или гиповентиляцией пораженных сегментов, возникающей вследствие нарушения дренажной функции бронхов.
Острая стафилококковая пневмония, протекающая с деструкцией или инфильтративными изменениями легких, особенно у детей 1-го года жизни, нередко приводит к развитию ХНЗЛ. Об этом свидетельствует анамнез детей с ХНЗЛ, содержащий указание на перенесенную острую сегментарную или полисегментарную пневмонию стафилококковой этиологии.
Неизвлеченные своевременно инородные тела бронхов, яв-ляющиеся причиной развития ателектаза легких, приводят к формированию хронического воспалительного процесса.
У детей чаще встречаются ХНЗЛ с очагами хронической инфекции (тонзиллит, аденоидит, синусит, назофарингит и др.), при которых создаются условия для распространенияинфекции в нижележащие дыхательные пути и развития инфекционной аллергии.
Имеют значение и факторы, снижающие иммунный ответ: неблагоприятные условия внешней среды, недостаточное пребывание ребенка на свежем воздухе, охлаждение, дефекты ухода, неправильное питание и др. Важную роль играет наличие врожденных ателектазов, обусловленных аспирацией околоплодных вод и обтурацией бронха, недоношенность, гипотрофия, рахит, экссудативный диатез и др.Патогенез.
Механизмы развития патологических изменений необходимо понимать, чтобы грамотно диагностировать причину их возникновения и адекватно проводить лечение.
Ранее считалось, что хронические заболевания легких имеют четкую стадийность. Процесс начинается с затяжного бронхита или вялотекущей пневмонии и постепенно прогрессирует до формирования бронхоэктазов. Однако многолетние наблюдения показывают, что трансформации хронического воспаления бронхов в бронхоэктазы не происходит. Долгие годы заболевание может протекать как хронический бронхит без развития пневмосклероза и бронхоэктазов. С другой стороны, известно, что при определенных условиях бронхоэктазы могут сформироваться на фоне острых воспалительных процессов всего за несколько суток, а пневмосклероз способен развиться даже при отсутствии явных признаков воспаления.

Таким образом, в патогенезе ХНЗЛ можно выделить несколько относительно автономных механизмов:
1.развитие хронического воспалительного процесса в бронхах;
2.развитие бронхоэктазов;
3.развитие пневмосклероза.

Наличие хронического воспалительного процесса в бронхах – наиболее общая черта всех ХНЗЛ. Можно выделить основные причины, по которым воспаление, начинаясь как острое, приобретает затяжное и хроническое течение:
1.нарушение дренажной функции;
2.иммунодефицитные состояния;
3.бронхиальная обструкция вследствие реакции гиперчув-ствительности I-IV типов;
4.легочная эозинофилия.

К нарушению дренажной функции приводят:
1.врожденные аномалии легких: кистоз, поликистоз, секвестрация, добавочная доля, агенезия, бронхоэктазия, эктопия, гипоплазия;
2.врожденные аномалии бронхов: бронхомаляция, трахео- маляция, атрезия, расширение, аномалия, стеноз, агенезия, дивертикул (по данным хирургов, выявляются v 8–10% больных с ХНЗЛ);
3.врожденные аномалии легочных сосудов, затрудняющие дренаж: сосудистые кольца;
4.приобретенные респираторные нарушения: деструктивная пневмония, стеноз бронха (давление извне), травмы, ателектаз, коллапс;
5.врожденные нарушения мукоцилиарного клиренса: синдром Картагенера, муковисцидоз;
6.приобретенные нарушения мукоцилиарного клиренса: вдыхание холодного воздуха, курение, вирусные инфекции, некоторые лекарственные вещества;
7.инородные тела бронхов: аспирация «по неосторожности», перинатальная патология, приводящая к рецидивирующей рвоте и срыгиваниям, трахеопищеводный свищ, гастро- эзофагеальный рефлюкс с аспирацией.

Хроническое воспаление при этих нарушениях формируется, как правило, после инфицирования. Сначала развивается обычное острое воспаление, но вследствие снижения дренажной функции экссудат не эвакуируется. Ферменты, активные формы кислорода, попадающие в экссудат из нейтрофилов, поддерживают альтерацию, что приводит к дальнейшей активации фиксированных макрофагов, поддерживает миграцию в слизистые моноцитов, нейтрофилов, лимфоцитов, которые, в свою очередь, выделяют цитокины, поддерживающие воспаление. Ростовые факторы и TNF, выделяемые активированными иммунными клетками, активируют фибробласты, стимулируют их пролиферацию и в конечном счетеразвитие фиброза. Следует отметить, что инфекция необходима только для запуска процесса. При нарушении дренажной функции хроническое воспаление может развиваться даже в случае, если экссудат стерильный.
С другой стороны, отсутствие адекватного противоинфек- ционного иммунного ответа, обусловленное первичным или вторичным иммунодефицитным заболеванием, приводитк персистированию инфекции и (или) постоянному реинфици- рованию. В результате воспалительный процесс в легких и бронхах может приобрести хронический характер даже при сохраненной дренажной функции.
У 20–30% пациентов ХНЗЛ сочетается с бронхиальной астмой или эпизодами бронхиальной обструкции. Развивающаяся на фоне хронического воспалительного процесса гиперреактивность бронхов увеличивает тяжесть и ухудшает прогноз заболевания.
Существенную роль в формировании хронической патологии органов дыхания играют иммунокомплексные процессы и антителозависимая цитотоксичность. Эти механизмы лежат в основе таких заболеваний, как экзогенный аллергический альвеолит или гиперсенситивный пневмонит, вызванный органической пылью, аллергический легочный аспергиллез, хронические интерстициальные нарушения, вызванные лекарствами, вдыханием химических веществ, газов, дымов, паров.
Легочная эозинофилия также имеет место в патогенезе ХНЗЛ. Иммунные реакции, приводящие к повреждению брон- хоальвеолярного аппарата при хронической эозинофильной пневмонии и тропической эозинофилии, направлены против личинок гельминтов или филярий. При синдроме Черджа – Строе и узелковом периартериите также наблюдается эозинофилия и эозинофильная инфильтрация в легочной ткани, но основной причиной поражения легких является аутоиммунный васкулит.

Бронхоэктатические поражения при ХНЗЛ могут быть ограничены пределами одного сегмента или доли легкого, а могут быть распространенными. Любая из форм бронхоэкгазов связана с бактериальной инфекцией (Т. Р. Харрисон, Д. Крофтон, С. Ю. Каганов). Однако воспаление и нарушение бронхиальной проводимости – важный, но недостаточный фактор для формирования бронхоэкгазов. Показано, что наиболее часто бронхоэктазы развиваются на фоне:
1.аномалий развития: недоразвития сегментарных и суб-сегментарных бронхов (синдром Вильямса – Кемпбела), трахео- бронхомегалии;
2.наследственных заболеваний: муковисцидоза (причина более чем половины случаев бронхоэктазов); первичных им- мунодефицитов; первичной цилиарной дискинезии (синдром Картагенера), патологии соединительной ткани (синдром Элерса – Данлоса, синдром Марфана);
3.легочного аспергиллеза.

Механизм формирования бронхоэктазов неясен, но сами бронхоэктазы играют в патогенезе ХНЗЛ важную роль. С их появлением еще больше нарушается дренажная функция бронхов и тем самым поддерживается хронический воспалительный процесс.

Развитие легочного фиброза происходит в несколько этапов: интерстициальное воспаление, утолщение стенок альвеол и их разрушение, пневмосклероз. Пневмосклерозом сопровождаются более 160 заболеваний. Основными причинами его развития являются:
1.хроническая аспирация;
2.ингаляции кислорода;
3.аутоиммунные заболевания (полимиозит, системная склеродермия, системная красная волчанка, ревматоидный артрит, эозинофильные пневмонии, синдром Гудпасчера, саркои- доз, гранулематоз Вегенера, хронический активный гепатит, цирроз печени, болезнь Крона, неспецифический язвенный колит);
4.экзогенный аллергический альвеолит;
5.нарушения гемодинамики (митральный стеноз, легочная гипертензия, артерио-венозная аневризма в легочных сосудах);
6.респираторный дистресс-синдром взрослых;
7.легочный альвеолярный микролитиаз и протеиноз;
8.амилоидоз;
9.лекарственные средства (нитрофурантоин, амиодарон, триптофан, препараты золота, пеницилламин, фенитоин, азатиоприн, блеомицин, бусульфан, хлорамбуцил, циклофос- фамид, цитарабин, ломустин, мелфалан, метотрексат, ми- томицин, бромкриптин);
10.трансплантация костного мозга;
11.ионизирующие излучения;
12.врожденные заболевания (липидозы, нейрофиброматоз, туберозный склероз);
13.неблагоприятные факторы окружающей среды (оксиды алюминия и железа, сурьма, барий, бериллий, кобальт, олово, асбест, каолин, сланец, кремнезем, тальк, уголь, силикон,па- ракват, поливинилхлорид).

Таким образом, при составлении плана обследования больного ХНЗЛ с легочным фиброзом необходимо помнить об указанных выше причинах и, при наличии настораживающих признаков, изучить лекарственный анамнез, профессиональные вредности, обследовать функцию печени, состояние сердечно-сосудистой системы и кишечника.
Однако в 50% случаев причина фиброзирующего альвеоли- та остается неизвестной. В таких случаях говорят об идиопатическом фиброзирующем альвеолите (болезни Хаммана– Рича).
Классификация. В настоящее время не существует единой клинической классификации, в которой были бы собраны и логически структурированы все заболевания легких и бронхов, имеющие затяжное и хроническое течение. В МКБ-10 хроническая патология органов дыхания, а также состояния, к ней приводящие, отнесены к следующим классам болезней.

Класс I. Некоторые инфекционные и паразитарные болезни:
А15.
А16. Туберкулез органов дыхания.
A31.Инфекции, вызванные другими микобактериями (A31.0. Легочная инфекция).
А42, А43. Актиномикоз и нокардиоз.
В22.1. ВИЧ с проявлениями интерстициального пневмо- нита.
В37 – В46, В59, В67. Легочные формы грибковых и паразитарных заболеваний, имеющих хроническое течение (канди- доз, кокцидиоидомикоз, гистоплазмоз, аспергиллез, пневмоци- стоз, эхинококкоз и др.).

Класс IV. Болезни эндокринной системы, нарушения обмена веществ:
Е84. Кистозный фиброз (Е84.0 – с легочными проявлениями).
Е88. Другие нарушения обмена веществ (Е88.0 – дефицит а, -антитрипсина).

Класс X. Болезни органов дыхания:
J41. J42.Хронический бронхит.
J43.Эмфизема.
J44.Другая хроническая обструктивная болезнь.
J45. J46.Астма и астматический статус.
J47.Бронхоэкгатическая болезнь (приобретенная).
J60-J70.Болезни легкого, вызванные внешними агентами (пневмокониозы различной этиологии, гиперсенситивный пневмонит, вызванный органической пылью, респираторные состояния, вызванные вдыханием химических веществ, газов, дымов, паров, твердых веществ, жидкостей и другими внешними агентами).
J80-J84.Другие респираторные болезни, поражающие, главным образом, интерстициальную ткань (синдром респираторного расстройства у взрослого (болезнь гиалиновых мембран), легочная эозинофилия, альвеолярный прстеиноз, альвеолярный микролита аз, диффузный легочный фиброз, фибрози- рующий альвеолит, синдром Хаммена – Рича, идиопатический легочный фиброз).

Класс XVI. Отдельные состояния, возникающие в пери-натальном периоде:
Р27. Р28. Хронические болезни органов дыхания, развившиеся в перинатальном периоде (синдром Вильсона – Микити, бронхолегочная дисплазия, врожденный фиброз легких, «вентиляционное легкое у новорожденного», ателектаз, легочная гипоплазия, легочная незрелость).

Класс XVII. Врожденные аномалии, деформации и хромосомные нарушения:
Q32.Врожденные аномалии бронхов (трахеомаляция, брон- хомаляция, атрезия, расширение, аномалия, стеноз, агенезия, дивертикул, кистоз, поликистоз, секвестрация, добавочная доля, агенезия, бронхоэктазия, эктопия, гипоплазия).
Q39.Врожденные аномалии пищевода (трахеально-пище- водный свищ).
Q89. Situs inversus (синдром Картагенера).
Следует отметить, что критерием отнесения конкретного хронического заболевания органов дыхания в диагностическую рубрику МКБ-10 могут служить как этиологическиефакторы, так и морфологический субстрат заболевания. Выбор этого критерия может осуществляться следующим образом.

Болезнь относят к классу I только в том случае, если установлен этиологический фактор инфекционной природы и (или) выявлены характерные для данной инфекции клинико-лабораторные показатели и специфические морфологические изменения в органах дыхания.
К классам IV, XVI, XVII и рубрикам J60-J99 класса X можно отнести заболевание на основании клинических и (или) морфологических данных при наличии высокоспецифических для данного конкретного заболевания признаков (обратное расположение органов, высокая концентрация хлора в поте, наличие специфических антител классов lgG или IgA к анамнестически значимому антигену и т. д.).
Если диагностические возможности не позволяют напрямую выявить инфекционный этиологический фактор или высокоспецифические признаки, и приходится опираться только на морфологические изменения, болезнь, как правило, относят к рубрикам J40-J47 класса X.
В тех случаях, когда патология органов дыхания носит явный вторичный характер, и на первый план выступают проявления основного заболевания (например, первичный иммунодефицит или СКВ) – выставляется диагноз основного заболевания со ссылкой на рубрику J99.
Клиническая картина. В большинстве случаев у пациентов с ХНЗЛ наследственность отягощена аномалиями развития, аллергической патологией, системными аутоиммунными заболеваниями, хроническими болезнями органов дыхания.
В анамнезе имеют место указания на патологическое течение беременности, недоношенность, тяжелое течение раннего постнатального периода, неблагоприятные социальные, бытовые и экологические факторы, наличие профессиональных вредностей.
Характерным для ХНЗЛ является длительный анамнез основного заболевания: обострения имеют затяжное течение и сменяются неполными ремиссиями.

Наиболее характерными клиническими проявлениями ХНЗЛ у детей являются:
1.отставание в физическом развитии;
2.наличие стигм, пороков развития, других хронических заболеваний, редко пальцы Гиппократа, ногти в виде часовых стекол;
3.обязательный признак – кашель самого различного характера, постоянный или периодический, возникающий в любое время, но обязательно резистентный к лечебным мероприятиям;
4.хрипы в легких самого разного характера и локализации, имеющие одну общую особенность – стойкость и постоянство локализации;
5.нарушение функций внешнего дыхания – могут быть об- структивного, рестриктивного или смешанного типа.

При рентгенографии грудной клетки определяются признаки бронхита (независимо от периода заболевания). Изменения в легочной ткани чаще, но далеко не всегда, локализуются в нижних отделах легких. Они бывают очаговыми, сегментарными или полисегментарными, их размеры могут изменяться в процессе лечения. Эти изменения способны даже полностью исчезать, но при последующих рецидивах появляться на прежнем месте. Прозрачность легких может быть повышена, понижена или не изменена.Диагностика.
Постановка диагноза ХНЗЛ не представляет большой трудности, однако лечебная тактика при отдельных заболеваниях, входящих в группу ХНЗЛ, может существенно различаться, поэтому важнейшей задачей на этапе диагностики является определение ведущего патогенетического механизма, приведшего к развитию хронической легочной патологии у данного больного.

Причины нарушения дренажной функции бронхов можно условно разделить на анатомические и функциональные. К первым относятся:
1.врожденные аномалии легких, бронхов и легочных сосудов;
2.приобретенные респираторные нарушения;
3.инородные тела бронхов.

Для подтверждения или исключения этих причин пациентам с клинической картиной ХНЗЛ проводят:
1.бронхоскопию (до 10 лет ригидную, старше – бронхофи- броскопию);
2.бронхографию;
3.компьютерную томографию высокого разрешения, по чувствительности этот метод почти не уступает бронхографии;
4.магнитно-резонансную томографию;
5.исследование пищевода с контрастом;
6.эзофагогастрофиброскопию;
7.оценку функции внешнего дыхания (спирометрию, пнев- мотахографию).

В случае установления анатомического дефекта лечебная тактика будет направлена на его устранение.
К функциональным причинам нарушения дренажной функции бронхов относят врожденные нарушения мукоцилпарного клиренса, обусловленные в первую очередь муковисцидозом и синдромом Картагенера.
Для подтверждения или исключения диагноза муковисцидоза определяют концентрацию хлоридов в потовой жидкости (тест с пилокарпином) и выполняют генетическое исследование (11ЦР-диагностика полиморфизма гена CFTR).
Для диагностики синдрома Картагенера используют сахариновый тест (вдыхается через нос истолченный в пыль сахарин – оценивается время перемещения крупинки сахарина по слизистой носа от переднего конца нижней раковины до носоглотки – при цилиарной дискинезии сладкий привкус во рту появляется спустя 30 мин, проводится детям старше 5 лет) и биопсию слизистой носа и бронхов с исследованием подвижности ресничек в фазово-контрастном микроскопе, более на-дежно – при электронной микроскопии.
Причиной хронизации бронхолегочной патологии могут быть иммунодефицитные заболевания. Для их диагностики у пациентов определяют сывороточное содержание иммуноглобулинов, фенотип лейкоцитов, фагоцитарную активность нейтрофилов, концентрацию белков острой фазы воспаления и системы комплемента. Диагноз «первичный иммунодефицит» должен бьгть верифицирован генетически.
Если в клинике имеют место периодические приступы бронхиальной обструкции, наряду с уже перечисленными выше методами обследования показано определение общего и специфического IgE, а также проведение кожных проб с потенциальными аллергенами. Подробно этиология, патогенез, принципы диагностики и лечения бронхиальной астмы описаны в соответствующей главе данного учебного пособия.
При подозрении на наличие экзогенного аллергического альвеолита определяют уровень специфических антител классов IgG, IgM, IgA и проводят провокационные пробы с веществами, которые по анамнестическим данным пациента представляются причинно-значимыми для этого заболевания. При диагностике аллергического бронхолегочного аспергиллеза также определяют концентрацию специфических антител разных классов в крови и лаважной жидкости и исследуют мокроту на наличие Aspergillus spp.
В диагностике заболеваний, сопровождающихся легочной эозинофилией, играет роль стойкое повышение числа этих клеток в крови. При биопсии эозинофилы обнаруживаются в альвеолах, интерстициальной ткани и стенках сосудов.
Легочная форма муковисцидоза (кистозного фиброза)
Этиопатогенез, классификация, клиническая картина, диагностика и прогноз муковисцидоза описаны в гл. «Хронические расстройства питания».Лечение.
Патогенетическая терапия легочной формы муковисцидоза направлена на улучшение дренажной функции бронхов. С этой целью назначают обильное питье и средства, уменьшающие вязкость мокроты:
1.муколитики – разжижают мокроту, оказывая влияние на ее физические и химические свойства. К ним относятся про- теолитические ферменты (пулъмозим) и неферментные синтетические препараты (производные цистеина);
2.мукорегуляторы – увеличивают секрецию жидкого компонента мокроты и уменьшают – плотного, стимулируют активность реснитчатого эпителия, синтез лизоцима, образование сурфактанта в легких (бромгексин и его метаболит амброксол).

Кроме того, пациентам назначаются средства, стимулирующие секрецию бронхиальных желез и усиливающие выделение мокроты:
1.отхаркивающие препараты рефлекторного действия, раздражая рецепторы желудка, рефлекторно усиливают перистальтику бронхов и активность ресничек, облегчая отхаркивание, усиливают секрецию жидкого компонента мокроты (гвай- фенезин, корни алтея, солодки, ипекакуаны, анисовое и эвкалиптовое эфирные масла, экстракт из листьев подорожника, мать-и-мачехи, травы багульника, исландского мха, чабреца, плюща, термопсиса);
2.препараты, оказывающие прямое резорбтивное действие, т. е. после приема внутрь выделяются слизистой оболочкой дыхательных путей, стимулируя секрецию бронхиальных желез, разжижают мокроту (калия и натрия йодид, хлорид аммония).

При наличии обструктивного компонента назначают бронхолитики (p-адреномиметики, метилксантины, ингаляционные глюкокортикоиды). Для снижения гиперреактивности бронхов используют холинолитики (атровент), спелеотерапию.
Пациентам рекомендуют принимать дренажные положения в сочетании с дыхательной гимнастикой (кинезотерапия), фи-зиопроцедурами (УВЧ-, СВЧ-терапия, электрофорез препаратов пода и магния), массажем, иглорефлексотерапией.
В период обострения назначают антибактериальную терапию. Выбор антибиотиков производят на основании результатов посева мокроты или бронхоальвеолярного смыва с обязательным определением чувствительности выделенной флоры к антибиотикам.
Глюкокортикоиды (по 1–1,5 мг/кг-сут в пересчете на преднизолон с учетом суточного ритма надпочечников) назначают при быстром прогрессировании пневмосклероза,
В настоящее время апробируется генно-инженерный метод лечения муковисцидоза.Диспансеризация.
Дети, больные муковисцидозом, находятся под диспансерным наблюдением участкового педиатра и пульмонолога до 18-летнего возраста, а затем передаются под наблюдение терапевта в поликлинику для взрослых. Задачами диспансерного наблюдения являются контроль за функциональным состоянием бронхолегочной, сердечно-сосудистой систем, желудочно-кишечного тракта, правильностью профилактического приема ферментных препаратов и средств, улучшающих бронхиальный дренаж, своевременное выявлениеи лечение обострений заболевания, санация очагов хронической инфекции. Лечение рекомендуется осуществлять в домашних условиях, для обеспечения индивидуального ухода и снижения риска реинфекции. Лишь при тяжелом состоянии или наличии осложнений показана госпитализация.
Дети, больные муковисцидозом, все лекарства для амбулаторного лечения получают бесплатно.
При легком и среднетяжелом течении заболевания, отсутствии сердечной недостаточности и вне обострения воспалительного процесса в легких пациентам показано санаторное лечение в специализированных местных санаториях.
Пребывание больных муковисцидозом в детских дошкольных учреждениях нецелесообразно. Посещение школы при хорошем и удовлетворительном состоянии возможно, но необходим дополнительный выходной день еженедельно, освобождение от экзаменов. Вопрос о проведении профилактических прививок детям с муковисцидозом решается индивидуально.
Первичная цилиарная дискинезия (синдром Картагенера)
Синдром Картагенера – генетически гетерогенное, аутосоморецессивное заболевание, с 50%-й пенетрантностью обусловленное нарушением функции реснитчатого эпителия. Встречается с частотой 1 случай на 16 000 новорожденных и характеризуется такими клиническими признаками, как обратное расположение внутренних органов, хронический бронхит с бронхоэктазами, хронический синусит, хронический отит, мужское бесплодие.Патогенез.
Патогенетическая основа заболевания – аномалия ультраструктуры и функции реснитчатого эпителия. Отсутствие синхронного колебания ресничек вызывает нарушение мукоцилиарного клиренса бронхов. В результате создается основа развития распространенного хронического бронхолегочного процесса с формированием бронхоэктазов. Клетки с цилиарным эпителием имеются в различных органах: евстахиевых трубах, синусах (отсюда отиты и синуситы при синдроме Картагенера), дыхательных путях. Аналоги эпителиальных ресничек – жгутики сперматозоидов, с их от-сутствием связана неспособность к оплодотворению у больных мужчин.Клиническая картина.
Синдром Картагенера начинает проявляться еще в грудном возрасте. Дети страдают частыми бронхитами, пневмониями, которые принимают затяжное, рецидивирующее течение, а к 2–3 годам у большинства пациентов бронхолегочный воспалительный процесс становится хроническим. Он характеризуется постоянным кашлем с выделением гнойной мокроты, распространенностью и выраженностью физикальных данных, ранним появлением признаков дыхательной недостаточности. Как правило, дети отстают в физическом развитии, концевые фаланги пальцев могут приобретать форму «барабанных палочек», а ногти – форму «часовых стеклышек».Диагностика.
Диагноз основывается на типичной клинической триаде. Наряду с изменениями в бронхолегочной системе у пациентов с синдромом Картагенера уже с первых недель жизни в носовой полости могут постоянно образовываться гнойные выделения, что затрудняет носовое дыхание. На этом фоне нередко диагностируется не только гайморит, но и панси- нусит. Третий компонент триады – обратное расположение внутренних органов.
При спирометрическом обследовании определяются вентиляционные нарушения обструктивного и рестриктивного характера.Лечение.
Важнейшее направление терапии – улучшение дренажной функции бронхов. Принципы лечения такие же, как при муковисцидозе. Прогноз относительно благоприятный.
Иммунодефицитные заболевания
В настоящее время известно более 200 генетически обусловленных дефектов иммунной системы, приводящих к клинически значимым нарушениям защиты or инфекций (первичные иммунодефицитные заболевания). Количество вариантов вторичных иммунодефицитов трудно оценить, поскольку отсутствуют объективные критерии диагностики этих состояний и нет их общепринятой классификации. Подробно иммунодефицитные состояния (НДС) разбираются на курсе клинической иммунологии и аллергологии, в данной теме изложены только основные принципы диагностической и лечебной тактики при этой патологии.Классификация.
Согласно МКБ-10 первичные иммунодефицитные заболевания классифицируются следующим образом:
• D80. НДС с преимущественным дефектом антителообразования (наследственная гипогаммаглобулинемия, селективный дефицит IgA, селективный дефицит IgG-субклассов, селективный дефицит IgM, транзиторная гипогаммаглобулинемия детей и др.);
• D81. Комбинированные НДС (тяжелые комбинированные иммунодефициты, дефицит аденозиндезаминазы, синдром Незелофа, дефицит фосфорилазы пуриновых нуклеоти- дов и др.);
• D82. ИДС, ассоциированные с другими значительными дефектами (синдром Вискотта – Олдрича, ИДС с тромбоци- топенией и экземой, синдром Ди Джорджа, гипер-lgE- синдром и др.);
• D83. Общий вариабельный иммунодефицит;
• D84. Другие иммунодефициты (дефект антигена-1 (LFA- 1) лимфоцитов, дефекты в системе комплемента и др.);
• дефекты фагоцитоза (Е70.3. Болезнь Чедиака (Стейнбри- ка) – Хигаси, D71. Функциональные нарушения полиморфно- ядерных нейтрофилов или хронический гранулематоз).

Вторичные иммунодефициты принято классифицировать по этиологическому фактору. Выделяют:
1.инфекционные: индуцированные вирусами (ВИЧ-инфекцией, респираторно-синцитиальным вирусом, вирусом Эб- стайна – Барра и др.); бактериями (стафилококк, стрептококк), простейшие и т. д.;
2.индуцированные (обусловленные влиянием неблагоприятных экологических факторов, приемом лекарственных препаратов, травмами, ожогами, хирургическими вмешательствами, дефицитом белка, микроэлементов, витаминов и т. д.);
3.спонтанные (причина неизвестна).Клиническая картина.
Несмотря на огромное разнообразие причин иммунодефицитных заболеваний их основные клинические проявления идентичны. Они протекают в виде хронических, рецидивирующих, инфекционно-воспалительных процессов бронхолегочного аппарата, придаточных пазух, уро- генитального и желудочно-кишечного трактов, глаз, кожи и мягких тканей, вызванных оппортунистическими или условно-патогенными микроорганизмами с атипичными биологическими свойствами. Характерно наличие множественной устойчивости возбудителей к антибиотикам.Диагностика.
Для диагностики НДС большое значение имеет тщательно собранный анамнез: необходимо выяснить, в каком возрасте у ребенка сформировалась клиническая картина НДС, наличие наследственной предрасположенности. Следует проанализировать динамику показателей общего анализа крови. Косвенным свидетельством наличия НДС может быть постоянная (реже транзиторная) анемия, тромбоцитопения, лимфопения, нейтропения, эозинофилопения.

С целью установления (исключения) диагноза НДС рекомендуются:
1.выполнить протеинограмму, определить фракции а1-, альфа2- (к которым относятся белки острой фазы),  бета-, (относится IgM), у-глобулинов (относятся IgG, А);
2.определить иммуноглобулины (IgM, IgG, IgA, IgE) в сыворотке крови;
3.определить секреторный IgA;
4.исследовать фагоцитарную активность;
5.определить фенотип лейкоцитов крови;
6.произвести посев мокроты (бронхоальвеолярного смыва), определить чувствительность к антибиотикам;
7.провести фенотипирование клеток лаважной жидкости;
8.провести генетическое обследование для верификации диагноза «первичный иммунодефицит»;
9.обследовать на СПИД и носительство других вирусов (семейство герпесВирусов, гепатита).Лечение.
При первичных иммунодефицитах преимущественным дефектом антителообразования проводится заместительная терапия. Внутривенно постоянно пациентам вводят иммуноглобулины. Кратность введения – 1–4 раза в месяц, дозу подбирают индивидуально под контролем определения IgG в крови (его сывороточная концентрация не должна снижаться менее 6 г/л).
В терапии комбинированных первичных ИДС в настоящее время широко применяется пересадка стволовых клеток. С успехом используются методы генной инженерии для лечения дефицита аденозиндезаминазы.
При лечении вторичных иммунодефицитов важно, но в большинстве случаев невозможно, устранение причины. В период обострения инфекционно-воспалительного заболевания, протекающего на фоне вторичного ИДС к основному лечению добавляют внутривенное введение иммуноглобулинов, интер- феронов, интерлейкина-2.
В подострый период показаны вакцины, неспецифические стимуляторы фагоцитоза, тимические факторы, индукторы интерферона, пробиотики, витамины, микроэлементы.
При любой форме ИДС антибактериальная терапия проводится с учетом чувствительности возбудителя к антибиотикам.Диспансеризация.
Все пациенты с первичными ИДС состоят на диспансерном учете в РНПЦ «Детская онкогематология» в Республиканском регистре первичных иммунодефицитов. Порядок диспансерного наблюдения за лицами со вторичным иммунодефицитом зависит от основного заболевания.

Прогноз. Несмотря на большие успехи, достигнутые в лечении первичных иммунодефицитов, прогноз остается неблагоприятным. Примерно 25% пациентов погибают от инфекционных заболеваний, 25% – от опухолей и лимфопролиферативных заболеваний.
Экзогенный аллергический альвеолит
Экзогенный аллергический альвеолит объединяет группу заболеваний, вызванных вдыханием органической пыли, которые протекают с диффузным гранулематозным поражением интерстициальной ткани легких.
Вдыхание органической пыли приводит к развитию экзогенного аллергического альвеолита лишь у 5–15% людей. Повышают риск заболевания курение и атопические болезни.Этиология.
Этиологическим фактором заболевания является органическая пыль, в состав которой входят антигены жи- BOTH ого и растительного происхождения, а также антигены грибов и бактерий. Диаметр частиц, которые могут проникнуть в альвеолы, не превышает 5 мкм. Риск заболевания не зависит от дозы и продолжительности контакта с пылью.Патогенез.
В патогенезе экзогенного аллергического аль- веолита играют роль иммунокомплексные и клеточные реакции гиперчувствительности. Контакт с антигеном вызывает у сенсибилизированных лиц образование иммунных комплексов в слизистой дыхательных путей и активацию комплемента. У части больных в ткани легких можно обнаружить антиген, послуживший причиной заболевания, IgG, IgA и IgM, направленный против этого антигена, и СЗ-компонент комплемента. Под действием продуктов этих реакций в очаг поражения мигрируют нейтрофилы, а затем лимфоциты. Около 70% мигрантов – лимфоциты, в основном CD8+. Под действием этиологических антигенов in vitro они начинают размножаться и вырабатывать цитокины.
На ранней стадии в легких развивается васкулит мелких сосудов с выпадением фибрина и инфильтрацией стенок альвеол нейтрофилами, эозинофилами, лимфоцитами и моноцитами. У 25–100% больных наблюдается острый бронхиолит. На поздних стадиях заболевания формируются гранулемы без ка- зеозного некроза и развивается клиническая картина интерсти- циальной пневмонии с инфильтрацией ткани легких лимфоцитами и моноцитами. Спустя несколько месяцев гранулемы исчезают, на первый план выходят пневмосклероз и облитериру- ющий бронхиолит, эмфизема.Классификация.
Согласно МКБ-10 экзогенный аллергический альвеолит классифицируется следующим образом.
• J67. Гиперсенситивный пневмонит, вызванный органической пылью (легкое фермера, багассоз (сахарный тростник), легкое птицевода, субероз (пробковое дерево), легкое работающего с солодом, легкое работающего с грибами, легкое сборщика коры клена, легкое контактирующего с кондиционером, пневмонит, вызванный другой органической пылью (сыр, кофе, рыбная мука, мех и т. д.)).
• J68. Респираторные состояния, вызванные вдыханием химических веществ, газов, дымов, паров (J68.4. Эмфизема, хронический бронхит, легочной фиброз).
• J69. Пневмонит, вызванный твердыми веществами и жидкостями (аспирационная пневмония, жировая пневмония).
• J70. Респираторные состояния, вызванные другими внешними агентами (J70.1. Фиброз легкого вследствие радиации, J70.3, J70.4. Хронические интерстициальные нарушения, вызванные лекарствами).
• J80-J84. Другие респираторные болезни, поражающие главным образом интерстициальную ткань.Клиническая картина.
Острый экзогенный аллергический альвеолит развивается при кратковременном действии антигенов органической пыли в высоких концентрациях. Через 4–6 ч после контакта с пылью появляются лихорадка, озноб, чувство тяжести в груди, одышка, сухой кашель. При аускультации выслушиваются скудные хрипы. После устранения контакта с антигенами все симптомы заболевания исчезают.
Хронический экзогенный аллергический альвеолит возникает при длительном контакте с антигенами органической пыли, вдыхаемой в небольших дозах. Характерны постепенное развитие одышки и снижение переносимости физической нагрузки, продуктивный кашель, похудание.
По мере прогрессирования заболевания появляются свистящее дыхание, цианоз, развивается легочное сердце. Пальцы приобретают форму барабанных палочек.
Около 10% больных экзогенным аллергическим альвеолитом одновременно страдают другими аллергическими заболеваниями, в том числе бронхиальной астмой.Диагностика.
Исследование функции внешнего дыхания выявляет рестриктивные нарушения со снижением ЖЕЛ, общей емкости легких и диффузионной способности.
При лабораторном обследовании в крови можно обнаружить повышение числа нейтрофилов и уровня общего и специфического IgG (следует помнить, что специфический IgG обнаруживается в сыворотке 50% здоровых людей, постоянно контактирующих с тем или иным аллергеном, вызывающим экзогенный аллергический альвеолит). Число эозинофилов и уровень IgE обычно в норме.
Проводятся провокационные пробы: ингаляция экстрактов антигенов пыли и жидкостей, с которыми больной контактирует в быту и на производстве.
Кожные пробы не применяются в связи с низкой информативностью.
При рентгенографическом исследовании на начальной стадии можно обнаружить обширное затемнение легочных полей, в дальнейшем – множественные мелкие очаговые тени или сетчато-узелковое поражение. Компьютерная томография с высоким разрешением выявляет множественные мелкие очаговые тени на фоне нормального легочного рисунка. Эти изменения обратимы. На поздних стадиях заболевания развиваются пневмосклероз и эмфизема легких, в результате чего легкие на рентгенограмме приобретают видпчелиных сот. Эти изменения уже необратимы.Лечение.
Устранение контакта с органической пылью – основное профилактическое и лечебное мероприятие при экзогенном аллергическом альвеолите.
Кортикостероиды показаны при тяжелых и длительных обострениях в тех случаях, когда избежать контакта с аллергеном невозможно. При остром течении в 1-ю неделю назначают преднизолон в дозе 2 мг/кгсут (не более 60 мг/сут), в течение последующих 6–7 недель дозу постепенно снижают. Эффект обычно хороший. Ингаляционные кортикостероиды при этом заболевании не применяются.
Хроническая форма заболевания хуже поддается лечению. При ней также показаны системные кортикостероиды. Специфическая иммунотерапия аллергенами неэффективна и нежелательна.
Прогноз. При острой форме заболевания в отсутствие последующего контакта с антигеном функция внешнего дыхания восстанавливается полностью. При хроническом экзогенном аллергическом альвеолите на момент обращения к врачу в большинстве случаев уже имеются пневмосклероз и дыхательная недостаточность, поэтому лечение обычно малоэффективно.
Аллергический бронхолегочный аспергиллез
Аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБА) – заболевание, широко распространенное в странах Западной Европы и практически отсутствующее в Беларуси. Несомненно, эта географическая неравномерность обусловлена низким уровнем диагностики.Этиология.
Чаще всего причиной заболевания является Aspergillus fumigatus. Риск заболевания выше у больных атопиче- скими заболеваниями, в анамнезе у всех больных аллергическим бронхолегочным аспергиллезом есть указания на бронхиальную астму.Патогенез.
Заболевание обусловлено цитотоксическими и иммунокомплексными реакциями гиперчувствительности. Повреждение при АБА вызвано как аллергическими и иммунокомплексными реакциями, так и действием протеаз возбудителя, который обнаруживается в просвете бронхов. Происходит массивная инфильтрация стенки бронхов эозинофилами, лимфоцитами и моноцитами с образованием гранулем.Клиническая картина.
Заболевание протекает с ремиссиями и обострениями, которые чаще возникают зимой и проявляются лихорадкой, продуктивным кашлем, кровохарканьем, свистящим дыханием, сопровождается обратимыми приступами одышки. По мере прогрессирования заболевания развивается пневмосклероз, снижается диффузионная способность легких, нарастают явления дыхательной недостаточности.Диагностика.
При исследовании функции внешнего дыхания в начале заболевания выявляются преимущественно об- структивные нарушения, к которым с течением времени добавляются рестриктивные.
Лабораторными признаками АБА являются эозинофилия (число эозинофилов в крови превышает 1000 в мкл), повышение в сыворотке крови уровня общего IgE (более 1000 МЕ/мл), появление специфических к Aspergillus антител классов IgG и IgE. Специфические антитела классов IgG, IgA и IgE можно также обнаружить в жидкости, полученной при бронхоальвео- лярном лаваже.
При микроскопии мазков и в посевах мокроты более чем у 60% больных обнаруживается возбудитель заболевания.
Для выявления сенсибилизации к антигенам Aspergillus spp можно использовать кожные пробы.
При рентгенографии в легких определяются ограниченные затемнения, которые могут быстро исчезать или длительно сохраняться. С помощью компьютерной томографии с высоким разрешением можно обнаружить бронхоэктазы, обычно осложняющие течение АБА. При длительном течении заболевания развивается склероз верхних долей легких.Лечение.
Во время обострений заболевания используют ин-галяционные бронходилататоры (беротек, сальбутамол) и кортикостероиды (преднизолон) внутрь по 0,5 мг/кг сут в течение 2–3 месяцев, затем дозу постепенно снижают под контролем клинических, рентгенологических показателей и уровня IgE в сыворотке. Ингаляционные кортикостероиды малоэффективны и не предотвращают появления новых ограниченных затемнений в легких.
Эффективны современные противогрибковые средства, в частности итраконазол. При присоединении бактериальной инфекции назначают антимикробные средства, которые выбирают в зависимости от чувствительности флоры.
Специфическая иммунотерапия аллергенами не рекомендуется, так как она может вызвать приступ бронхиальной астмы.Прогноз.
В отсутствие лечения в легких развиваются бронхоэктазы и пневмосклероз. Длительный прием кортикостерои- дов значительно снижает риск обострений и уменьшает повреждение бронхов.
Хроническая эозинофильная пневмония
Хроническая эозинофильная пневмония обусловлена иммунными реакциями, направленными против гельминтов (Ascaris lumbricoides, Strongyloides, Toxicara, Trichina, Neca- tor), а также может индуцироваться соединениями никеля, некоторыми лекарственными средствами {карбаиазепин, хлор- промазин, сульфаниламиды, пенициллины, метотрексат, на- проксен), однако установить причину заболевания в каждом конкретном случае обычно не удается.Клиническая картина.
Чаще болеют женщины. В анамнезе у 1/3 больных есть указания на атопические заболевания. К типичным проявлениям относятся лихорадка, потливость, похудание, кашель, одышка, свистящее дыхание. Все симптомы обычно достаточно выражены и сохраняются не менее месяца. При исследовании функции внешнего дыхания определяются рестриктивные нарушения и снижение диффузионной способности легких.Диагностика.
У 70% больных выявляется эозинофилия до 20–40% общего числа лейкоцитов. На рентгенограммах грудной клетки определяются двусторонние ограниченные затемнения в виде крыльев бабочки. Они расположены по периферии легочных полей, субплеврально. Со временем затемнения становятся более выраженными. Иногда они исчезают, но затем вновь появляются на том же месте. При биопсии в альвеолах и интерстициальной ткани обнаруживаются эозинофилы, лимфоциты и макрофаги, иногда выявляются гранулемы, абсцессы, содержащие эозинофилы, и васкулит с поражением мелких сосудов.Лечение.
Терапевтические мероприятия следует начинать как можно раньше. Назначают преднизолон внутрь по 1–2 мг/кг-сут. Затем дозу постепенно снижают до поддерживающей (подбирают индивидуально) и дают длительно. Улучшение клинической и рентгенологической картины наблюдается уже через несколько суток лечения препаратом. Прогноз благоприятный.
Тропическая легочная эозинофилия
Тропическая легочная эозинофилия возникает при заражении филяриями Wuchereria bancrofti и Brugia malayi, проявляется сухим кашлем, одышкой и свистящим дыханием по ночам, недомоганием, похуданием.Диагностика.
Объективно выявляется увеличением лимфоузлов, в легких выслушиваются сухие и влажные хрипы, рестриктивные нарушения и снижение диффузионной способности легких, а у 25–30% больных – и обструктивные нарушения дыхания. Эозинофилия достигает 50%, содержание IgE превышает 1000 МЕ/мл, в сыворотке и жидкости, полученной при бронхоальвеолярном лаваже, выявляются антитела к филяри- ям. Рентгенографически выявляются усиление легочного рисунка, очаговые тени диаметром 1–3 мм или ограниченные затемнения.Лечение.
Обычно лечение заключается в назначении ди- этилкарбамазина по 6 мг/кг сут внутрь в 3 приема в течение 3 недель. Положительный эффект, как правило, наступает быстро, но у 10–20% больных, несмотря на лечение, заболевание прогрессирует и приводит к пневмосклерозу.
Идиопатический фиброзирующий альвеолит (болезнь Хаммана – Рича)
Идиопатический фиброзирующий альвеолит – заболевание, распространенность которого составляет 3–5 случаев на 100 000 человек. Оно обычно начинается в возрасте 40–70 лет, но может возникать и в детском возрасте. Описаны семейные случаи заболевания с аутосомно-доминантным типом наследования.Патогенез.
Считается, что основную роль в патогенезе этого заболевания играют иммунные механизмы, о чем свидетельствует присутствие активированных лимфоцитов, макрофагов, нейтрофилов и эозинофилов в легких, наличие в крови широкого спектра аутоантител и циркулирующих иммунных комплексов. Причины заболевания неизвестны, антиген не обнаружен.
Активация макрофагов и эндотелиальных клеток легких приводит к увеличению выработки IL-8, который является важнейшим фактором хемотаксиса нейтрофилов. Развивается интерстициальная пневмония, причем на ранних стадиях она носит десквамативный характер. Кроме того, альвеолярные макрофаги и клетки эпителия бронхов вырабатывают большое количество трансформирующего фактора роста (TGF-P), который стимулирует пролиферацию фибробластов и синтез ими коллагена. Происходит разрастание соединительной ткани, проявляющееся нарушением структуры легочной ткани.
На поздних стадиях заболевания формируются полости, выстланные метаплазированным эпителием бронхов, развивается легочная гипертензия. При гистологическом исследовании выявляются гиперплазия гладких мышц бронхов, отложение холестерина в стенках сосудов, пролиферация и склероз интимы сосудов, облитерация артериол.Клиническая картина.
От 80 до 100% больных отмечают одышку (сначала при физической нагрузке, а затем постоянную) и сухой кашель. У половины больных имеются общие симптомы – повышенная утомляемость, похудание, лихорадка, миалгия и артралгия.Диагностика.
Характерным симптомом являются звучные сухие хрипы, которые выслушиваются над нижними отделами легких. На поздних стадиях заболевания пальцы приобретают форму барабанных палочек. Легочная гипертензия и легочное сердце проявляются акцентом II тона над легочной артерией, ритмом галопа, гипертрофией правого желудочка. У всех больных наблюдаются рестриктивные нарушения дыхания с уменьшением ЖЕЛ и общей емкости легких, а также снижение диффузионной способности легких. У 80% больных обнаруживается гипергаммаглобулинемия, у 50% – повышение СОЭ, у 30% выявляется ревматоидный фактор, у 15–25% – антинукле- арные антитела. Часто обнаруживаются циркулирующиеиммунные комплексы.
Рентгенологически на ранней стадии заболевания, изредка даже в отсутствие клинических проявлений, отмечается двустороннее сетчатое или сетчато-узелковое поражение, более заметное в нижних отделах. Со временем все изменения становятся более выраженными, образуются полости со стенкой толщиной 5–10 мм, легкие приобретают вид пчелиных сот, уменьшаются размеры легочных полей. Изменения на рентгенограммах не коррелируют с клиническими проявлениями. У 10% больных изменения на рентгенограммах грудной клетки отсутствуют. В таких случаях информативна компьютерная томография с высоким разрешением. При этом исследовании в интерстициальной ткани легких выявляются очаги уплотнения, расположенные преимущественно субплеврально и чередующиеся с участками неизмененной ткани. Биопсия легкого – единственный метод, позволяющий точно определить причину и выраженность фиброзирующего альвеолита. Получить достаточное количество ткани можно как при тора- коскопической, так и при открытой биопсии легкого. Поскольку активность процесса в разных участках легких обычно неодинакова, производят биопсию двух или более долей.Лечение.
При преобладании десквамативной интерстициальной пневмонии и выявлении лимфоцитарной инфильтрации \?ежальвеолярных перегородок наиболее эффективны кор- тикостероиды. Преднизолон назначают в течение первых 6 недель в дозе 1,5–2 мг/кг сут (не более 100 мг/сут) внутрь, в течение следующих 6 недель – в дозе 1 мг/кг-сут, а затем – 0,5 мг/кг сут еще в течение 3 месяцев. При улучшении или стабилизации состояния дозу преднизолона снижают на 1–2 мг в неделю до 0,25 мг/кг-сут. Примерно через год после началалечения можно еще раз попытаться снизить дозу, однако часто это приводит к рецидивам заболевания. При неэффективности кортикостероидов назначают циклофосфамид вдозе 2 мг/кг-сут внутрь (не более 200 мг/сут), в сочетании с пред- низолоном по 0,25 мг/кг-сут. Считается, что циклофосфамид более эффективен при нейтрофипьной инфильтрации межальвеолярных перегородок. Курс лечения – не менее 3 месяцев под контролем числа нейтрофилов. В случае положительного эффекта препарат дают в течение 9–12 месяцев. Азатиоприн менее эффективен, но дает немного побочных эффектов, его назначают в дозе 2 мг/кг-сут внутрь (не более 200 мг/сут) в сочетании с преднизолоном в дозе 0,25 мг/кг-сут внутрь. Минимальная продолжительность лечения также составляет 3 месяца, а при улучшении или стабилизации состояния его продолжают в течение 9–12 месяцев.
На поздних стадиях (при интерстициальной пневмонии, пневмосклерозе и эозинофильной инфильтрации) лечение ма-лоэффективноПрогноз.
Заболевание медленно прогрессирует и через 6–12 лет заканчивается смертельным исходом. Основные причины смерти – тяжелая дыхательная недостаточность, легочная гипертензия, инфекции и рак легкого.
Бронхиальная астма у детей
Бронхиальная астма – это заболевание, в основе которого лежит хроническое аллергическое воспаление дыхательных путей и бронхиальная гиперреактивность, что приводит к возникновению приступов обратимой бронхиальной обструкции, обусловленной гиперсекрецией, спазмом гладкой мускулатуры, отеком и клеточной инфильтрацией слизистой бронхов и проявляющейся повторяющимся эпизодами свистящих хрипов, одышки, чувства стеснения в груди и кашля, особенно ночью или ранним утром.Этиология.
Причины развития аллергии полностью не раскрыты, однако несомненным является то, что в патогенезе одинаково важную роль играют как особенности аллергенов, так и особенности организма, на который аллерген воздействует.
Аллерген – это одно из ключевых понятий иммунологии. Аллергенами называют антигены, вызывающие реакции аллергической гиперчувствительности. Большинство аллергенов являются растворимыми протеинами или гликопротеинами с молекулярной массой 10–40 килодальтон (кД). При определенных обстоятельствах углеводы и другие низкомолекулярные химические соединения, такие, как изоцианаты, ангидриды, хром, никель, формальдегид и др., а также некоторые лекарственные средства выступают в качестве гаптенов, способных связываться с белками и вызывать образование IgE-ан- тител.
Аллергены обычно не имеют совсем или имеют очень низкую токсичность (исключение составляют компоненты ядов некоторых насекомых), но могут спровоцировать развитие патологической реакции из-за их способности индуцировать IgE- опосредованный иммунный ответ.
Многие из аллергенов – ферменты, поэтому предполагается, что способность вызывать сильные ответы ТЪ2-типа на ферменты развилась под давлением естественного отбора, который «поддерживал» развитие адекватного иммунного противопаразитарного ответа. Ферменты необходимы паразитам для успешного проникновения через тканевые барьеры организма и перемещения в межклеточном пространстве. Кишечные гельминты выделяют ферменты всей своей поверхностью. В результате ферменты являются своего рода визитной карточкой паразитарной инфекции.
Проникая в слизистую, паразитарные ферменты, будучи чужеродными антигенами, связываются с клеточными рецепторами В-лимфоцитов, а затем презентируются на поверхности этих клеток. Нулевые Т-хелперы, распознавшие антиген на В-лимфоците, превращаются в ТЪ2-типа, начиная секретировать IL4, 5, 10, 13. Под действием IL4 В-лифоцит, презентиро- вавший антиген, начинает усиленно размножаться, причем часть В-лимфоцитов превращается в плазматические клетки, продуцитующие преимущественно IgE, специфический для данного антигена. Молекулы IgE связываются с FcrRl-рецепторами тучных клеток и базофилов и становятся специфиче-скими рецепторами этих клеток. Процесс называется сенсибилизацией и занимает 3–6 недель. Повторное проникновение антигена в слизистую и связывание его с IgE на тучных клетках вызывает дегрануляцию последних. Освободившийся в результате этого гистамин стимулирует гиперсекрецию слизи, которая обволакивает паразита, мешая ему зафиксироваться в кишечнике, а также вызывает спастические сокращения кишечника, способствующие удалению паразита.
При БА противопаразитарный иммунитет является сценарием, по которому развиваются реакции на схожие с паразитарными, но безвредные ферменты, производимые растениями, насекомыми и животными, а сценой служит слизистая, но не кишечника, а дыхательных путей.
Считается, что предрасположенность к аллергическим реакциям обусловлена как наследственными, так и приобретенными особенностями организма, и определяется склонностью к Независимым реакциям, а также рестриктированностью аллергенов по HLA классов DP и DR.Патогенез.
Ведущую роль в патогенезе бронхиальной астмы играют хроническое аллергическое воспаление и повышенная реактивность бронхов, которые приводят к периодической обратимой бронхиальной обструкции.
Медиаторы, выбрасываемые тучными клетками, влияют на тонус бронхов и сосудов. Гистамин вызывает мгновенный и кратковременный бронхоспазм, тогда как лейкотриены – отсроченный и более длительный.
Наряду с отеком и гиперсекрецией, вызываемыми гистамином и лейкотриенами, большой вклад в бронхиальную обструкцию при хроническом аллергическом воспалении вносит клеточная инфильтрация. Медиаторы стимулируют миграцию вначале эозинофилов и нейтрофилов, а при более длительном течении – процесса моноцитов и лимфоцитов. Этим частично объяснятся резистентность к терапевтическим воздействиям, особенно к тем, которые направлены преимущественно на блокаду эффектов медиаторов тучных клеток.
Второй патогенетический фактор – гиперреактивность бронхов, т. е. склонность отвечать бронхоконстрикцией на большое число специфических и неспецифических стимулов. Эти стимулы могут непосредственно влиять на механизмы бронхиальной обструкции, например гистамин или метахолин, или действовать опосредованно – при физических нагрузках, воздействии холодного воздуха, брадикинина, диоксида серы и др.
Бронхиальная гиперреактивность выявляется при провокационном тесте с метахолином или гистамином (снижение ОФВ, более чем на 15%), но слабо коррелирует с клиническими проявлениями болезни, кожными пробами с аллергенами, суточной динамикой пикфлоуметрии. Кроме того, бронхиальная гиперреактивность часто встречается у людей, никогда не страдавших БА.
В норме тонус гладких мышц бронхов регулируется преимущественно парасимпатическими волокнами, входящими в состав блуждающего нерва. Применение лекарственных средств, блокирующих проведение возбуждения по парасимпатическим волокнам, приводит к расширению бронхов. Стимуляция этих волокон, напротив, вызывает бронхоспазм. Рецепторы парасимпатической нервной системы активируются гистамином, холодным воздухом, S02. Чувствительность и тонус афферентных холинергических структур повышается при поражении эпителия и выбросе медиаторов воспаления. Бронхиальная гиперреактивность может быть проявлением синдрома вегетативной дисфункции с преобладанием парасимпатотонуса.
На гладкомышечных клетках бронхов находятся а-, Р,- и р,-адренорецепторы. Преобладают p-адренорецепторы, причем Р,-адренорецепторов в 3 раза больше, чем (5,-адреноре- цепторов.
В норме симпатическая нервная система играет незначительную роль в регуляции тонуса гладких мышц бронхов. Помимо этого, гладкая мускулатура бронхов не имеет адренерги- ческой иннервации и симпатическое влияние на эти мышцы поддерживается за счет катехоламинов, циркулирующих в крови. Основной их источник – мозговое вещество надпочечников. Понятно, что снижение функции надпочечников (например, при лимфатико-гипопластическом диатезе) способствует повышению гиперреактивности.
В дополнение к парасимпатическому звену вегетативной нервной системы за повышение тонуса бронхов отвечает NANC-механизм (неадренергический, нехолинергический, называемый также пептидергическим), опосредованный передачей возбуждения по классическим автономным нервам. Ингибиторами NANC являются вазоактивный интерстициальный пептид (VIP) и оксид азота (N0). Как VIP, так и NO способны предупредить развитие бронхоспазма, индуцируемого фармакологическими препаратами. Однако VIP быстро разрушается триптазой, высвобождаемой при дегрануляции тучных клеток, a NO – свободными радикалами кислорода, выделяемыми ней- трофилами. Подавление ингибиторов NANC наблюдается при хроническом аллергическом воспалении и обусловливает усиление бронхиальной гиперреактивности.
Стимуляторами NANC являются многочисленные нейро- пептиды, например вещество Р и нейрокинин, которые вызывают сужение бронхов, отек слизистой и увеличение секрециислизи. В норме их разрушает нейтральная эндопептидаза, вырабатываемая бронхиальным эпителием. Слущивание эпителия, наблюдаемое при хроническом аллергическом воспалении, способствует развитию гиперреактивности.
Острые респираторные заболевания очень часто ассоциированы с приступами бронхиальной астмы. У 40% астматиков выявляются антигены респираторно-синцитиального вируса, парагриппа и гриппа, риновируса и аденовируса. Предполагается, что вирусы снижают чувствительность Р-адреноре- цепторов, повреждают эпителий и таким образом повышают реактивность бронхов, а также способствуют переключению иммунного ответа на ТЬ2-вариант. До 50% детей, перенесших на 1-м году жизни бронхиолит, вызванный респираторно-син- цитиальным вирусом, заболевают бронхиальной астмой в течение последующих 8 лет. Таким образом, атопия и гиперреактивность бронхов тесно переплетаются в патогенезе бронхиальной астмы, взаимно стимулируя и поддерживая друг друга (рис. 1).
[Картинка: i_001.jpg]

Обструкция дыхательных путей – причина нарушения вентиляции, перфузии и кислотно-щелочного равновесия. Обструкция дыхательных путей – основной, наиболее характерный признак БА. Патологические изменения, приводящие к сужению просвета бронхов, затрагивают слизистую оболочку, подслизистый слой и мышечную оболочку бронхиального дерева. Патологический процесс распространяется от трахеи и крупных бронхов к терминальным бронхиолам. К нарушению бронхиальной проводимости приводит спазм гладких мышц У Чак 440 -,‹-7 бронхиальной стенки, образование слизистых пробок и воспаление слизистой бронхов.
Обструкция бронхов во время приступа бронхиальной астмы приводит к уменьшению форсированной жизненной емкости легких (ФЖЕЛ), особенно в первую секунду (ОФВ,), и увеличению остаточного объема (ОО). Обструкция бронхов во время приступа неравномерна, поэтому одни участки легких вентилируются лучше, другие – хуже. Перфузия плоховентилируемых участков снижается. Равновесие между вентиляцией и перфузией нарушается, что приводит к снижению рО, (в артериальной крови). В легких случаях это может быть единственным изменением газового состава крови.
Уровень рСО, зависит от вентиляции альвеол. При легких и среднетяжелых приступах бронхиальной астмы возникает гипервентиляция, которая приводит к уменьшению рС02 и дыхательному алкалозу.
Тяжелые приступы бронхиальной астмы, при которых ОФВ, составляет менее 15–20% от нормального, сопровождаются снижением рН. Это обусловлено накоплением лактата и метаболическим ацидозом (BE менее -2 мэкв/л), которому сопутствует повышение рСО. – респираторный ацидоз, развивающийся вследствие гиповентиляции. Перерастяжение легких и снижение парциального давления кислорода в альвеолах вызывают сужение капилляров альвеол и повышение давления в легочной артерии.Эпидемиология.
Бронхиальная астма – самое частое хроническое заболевание легких у детей. По результатам одного из массовых эпидемиологических исследований, проведенного по программе ISAAC (International Study of Asthma and Allergies in Childhood), в ходе которого было обследовано более 1 млн детей из 156 населенных пунктов 56 стран мира, симптомы бронхиальной астмы были выявлены с частотой от 4,3% (Китай) до 35,1% (Нормандские острова). Республика Беларусь не принимала участие в исследовании, но у наших ближайших соседей доля детей с такой симптоматикой соста-вила: в России – 9,9%, Украине – 12,9%, Польше – 7,8%. Причем в большинстве стран наблюдался рост заболеваемости. У наших соседей частота БА увеличивалась в среднем на 0,22–2,01% в год.
По данным официальной статистики, показатели заболеваемости детей данной патологией по Гродненской области на протяжении последних четырех лет практически не меняются.
Они составляют около 0,6%. Республиканские данные мало отличаются от областных. Эти цифры вероятнее всего свидетельствуют о низком уровне диагностики указанных заболеваний, недостаточном знании медицинскими работниками проявлений аллергических заболеваний.
Среди детей, больных БА, мальчиков на 30% больше, чем девочек, причем у мальчиков заболевание протекает более тяжело. В подростковом возрасте и у взрослых заболевание чаще встречается у женщин.
Бронхиальная астма больше распространена среди городского населения с низким уровнем жизни, а также среди лиц, живущих в индустриальных районах и в странах с холодным климатом.

Классификация. В МКБ-10 предлагается следующая классификация бронхиальной астмы.
J45.Астма.
J45.0.Астма с преобладанием аллергического компонента.
1.Аллергический:
• бронхит БДУ;
• ринит с астмой.
2.Атоническая астма, экзогенная аллергическая астма. Сенная лихорадка с астмой.
J45.1.Неаллергическая астма.
Идиосинкразическая астма. Эндогенная неаллергическая астма.
J45.8.Смешанная астма.
Сочетание состояний, указанных в рубриках J45.0 и J45.1.
J45.9.Астма неуточненная.
Астматический бронхит БДУ, поздно начавшаяся астма.
J46.Астматический статус (status asthmaticus).
Острая тяжелая астма.

Астма с преобладанием аллергического компонента возникает практически в 80% случаев у лиц младше 20 лет и приблизительно в 40–50% случаев у взрослых. Кожные и провокационные пробы с аллергенами высоко информативны. Неаллергическая астма обусловлена главным образом бронхиальной гиперреактивностью. Провоцируют бронхообструкцию не аллергены, а инфекция, физическое или эмоциональное перенапряжение, резкие смены температуры, влажности воздуха и т. д. Смешанная форма заболевания сочетает всебе признаки обоих указанных выше вариантов БА.
В связи с изменением аллергической номенклатуры эксперты EAACI (Европейская академия аллергологии и клинической иммунологии) предложили несколько изменить (в сторону упрощения) и классификацию БА, оставив только аллергическую (опосредованную иммунными механизмами) и неаллергическую астму, выделив в аллергической астме IgE- опосредованный и не IgE-опосредованный варианты (рис. 2).
[Картинка: i_002.jpg]
Рис. 2. Классификация БА, предложенная EAACI (2001)

Следующий классификационный критерий – степень тяжести. Он устанавливается на основании таких показателей, как частота приступов, наличие и тяжесть ночных приступов, длительность приступов, наличие осложнений, эффективность лечения, но наиболее объективным критерием тяжести является выраженность бронхиальной обструкции.
1. 1 -я степень – интермиттирующая БА. Течение Б А у больного считается интермиттирующим, если симптомы (эпизоды кашля, свистящего дыхания или одышки) возникают реже 1 раза в неделю в течение не менее 3 месяцев, причем эти эпизоды обычно длятся от нескольких часов до нескольких дней. Симптомы ночной астмы появляются не чаще 2 раз в месяц. В межприступ- ные периоды симптомы отсутствуют, а показатели функции легких остаются полностью нормальными, т. е. до использования бронхолитика значение ОФВ, превышает 80% от должного или ПСВ превышает 80% от наилучшего индивидуального значения, а разброс показателей ПСВ не превышает 20%.
2. 2-я степень – легкая персистирующая БА. Течение БА считается легким персистирующим, если симптомы и (или) ухудшение функции легких возникают с такой частотой, что для контроля БА требуются ежедневный длительный прием базисного препарата. Легкая персистирующая БА диагностируется в том случае, если днем симптомы возникают чаще,чем 1 раз в неделю, но реже, чем 1 раз в день, а ночью – чаще 2 раз в месяц в течение более 3 последних месяцев, и некоторые из этих эпизодов нарушают сон или уровень физической активности, а также при наличии проявлений, которые требуют почти ежедневного симптоматического лечения. У больного с легкой персистирующей БА значения ПСВ до приема препарата составляют более 80% от должного или индивидуального лучшего значения, а вариабельность ПСВ находится в пределах 20–30%. Кашлевый вариант БА также следует считать легкой персистирующей формой заболевания.
3. 3-я степень – персистирующая БА средней тяжести. При среднетяжелой персистирующей БА в течение длительного времени дневные симптомы проявляются ежедневно, ночные – чаще 1 раза в неделю. Диагноз персистирующей БА средней тяжести ставится пациенту с исходным (до приема медикаментов) значением ПСВ более 60%, но менее 80% от должногоили индивидуального лучшего значения и суточной вариабельностью ПСВ от 20 до 30%. Если течение БА не удается контролировать низкими дозами ингаляционных ГКС (до 500 мкг БДП или эквивалента), то такую БА также следует расценивать как персистирующую средней степени тяжести.
4. 4-я степень – тяжелая персистирующая БА. У больного с тяжелой персистирующей БА симптомы болезни очень вариабельны и присутствуют постоянно, часто возникают ночные симптомы, имеется ограничение физической активности и несмотря на прием препаратов рецидивируют тяжелые обострения. У больного с тяжелой персистирующей БА исходная ПСВ до приема препарата составляет менее 60% от должного или наилучшего индивидуального значения, а суточные колебания ПСВ превышают 30%.Клинические варианты.
По данным иммуногистохимиче- ских исследований биоптатов слизистой оболочки бронхов, клеточный пейзаж в участках хронического воспаления при классической аллергической астме и при неаллергической астме практически одинаков, поэтому использование противовоспалительных средств является обязательным при любом варианте БА. Однако при назначении лечения необходимо учитывать наличие сопутствующих астме заболеваний и состояний, а при неаллергической БА – механизм ее развития.?

Сезонная бронхиальная астма.Если у больного появляются симптомы БА при контакте с сезонными аллергенами, то он страдает сезонной БА. Она может носить интермиттирующий характер, если в межсезонном периоде у больного нет никаких симптомов болезни и сохраняются нормальные показатели ПСВ, или может проявляться как сезонное ухудшение перси- стирующей БА. Степень тяжести варьирует у разных больных от сезона к сезону. Лечение также может варьировать, но должно проводиться в соответствии с рекомендациями по лечению персистирующей БА. В идеале лечение должно начинаться перед сезоном или при появлении первых симптомов и заканчиваться после окончания сезона, когда симптомы исчезнут.

Бронхиальная астма физического усилия.Для большинства больных БА физическая нагрузка – важный фактор, провоцирующий обострения БА. У большинства больных БА 10–15-минутная физическая нагрузка вызывает бронхоспазм, на что указывает существенное снижение ОФВ,. Чем тяжелее бронхиальная астма, тем более выраженный бронхоспазм вызывает физическая нагрузка, но лишь у небольшой части больных возникновение приступа бронхиальной обструкции провоцируется не контактом с аллергеном, а только физической нагрузкой. Состояние, при котором бронхоспазм, возникший после физической нагрузки, самостоятельно разрешается спустя 30–45 мин (редко сохраняется более 1 ч), носит название БА физического усилия.
Частота и выраженность приступов БА, вызванных физической нагрузкой, зависят от характера этой нагрузки. Чаще всего бронхоспазм возникает при быстром беге, реже – при ходьбе и езде на велосипеде. Плавание обычно не вызывает бронхо- спазма. БА физического усилия может возникнуть в любых климатических условиях, но ее вероятность значительно выше при вдыхании сухого холодного воздуха.
Бронхиальная астма физического усилия – это одно из проявлений гиперреактивности дыхательных путей, а не особая форма БА. В механизме бронхиальной обструкции основную роль, вероятно, играет охлаждение и «пересушивание» слизистой оболочки дыхательных путей (рис. 3).
Следует подчеркнуть, что морфологические изменения в слизистой респираторного тракта при аллергической астме и астме физического усилия идентичны, поэтому общие принципы лечения этих заболеваний одинаковы. Бронхиальная астма физического усилия иногда служит индикатором плохого контроля БА и, как правило, адекватная противовоспалительная терапия приводит к уменьшению симптомов, возникающих при физической нагрузке.
[Картинка: i_003.jpg]
Рис. 3

В редких случаях, когда, несмотря на проводимую в полном объеме терапию, сохраняется БА физического усилия, и когда эта форма БА является единственным проявлением болезни, наиболее эффективным способом профилактики обострения служит ингаляция (32-агониста короткого действия за 15–20 мин до физической нагрузки. Многие другие препараты (кромогли- кат натрия, недокромил, антихолинергические препараты, теофиллин, ингаляционные ГКС, антигистаминные антагонисты Н,-рецепторов, антилейкотриеновые препараты и р2-аго- нисты длительного действия) также бывают эффективны при БА физического усилия. Тренировки и поддержание комфортного температурного режима и влажности окружающей среды снижают частоту и тяжесть БА физического усилия.
Поскольку эффективность лечения БА физического усилия обычно высокая, больным БА не следует избегать физической активности. Напротив, цель лечения БА заключается в том, чтобы большинство пациентов могло безбоязненно участвовать в любом виде физической активности. Кроме того, физическая активность должна быть частью схемы лечения больных БА. Занятия физкультурой снижают уровень вентиляции, необходимый для поддержания определенного уровня активности, а поскольку тяжесть БА физического усилия зависит от вентиляции, у хорошо тренированных больных симптомы БА возникают только при более тяжелых физических нагрузках, чем во время обычных тренировок. Помимо этого, занятия физкультурой улучшают состояние сердечно-легочной системы, поэтому важно рекомендовать пациентам заниматься спортом и не избегать физических нагрузок.Риниты и синуситы.
У некоторых пациентов с БА заболевания верхних дыхательных путей могут повлиять на функцию нижних отделов.
У одного и того же пациента часто сосуществуют БА и ал-лергический ринит. Распространенные аллергены, такие, как клещи домашней пыли, перхоть животных и реже – пыльца или аспирин и другие НПВС, могут воздействовать как на нос, так и на бронхи. У большинства пациентов с БА (75% с аллергической БА и свыше 80% с БА неаллергического генеза) имеются симптомы сезонного или круглогодичного аллергического ринита. Бронхиальная астма и ринит считаются воспалительными заболеваниями дыхательных путей, однако между двумя этими заболеваниями существуют некоторые различия относительно механизмов, клинических признаков и подхода к терапии.
При рините назальная обструкция вызвана во многом пере-полнением кровеносных сосудов, в то время как при БА обратимая обструкция дыхательных путей обусловлена, главным образом, сокращением гладкой мускулатуры. При Б А воспаление слизистой дыхательных путей сопровождается слущива- нием эпителия, утолщением ретикулярного слоя субэпителиальной базальной мембраны и гипертрофией гладкой мускулатуры дыхательных путей. При круглогодичном рините эпителий обычно не слущивается.
Лечение ринита может уменьшить симптомы БА. При обоих состояниях эффективны противовоспалительные препараты, включая ГКС, кромоны, антилейкотриеновые препараты и антихолинергические средства. Однако существуют различия в лечении двухзаболеваний: некоторые препараты избирательно эффективны при рините (например, а-агонисты, Н,-антагонисты), а другие – при БА (например, р,-агонисты).
Синусит – это осложнение инфекционных заболеваний верхних отделов дыхательных путей, аллергического ринита, полипоза носа и других форм назальной обструкции. Как острый, так и хронический синусит может провоцировать приступы БА. Диагностика синусита требует проведения рентгенографии или компьютерной томографии; клинические признаки синусита часто слишком стерты, чтобы поставить диагноз. Антибиотикотерапия синуситов может на какой-то период сопровождаться снижением тяжести БА. Вероятность эффективности такой терапии будет выше, если антибиотики назначают не менее чем на 10 дней. Лечение должно также включать препараты, уменьшающие застойные явления в носовых ходах (деконгестанты или ГКС интраназально). Каким бы важным ни было такое лечение, оно остается лишь дополнением к основной противоастматической терапии.Гастроэзофагеальный рефлюкс.
Связь усиления симптомов БА, особенно ночью, с гастроэзофагеальным рефлюксом остается предметом дискуссии, хотя среди больных БА это состояние встречается примерно в 3 раза чаще, чем в популяции. У большинства таких больных есть также грыжа пищеводного отверстия диафрагмы. Более того, использование мегилксантинов может повысить вероятность появления симптомов за счет развития гипотонии эзофагогастрального сфинктера. Диагноз легче всего ставится с помощью одновременного мониторирования рН в пищеводе и показателей функции внешнего дыхания.
Для уменьшения симптомов рефлюкса необходимо назначать консервативное лечение: частые приемы пищи маленькими порциями, отказ от приема пищи или питья между основными приемами пищи и особенно на ночь, отказ от жирной пищи, алкоголя, теофиллина и пероральных р2-агонистов, применение Н2-блокаторов или ингибиторов протонной помпы. Назначение лекарств, повышающих давление в нижних отделах пищевода, и сон с приподнятым головным концом кровати. Для больных с тяжелыми симптомами и подтвержденным эзо- фагитом, не поддающимся консервативному лечению, в резерве остаются хирургические методы лечения; однако они эффективны не у каждого больного. Перед тем как посоветовать больному БА хирургическое лечение, нужно доказать, что рефлюкс вызывает симптомы БА.Аспириновая астма.
У 4–28% взрослых больных БА, но редко у детей обострения БА вызывают аспирин и другие НПВС. Первые симптомы появляются у большинства больных на 3-й или 4-й декаде жизни. В типичных случаях у больных отмечается вазомоторный ринит, характеризующийся периодической профузной ринореей. У больных месяцами сохраняется заложенность носа, а при физикальном обследовании часто выявляется полипоз носа. Непереносимость аспирина и БА развиваются на последующих стадиях заболевания. Сама по себе картина непереносимости очень своеобразна: в пределах 1 ч после приема аспирина возникает острый приступ БА, часто сопровождающийся ринореей, раздражением конъюнктивы с появлением скарлатиноподобной сыпи на коже головы и шеи. Эти реакции опасны, даже однократный прием аспирина или другого ингибитора циклооксигеназы может вызвать тяжелый бронхоспазм, шок, потерю сознания и остановку дыхания.
В дыхательных путях больных с аспириновой астмой обна-руживается персистирующее воспаление с выраженной эози- нофилией. Число эозинофилов у больных аспириновой астмой в 4 раза превышает таковое у лиц с БА, переносящих аспирин, и в 15 раз превышает число эозинофилов у больных без БА. У больных с аспириновой астмой в дыхательныхпутях сильно увеличивается экспрессия IL-5, который, как известно, стимулирует пролиферацию, активирует и подавляет апоптоз эозинофилов. У таких больных отмечаетсятакже усиление продукции лейкотриенов, обнаруживается гиперэкспрсссия лейко- триен-С4-синтетазы (ЬТС4-синтетаза) в бронхах. Этот феномен частично объясняется генетическим полиморфизмом гена ЬТС4-синтетезы, вариант промотора, создающего предрасположенность к аспиринчувствительной астме, обнаруживается у 70% больных. Однако точный механизм воздействия аспирина на циклооксигеназу и запуска бронхоконстрикции, остается неизвестным.
Частота и тяжесть нежелательных реакций зависят от анти- циклооксигеназной активности НПВС и его дозы, а также от индивидуальной чувствительности больного. При аспириновой Б А приступ могут вызвать индометацин, мефенамовая кислота, феназон, аминофеназон, пищевой краситель тартра- зин, а также некоторые продукты питания, содержащие аспириноподобные вещества. В первую очередь это малина, клубника, виноград, сливы и т. п. Обычно не противопоказаны не- ацетилированные салицилаты и парацетамол.
Лабораторных тестов для верификации диагноза аспириновой БА не существует, с достоверностью он может быть установлен лишь после пробы с аспирином. Эту пробу выполняют у больных с БА в стадии ремиссии и при показателях ОФВ, выше 70% от должных или наилучших индивидуальных значений. Пероральную пробу проводить опасно, более безопасной является ингаляционная проба с лизин-аспирином. Интрана- зальная проба менее чувствительна, но более безопасна, чем ингаляционная, поэтому ее можно использовать в качестве первоначального теста. Пробу проводят утром, в присутствии квалифицированного врача и при наличии реанимационной аппаратуры. Ее считают положительной при снижении ОФВ, или ПСВ не менее чем на 15%, с появлением симптомов бронхиальной обструкции, раздражения со стороны носа и глаз. В отсутствие этих симптомов реакция считается положительной, если ОФВ, или ПСВ снижается более чем на 20%.
Однажды развившись, непереносимость аспирина или НПВС сохраняется на всю жизнь. Больным с аспириновой астмой нельзя принимать аспирин, продукты, его содержащие, другие анальгетики, которые ингибируют циклооксигеназу, а также гидрокортизона гемисукцинат. Однако эти мероприятия не предотвращают прогрессирования воспалительного процесса Помощь при приступах БА проводят по стандартной схеме, но приступы при аспириновой БА обычно тяжелые и плохо снимаются адреномиметиками, часто обструкция исчезает только при назначении ГКС, а в качестве дополнительного средства для контроля рассматриваемого заболевания назначают антилейкотриеновые препараты.
Больным с аспириновой БА, которым НПВС необходимы для лечения других заболеваний, можно проводить десенсити- зацию. После десенситизации ежедневный прием высокихдоз аспирина снижает симптомы воспалительного процесса в слизистой (особенно в полости носа).Бронхиальная астма и анафилаксия.
Анафилаксия – состояние, потенциально угрожающее жизни, которое может имитировать или осложнять БА. Для эффективного лечения анафилаксии необходима ее ранняя диагностика. О возможности анафилаксии следует помнить в случаях, когда пациенту назначают медикаментозные препараты или вещества биологического происхождения, особенно путем инъекции. Причиной анафилаксии может быть введение аллергенов при проведении иммунотерапии, непереносимость отдельных продуктов (орехов, рыбы, моллюсков, яиц, молока), введение вакцин, в состав которых входит яичный белок, укусы насекомых, лекарственные препараты ((клактамные антибиотики, аспирин и НПВС, ингибиторы ангиотензинпревращаюшего фермента) и даже физическая нагрузка. Реакция обычно начинается постепенно, чаще сначала проявляется зудом десен и першением в горле, зудом ладоней или подошв и местной крапивницей. Позднее развивается реакция со стороны других органов, при этом часто доминируют симптомы тяжелой астмы, гипотензия и шок.
При тяжелой «лабильной» БА анафилактические реакции со стороны дыхательных путей могут быть причиной развития острого приступа БА и относительной резистентности приступа к большим дозам (3,-агонистов. Если есть вероятность того, что в генезе астматического приступа играет роль анафилаксия, то препаратом выбора для расширения бронхов является адреналин. Быстрое проведение терапии анафилаксии заключается в назначении кислорода, введении водного раствора адреналина, парентеральном введении антигистаминных препаратов, внутривенном введении ГКС и инфузионной терапии. Профилактика рецидива анафилаксии заключается в обнаружении причины и обучении больного, как избегать подобного воздействия, а также самостоятельно оказать себе неотложную помощь.
Основные положения патогенеза, клинической картины, диагностики, лечения и профилактики БА закреплены в меж-дународных и национальных соглашениях. Главным международным документом, на основе которого разработаны и скоординированы национальные программы, является GINA (Global Initiative for Asthma, редакция 2002 г.) – «Глобальная стратегияпо лечению и профилактике бронхиальной астмы». Министерством здравоохранения Республики Беларусь 23.02.2006 г. утвержден «Клинический протокол диагностики и лечениябронхиальной астмы».Диагностика.
Наиболее диагностически значимыми проявлениями БА являются обратимые приступы свистящих хрипов, мучительный кашель по ночам, свистящие хрипы или кашель, возникающие после физической нагрузки, свистящие хрипы, чувство «стеснения в груди» или кашель в результате воздействия аэроаллергенов или поллютантов, указание на то, что острый ринофарингит у пациента часто осложняется бронхитом или продолжается более 10 дней, а также положительный эффект при использовании антиастматического лечения.
Особое внимание следует уделять диагностике БА у детей с повторяющимися эпизодами кашля и у пожилых людей с про-фессиональными факторами риска, которые способны вызывать Б А.
Тяжесть БА классифицируется по наличию клинических признаков перед началом лечения и (или) по объему лекарственной терапии, необходимой для оптимального лечения.
Оценка аллергического статуса помогает определить факторы риска, что важно для составления профилактических рекомендаций и необходима для проведения иммунотерапии аллергенами.

Правильно собранный аллергологический анамнез позволяет выяснить не только характер заболевания, но и предположить его этиологию (наиболее вероятный аллерген или группу аллергенов, ответственных за развитие БА в каждом конкретном случае). При сборе аллергологического анамнеза особое внимание следует обращать:
1.на семейную предрасположенность к аллергическим за-болеваниям и аллергическим реакциям;
2.на характер работы родителей больного – производственные вредности, работа с химическими веществами, на пищевом производстве, в парфюмерной промышленности и т. д.;
3.на связь ухудшения состояния больного с употреблением определенных продуктов, приемом медикаментов, выездом в лес (поле), контактами с книгами (на открытых, не застекленных полках), животными (птицами, рыбами), воздействием тепла или холода, пребыванием в сыром помещении и т. д.;
4.сезонность обострений;
5.жилищно-бытовые условия (старые жилые помещения, «скученность» проживания, наличие в помещении ковров, мягкой мебели, книг, животных, рыб, птиц, старых постельных принадлежностей, цветов и др.);
6.улучшение состояния больного вне дома, при госпитализации или перемене места жительства;
7.наличие других аллергических симптомов (зуд век, слезотечение, чиханье, заложенность носа, высыпания на коже);
8.сопутствующие заболевания (органов пищеварения, почек, лор-органов, нервной системы);
9.наличие в анамнезе указаний на кожные аллергические проявления в первые годы жизни (упорные опрелости, гнейс, гиперемия, шелушение, экссудация, сухость кожи, экскориации) и их причины (прививки, переход на смешанное вскармливание, введение прикорма и т.д);
10.частота ОРВИ (сколько раз в год).

Оценка функции легких значительно повышает достоверность диагноза. Наиболее информативны при постановке диагноза БА (у пациентов старше 5 лет): объем форсированного выдоха в 1-ю секунду (ОФВ,), форсированная жизненная емкость легких (ФЖЕЛ), пиковая скорость выдоха (ПСВ). Бронхиальная обструкция проявляется снижением этих показателей и в первую очередь снижением ОФВ,. Увеличение ОФВ, после применения бронходилататоров более чем на 15% также свидетельствует об обратимом бронхоспазме. Для контроля за состоянием больного на амбулаторном этапе лечения достаточно измерять ПСВ.
Пикфлоуметрия, позволяющая определить пиковую скорость выдоха, является важным методом диагностики и оценки эффективности лечения.
Современные пикфлоуметры недорого стоят, портативные, они являются идеальным выбором для ежедневной оценки выраженности бронхиальной обструкции пациентами в домашних условиях. Измерением ПСВ нельзя подменять определение других показателей функции легких, при определении ПСВ без ОФВ, возможна недооценка тяжести обструкции, особенно при нарастании тяжести бронхиальной обструкции и появлении «воздушных ловушек». Использование разных пик- флоуметров может приводить к разнице значений ПСВ (учитывая также, что диапазон должных значений ПСВ очень широк), поэтому предпочтительнее сравнивать результаты ПСВ у конкретного пациента с его собственными лучшими показателями с использованием личного пикфлоуметра пациента. Лучший показатель регистрируют в период ремиссии заболевания. ПСВ обычно измеряют утром (после пробуждения и до приема препаратов) и вечером (перед сном). Суточную вариабельность ПСВ определяют следующим образом:
[Картинка: i_004.jpg]
где А – суточная вариабельность ПСВ; F, – ПСВ утром; У, – ПСВ вечером.

Чем выше вариабельность ПСВ, тем хуже контролируется астма. Определяют также отношение разности ПСВ за сутки к усредненной ПСВ за 1–2 недели. Другим способом определения вариабельности ПСВ является определение минимальной ПСВ за 1 неделю в процентах от самого лучшего в этот же период показателя. Этот способ, возможно, является лучшим для оценки лабильности просвета бронхов в клинической практике, поскольку полученный показатель проще рассчитать, и он лучше других параметров коррелирует с бронхиальной гиперреактивностью, и требует измерение ПСВ только 1 раз в день. Определение ПСВ и различной ее вариабельности используют для оценки проводимой терапии, выявления провоцирующих факторов, прогноза обострений.
При лабораторном обследовании в крови может определяться умеренная эозинофилия, изменения других показателей, как в общем, так и в биохимическом анализе, не специфичные для БА.
Важным для дифференциальной диагностики является ис-следование бронхиального секрета (бронхоальвеолярной ла- важной жидкости). Чем выше роль аллергического компонента, тем выше уровень эозинофилов в секрете. Для правильной трактовки результатов рекомендуется сравнивать лейкоцитарную формулу бронхиального секрета с лейкоцитарной формулой крови (их образцы должны быть получены с минимальным временным разрывом). Если процент эозинофилов в секрете выше, чем в крови, – это с большой вероятностью свидетельствует о хроническом аллергическом процессе, если повы-шены (по сравнению с показателями крови) нейтрофилы – это является признаком инфекционного воспаления.
При аллергической БА общий уровень IgE в сыворотке обычно повышен. Это особенно характерно для детей, у которых БА сочетается с атопическим дерматитом или аллергическими заболеваниями верхних дыхательных путей.
Для уточнения этиологических факторов и определения тактики лечения аллергической БА проводят кожные пробы методом скарификации или prick-теста (микроукол глубиной в пределах эпидермиса). Альтернативным способом выявления причинно-значимого аллергена является определение уровня специфических IgE в сыворотке крови, например с помощью радиоаллергосорбентного теста (PACT).

Определение уровня специфических IgE имеет следующие преимущества по сравнению с кожными пробами:
1.исследование безопасно для больного;
2.может выполняться в период обострения заболевания;
3.результаты исследования не зависят от кожной реактивности и стабильности аллергенов.

К недостаткам метода исследования относятся:
1.ограниченный набор аллергенов, используемых для выявления антител;
2.более низкая чувствительность, чем у внутрикожных проб;
3.большие затраты времени;
4.высокая стоимость.

Определение уровня специфических IgE показано при сочетании БА с диффузным атоническим дерматитом, пониженной или повышенной кожной реактивностью, анафилаксией ванамнезе, приеме Н,-блокаторов, невозможности прекращения медикаментозной терапии заболевания.
Для выявления гиперреактивности бронхов обычно используют провокационные пробы. Ингаляция М-холино- стимулятора метахолина вызывает бронхоспазм у большей частибольных БА и у 10% здоровых лиц. У последних он может быть обусловлен недавно перенесенной инфекцией верхних дыхательных путей (в течение последних 6 недель), недавней вакцинацией против гриппа, контактом с веществами, загрязняющими воздух. Другие провокационные пробы включают физическую нагрузку (6–10 мин велоэргометрии или бега на тредми- ле с нагрузкой 1,5 Вт/кг), ингаляцию сухого холодного воздуха, ингаляцию гипотонического раствора хлорида натрия.
Тесты с ингаляцией аллергенами у детей проводятся очень редко, если на основании анамнеза не удается выявить связь между приступами астмы и воздействием аллергенов, выявляемых с помощью кожных проб или радиоаллергосорбентного теста.
Исследование газов артериальной крови показано при выраженной одышке, снижении эффективности бронходилатато- ров, значительных тахипноэ и тахикардии. При значительном снижении рО^ (менее 60 мм рт. ст.) или повышении рСО, показана ингаляция кислорода.Осложнения.
Пневмония обычно развивается вторично, после длительных или частых приступов БА, когда в бронхах скапливается большое количество слизи. В возрасте до 5 лет чаще возникают вирусные, 5–30 лет – микоплазменные, после 30 лет – пневмококковые и другие бактериальные пневмонии.
Ателектазы могут возникнуть во время как обострения, так и ремиссии. Обычно их появление связано с закупоркой бронхов слизистыми пробками. Чаще всего наблюдаются ателектазы средней доли правого легкого. Ателектазы характерны для детей младшего возраста, часто рецидивируют, при этом обычно поражаются одни и те же участки легкого.
Пневмоторакс, пневмомедиастинум и подкожная эмфизема – редкие осложнения БА, могут возникнуть при сильном кашле и во время ИВЛ.
Бронхоэктазы – редкое осложнение БА. Обычно они возникают при сочетании бронхиальной астмы с хроническим бронхитом, длительным ателектазом или аллергическим бронхолегочным аспергиллезом.
Сердечно-сосудистые осложнения при БА чаще всего про-являются аритмиями – от редких желудочковых экстрасистол до фибрилляции желудочков. Тяжесть аритмий возрастает при гипоксемии и злоупотреблении р-адреностимуляторами.
Во время приступа БА может возникнуть перегрузка правых отделов сердца. Правожелудочковая недостаточность развивается очень редко – только в случае тяжелой длительной гипоксемии и перегрузки объемом.Лечение.
При лечении больных БА преследуются следующие цели:
1.достижение и поддержание контроля над симптомами болезни;
2.предотвращение развития необратимой бронхиальной обструкции;
3.предотвращение смертности, связанной с БА. Контроль БА может быть достигнут у большинства пациентов и определяется как:
4.минимальная выраженность (в идеале отсутствие) хронических симптомов воспалительного процесса в бронхах (свистящие хрипы, чувство «стеснения в груди», кашель, в том числе по ночам);
5.эпизодические (дневные – не чаще 2 раз, ночные – не чаще 1 раза в месяц), легкие, хорошо купируемые приступы бронхиальной обструкции;
6.отсутствие необходимости в оказании скорой и неотложной помощи;
7.минимальная потребность (в идеале отсутствие потребности) в применении р,-агониста;
8.отсутствие ограничений активности, в том числе физической;
9.нормальные (или близкие к нормальным) показатели ПСВ, суточные колебания ПСВ менее 20%;
10.минимальная выраженность (или отсутствие) нежелательных эффектов от лекарственных препаратов.

Программа ведения больных включает:
1.обучение больных;
2.устранение воздействия причинных факторов;
3.разработка индивидуальных планов купирования обострений;
4.разработка индивидуальных планов медикаментозной терапии для длительного ведения пациентов вне обострений;
5.мониторирование тяжести БА путем записи симптомов, и с помощью инструментального исследования функции легких (пикфлуометрия и спирография). Регулярное медицинское наблюдение.

Обучение пациента подразумевает установление партнерства между ним и медицинским работником для постоянного обновления и проверки знаний. Цель – научить пациента самостоятельно контролировать свое состояние под постоянным наблюдением медицинского работника.
Хорошая образовательная подготовка может дать возможность больным нормально учиться и работать, а также снизить затраты на лечение (особенно если удается уменьшить число госпитализаций), потребность в медикаментах, частоту и тяжесть обострений и смертность.

Основной формой очного обучения в Республике Беларусь является школа астматиков. Пациенту необходимо довести информацию:
1.о заболевании, подчеркивая хронический характер БА, что определяет необходимость длительного (постоянного) лечения;
2.разнице между базисными противовоспалительными препаратами и средствами для купирования приступов;
3.использовании ингаляционных устройств;
4.методах профилактики;
5.способах мониторирования БА;
6.признаках, предполагающих ухудшение течения БА, и действиях, которые необходимо предпринять;
7.о том, где и как получить медицинскую помощь.

Пациента необходимо обеспечить:
1.адекватным планом самостоятельного ведения заболевания;
2.регулярным руководством, повторными осмотрами, поощрением и поддержкой.

Факторы, способные быть причиной невыполнения рекомендаций:
1.неумение пользоваться ингаляторами;
2.неудобный режим приема (например, 4 раза в день или необходимость приема нескольких лекарств);
3.побочные эффекты или страх их возникновения;
4.высокая стоимость лекарственных препаратов;
5.неприязнь к лекарственным препаратам;
6.недовольство врачом (неудовлетворенность качеством обследования обучения или последующего наблюдения);
7.раздражение по поводу собственного состояния или лечения;
8.недооценка тяжести заболевания, самоуспокоение или забывчивость;
9.нежелание казаться больным;
10.культурные и религиозные аспекты.

Элиминация аллергена – чрезвычайно важный компонент лечения БА. Уменьшение воздействия ключевых аллергенов окружающей среды может снизить тяжесть болезни, длительность госпитализации и потребность в фармакологических препаратах.
При аллергии к пыльце рекомендуется использовать кондиционеры воздуха. Приступ БА может вызывать сухой воздух. Для поддержания оптимальной влажности воздуха (около 60%) следует использовать комнатные или центральные увлажнители. Электронные фильтры (комнатные или центральные) удаляют более 90% взвешенных в воздухе частиц, однако они недостаточно эффективны для удаления микроклещей.
Следует использовать гипоаллергенные постельные при-надлежности и покрытия для мягкой мебели, убрать ковры, тщательно и часто делать уборки и еженедельно менять постельное белье. Ограничения в диете должны зависеть от индивидуальной переносимости продуктов. Полностью исключают только те виды пищи, прием которых провоцирует возникновение бронхиальной обструкции.
Лекарственные препараты, используемые для лечения БА, подразделяют на базисные и симптоматические.
Базисные препараты принимают ежедневно, длительно с целью достижения и сохранения контроля над Б А; в их состав входят ингаляционные ГКС, системные ГКС, теофил- лин замедленного высвобождения, ингаляционные р2-агонисты длительного действия, антилейкотриеновые препараты, а также иммуномодуляторы.
Симптоматические препараты, или препараты неотложной помощи, используют для устранения бронхоспазма и облегчения сопутствующих симптомов (свистящих хрипов, чувства стеснения в грудной клетке и кашля). Они включают (32-агонисты, метилксантины короткого действия и антихоли- нергические препараты.
Препараты для лечения БА могут вводиться ингаляционно, перорально и парентерально (подкожно, внутримышечно и внутривенно). Основное преимущество ингаляционного способа введения – более эффективное создание высоких концентраций препарата в дыхательных путях и устранение или сведение к минимуму нежелательных системных эффектов. Некоторые лекарства, эффективные при БА, могут применяться только путем ингаляции (например, некоторые холиноблокато- ры и кромоны). Действие бронхолитиков,введенных ингаляционным путем, проявляется быстрее, чем после перорального приема.
Существуют следующие формы выпуска аэрозольных препаратов: дозированные аэрозольные ингаляторы (ДАН), активируемые дыханием ДАИ, дозированные «порошковые» ингаляторы (ДЛИ) и «влажные» аэрозоли, подаваемые через небулайзер.
У детей более эффективно применение дозированного аэрозоля со спейсером. Больным, которым трудно пользоваться ДАИ, можно предложить применять дозированные аэрозоли, активируемые при дыхании.
В настоящее время ГКС являются самыми эффективными противовоспалительными препаратами для лечения БА. Установлено, что при БА прием ингаляционных ГКС в течение 1 месяца или более достоверно уменьшает воспалительные изменения в дыхательных путях. Исследования показали их эффективность в плане улучшения функции внешнего дыхания, снижения гиперреактивности дыхательных путей, уменьшения выраженности симптомов, снижения частоты и тяжести обострений и улучшения качества жизни. Ингаляционные ГКС являются препаратом выбора для больных с персистирующей Б А любой степени тяжести.
ГКС различаются по силе действия и биодоступности после ингаляционного введения. В табл. 33 перечислены примерные эквивалентные дозы различных ингаляционных ГКС.Таблица 33. Расчетные эквивалентные дозы (мкг) ингаляционных ГКС у детейПрепаратНизкая дозаСредняя дозаВысокая дозаБДП*100–400400–800›800Будесонид100–200200–400›400Флунизолид500–7501000–1250›1250Флютиказон100–200200–500›500Триамцинолона ацетонид400–800800–1200›1200
*БДП – беклометазона дипропионат.

Большинству больных для контроля БА достаточно 500 мкг беклометазона дипропионата (БДП) в сутки или эквивалента этой дозы. Следует помнить, что кривая «доза – эффективность» для ГКС относительно плоская. Поэтому перевод на более высокие дозы ингаляционных ГКС почти не улучшает функцию внешнего дыхания, но увеличивает риск побочных эффектов. Присоединение препарата из другого класса базисных средств более предпочтителен, чем увеличение дозы ингаляционных ГКС.
Для определения адекватного режима дозирования врач должен мониторировать реакцию больного по нескольким клиническим параметрам и соответствующим образом корректировать дозу. Принцип поэтапного подхода к терапии подразумевает, что после достижения контроля над БА дозу препаратов следует снижать до минимально необходимой для поддержания контроля.
Нежелательные местные эффекты при ингаляционном применении ГКС включают кандидоз полости рта и ротоглотки, дисфонию, иногда кашель. Полоскание рта водой после ингаляции (с последующим оплевыванием) и использование спей- сера может предотвратить эти эффекты.
Все существующие в настоящее время ингаляционные ГКС всасываются в легких, но некоторая их часть неизбежно попадает в системный кровоток. Риск нежелательных системных эффектов ингаляционных ГКС зависит от дозы и активности ГКС, а также его биодоступности, метаболизма при первом прохождении через печень и периода полувыведения, поэтому системные эффекты будут неодинаковы у разных ингаляционных ГКС. Так, будесонид и флютиказон обладают меньшим системным действием, чем беклометазон и триамцинолон. Риск системных эффектов зависит также от типа ингалятора: применение спейсеров уменьшает системную биодоступность ГКС.
При длительной терапии высокими дозами ингаляционных ГКС могут развиться следующие системные эффекты: истончение кожи, повышенная проницаемость капилляров, подавление функции коры надпочечников, остеопороз, катаракта и глаукома, но практика показывает, что при назначении взрослым ингаляционных ГКС в дозах, эквивалентных 500 мкг БДП или меньших, нежелательные системные эффекты не являются реальной проблемой. Риск для жизни при неконтролируемой персистирующей БА по всей вероятности гораздо выше, чем возможный риск нежелательных системных эффектов от приема ингаляционных ГКС.
Длительная терапия системными ГКС (ежедневно или через день) обычно используется для контроля тяжелой пер- систирующей БА, однако ее применение ограничено риском существенных нежелательных эффектов. Следует отметить, что терапевтический индекс (соотношение искомый эффект/ нежелательный эффект) при длительном лечении БА ингаляционными ГКС всегда выше, чем при длительной перораль- ной или парентеральной терапии ГКС. Ингаляционные ГКС более эффективны, чем системные ГКС, принимаемые через день.
При длительной терапии ГКС следует помнить, что нежелательные системные эффекты при пероральном приеме препарата бывают реже, чем при парентеральном введении. Лучше назначать такие пероральные ГКС, как преднизон, преднизолон или метилпреднизолон, поскольку они обладают минимальным минералокортикоидным эффектом и относительно коротким периодом полувыведения. В большинстве случаев при длительной терапии пероральные ГКС можно назначать 1 раз в сугки, утром, ежедневно или через день. Только при очень тяжелой БА может потребоваться ежедневный пероральный при-ем высоких доз ГКС 2 раза в сутки.
Нежелательные системные эффекты при длительной пер- оральной или парентеральной терапии ГКС включают остео- пороз, артериальную гипертензию, диабет, подавление функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-надпочеч- никовой системы, катаракту, глаукому, ожирение, истончение кожи с образованием стрий и повышенной капиллярной проницаемостью, мышечную слабость. Больные БА, длительно получающие системные ГКС, должны получать превентивную терапию остеопороза.
Рекомендуется соблюдать осторожность и тщательно кон-тролировать состояние и в тех случаях, когда системные ГКС назначаются больным БА, которые страдают также туберкулезом, паразитарными инфекциями, остеопорозом, глаукомой, диабетом, тяжелой депрессией или язвенной болезнью. Если у больного, длительно принимающего пероральные ГКС для лечения БА, имеются остаточные рентгенологические признаки неактивного туберкулеза, то ему нужно назначить химиопро- филактику и зо ни аз и дам.
Описаны случаи герпетических инфекций с летальным исходом во время приема системных ГКС среди пациентов, в прошлом болевших герпесом (даже в легкой форме). Если пациент контактировал с больным ветряной оспой, то необходимо подумать об отмене системных ГКС, назначение противо- герпетического иммуноглобулина, а если у больного развиваются характерные для ветряной оспы высыпания, то, вероятно, и о терапии ацикловиром. Пероральные ГКС также повышают восприимчивость больных к инфицированию опоясывающим лишаем и при появлении признаков этой инфекции надо предпринимать те же мероприятия, что и при генерализованной ветряной оспе.
Из препаратов группы метилксантинов для лечения БА рекомендуется использовать теофиллин замедленного высвобождения и аминофиллин. Теофиллин – бронхолитик, обладающий также противовоспалительным эффектом. Бронхорасши- ряющее действие теофиллина может быть обусловлено подавлением активности фосфодиэстеразы и наблюдается при высоких концентрациях препарата в крови (более 10 мкг/мл), в то время как его противовоспалительный эффект реализуется через неизвестный механизм и возникает при меньших концентрациях (5–10 мкг/мл).
Длительный прием теофиллина замедленного высвобождения эффективно контролирует симптомы БА и улучшает функцию внешнего дыхания. Он обладает большой продолжительностью действия, поэтому его целесообразно применять для контроля ночных симптомов, которые сохраняются, несмотря на лечение другими препаратами. Теофиллин применяют также в качестве дополнительного бронхолитика у больных с тяжелой БА. При этом он, как правило, менее эффективен, чем ингаляционные р2-агонисты длительного действия, однако представляет собой более дешевую альтернативу.
В высоких дозах (10 мг/кг массы тела в сутки или более) теофиллин может вызвать нежелательные эффекты. Самыми частыми и рано возникающими нежелательными эффектами являются симптомы со стороны ЖКТ – тошнота и рвота Тео- филлиновая интоксикация может проявляться судорогами и даже привести к летальному исходу, причем без предшествующих признаков гиперстимуляции ЦНС. Нежелательные реакции включают тахикардию, аритмии, иногда перевозбуждение дыхательного центра.
Как правило, при концентрациях препарата в сыворотке до 15 мкг/мл серьезные токсические эффекты не возникают. Индивидуальная потребность больных в препарате можетварьировать, но общая тактика при длительной терапии теофиллином заключается в поддержании сывороточной концентрации препарата в пределах 5–15 мкг/мл (28–85 мкМ/мл). В начале лечения большими дозами теофиллина (10 мг/кг массы тела в сутки или более), а также в процессе лечения рекомендуется регулярно мониторировать сывороточныеконцентрации теофиллина. При приеме меньших доз препарата мониторинг рекомендуется проводить, если у больного появляются побочные реакции или возникают состояния, изменяющие метаболизм теофиллина (лихорадка, беременность, болезни печени, застойная сердечная недостаточность), а также при приеме таких лекарств, как циметидин, хинолоны и макролиды.
Препараты из группы $,-агонистов бывают короткого и длительного действия. Первые имеют продолжительность действия от 4 до 6 ч, вторые обладают бронхорасширяющей активностью, которая продолжается не менее 12 ч.
Ингаляционные бета2-агонисты длительного действия расслабляют гладкую мускулатуру бронхов, усиливают мукоцилиар- ный клиренс, уменьшают сосудистую проницаемость и могут подавлять высвобождение медиаторов из тучных клеток и ба- зофилов. В табл. 34 сравниваются начало и продолжительность действия различных ингаляционных р,-агонистов.
Исследования биоптатов показывают, что при продолжительном лечении ингаляционными бета2-агонистами длительного действия признаки хронического воспаления в дыхательных путях у больных БА уменьшаются. Лечение ингаляционными бета2-агонистами длительного действия по бронхорасширяющему эффекту сопоставимо с пероральной терапией или превосходит ее.
Назначают ингаляционные бета2-агонисты длительного действия, когда стандартные начальные дозы ингаляционных ГКС не позволяют достичь контроля БА, это дает лучший эффект, чем просто увеличение дозы ингаляционных ГКС в 2 раза. Прием бета2-агонистов всегда должен сочетаться с приемом ингаляционных ГКС. Для этого более удобно использовать ингаляторы с фиксированными комбинациями препаратов (флютиказона пропионат и сальметерол, будесонид и формотерол).Таблица 34. Начало и продолжительность действия ингаляционных бета2-aгонистовНачало действияПродолжительность действиякороткаядлительнаяБыстроеФенотеролФормотеролПирбутерол Прокатерол Сальбутамол (альбутерол) Тербуталин Медленное Сальметерол
Ингаляционные бета2-агонисты длительного действия можно применять также для профилактики бронхоспазма, спровоцированного физической нагрузкой. Продолжительность расширения бронхов и защиты от действия факторов, вызывающих бронхоспазм, при применении сальметерола и формотерола одинакова, однако между ними существуют фармакологические различия. Формотерол имеет более быстрое начало действия, чем сальметерол, что делает его подходящим как для купирования симптомов, так и для их профилактики.
При ингаляционном введении р.,-агонисты длительного действия вызывают меньше нежелательных системных эффектов, чем при пероральном приеме.
Пероральные бета2-агонисты длительного действия (‹сальбутамол или тербуталин длительного действия, а также бомбутерт – пролекарство, которое в организме превращается в тербуталин) могут быть полезными для контроля ночных симптомов БА. Их можно использовать в дополнение к ингаляционным ГКС, если стандартные дозы последнихне обеспечивают достаточного контроля ночных симптомов. Бамбутерол столь же эффективен, как и сальметерол в лечении БА у больных, плохо отвечающих на монотерапию низкими дозами ингаляционных ГКС, хотя чаще вызывает нежелательные эффекты.
Возможные нежелательные эффекты включают стимуляцию тахикардии, повышение АД, тревогу, тремор скелетной мускулатуры, гипокалиемию и могут потенцироваться приемом теофиллина.
К антилейкотриеновым препаратам относятся антагонисты рецепторов к цистеинил-лейкотриену (цис-ЛТ1) (монтелукаст, пранлукаст, зафирлукаст) и ингибитор 5-ли- пооксигеназы (зилеутон).
Ингибиторы 5-липооксигеназы подавляют синтез всех лейкотриенов. Антагонисты рецепторов лейкотриена блокируют цис-JITl-рецепторы гладкой мускулатуры бронхов и других клеток и тем самым угнетают эффекты лейкотриенов, которые высвобождаются из тучных клеток. Эти механизмы уменьшают бронхоконстрикцию, индуцированную аллергенами, физической нагрузкой и диоксидом серы. Кроме того, есть данные о некотором противовоспалительном действии этих препаратов.
Клинические исследования показали, что антилейкотрие- новые средства обладают слабым и нестойким бронхорасши- ряющим эффектом, уменьшают выраженность симптомов,улучшают функцию внешнего дыхания и уменьшают число обострений БА. Их эффективность ниже, чем у ингаляционных ГКС. Использование антилейкотриеновых препаратов в качестве дополнения к лечению позволяет снизить дозы, но не заменить ингаляционные ГКС у больных с умеренной и тяжелой БА. В качестве дополнительного компонента терапии эти средства менее эффективны, чем ингаляционные р.,-агонисты длительного действия. Наиболее хороший эффект антилейко- триеновые средства дают при аспириновой астме.
Антилейкотриеновые препараты обычно хорошо переносятся. Имеется только несколько сообщений о развитии синдрома Churg-Strauss на фоне лечения данными препаратами и о гепатотоксичности зилеутона.
Для снижения потребности в пероральных ГКС в случае их плохой переносимости применяют иммуномодуляторы (тролеандамицин, метотрексат, циклоспорин, препараты золота) и некоторые макролиды. Эти лекарства следует назначать только отдельным пациентам под наблюдением пульмонолога, поскольку их возможный эффект по снижению дозы стероидов может не оправдать рисканежелательных действий. Показано, что небольшое преимущество от назначения мето- трексата, сопровождается высокой частотой побочных реакций. Некоторые макролиды, принимаемые одновременно с ме- тилпреднизолоном, тормозят метаболизм последнего, это дает возможность снижения дозы стероидов.
Ингаляционные бета2-агонисты быстрого действия (симпатомиметики) оказывают бронхорасширяющий эффект и обеспечивают быстрое купирование симптомов БА. К ним относятся сальбутамол (альбутерол), тербуталин, фенотерол, репротерол и пирбутерол. Эффект от лечения ингаляционными бета2-агонистами быстрого действия сопоставим и даже превосходит по бронхорасширяющей эффективности пероральную терапию. Ингаляционные бета2-агонисты быстрого действия являются препаратами выбора для лечения острых приступов БА и профилактики БА, провоцируемой физическими нагрузками. Ингаляционные бета-агонисты быстрого действия применяют для купирования эпизодическогобронхо- спазма. Рекомендуется использовать ингаляционные р,-аго- нисты быстрого действия «по потребности», только для контроля симптомов. Частое или регулярное применение ингаляционных бета2-агонистов быстрого действия не позволяет адекватно контролировать симптомы БА, показатели спирометрии или бронхиальную гиперреактивность и может привести к увеличению тяжести БА.
Потребность в ежедневном применении ингаляционных бета2- агонистов быстрого действия является тревожным симптомом, свидетельствующим об ухудшении течения БА и онеобходимости назначить или усилить постоянную противовоспалительную терапию. Отсутствие быстрого и стойкого ответа на применение Р,-агониста при обострении БА также требует повышенного внимания и может указывать на необходимость короткого курса пероральных ГКС.
Пероральные бета2-агонисты короткого действия назначают больным, которые не могут пользоваться ингаляционными препаратами.
Лечение ингаляционными бета2-агонистами быстрого действия вызывает меньше нежелательных системных эффектов (таких, как тахикардия, аритмии, тремор скелетных мышц и гипокалиемия), чем пероральная терапия.
Метилксантины короткого действия (теофиллин короткого действия) можно применять для купирования симптомов, хотя по сравнению с бета2-агонистами быстрого действия их действие начинается существенно позже. Теофиллин короткого действия может и не давать никакого дополнительного бронхорасширяющего эффекта, но он способен улучшать функцию дыхательного центра или дыхательной мускулатуры и удлинять или делать более стабильным ответ на бета2-агонист быстрого действия.
При снятии приступа бронхиальной обструкции метилксантины короткого действия сначала назначают в насыщающей дозе, а затем проводят длительную инфузию в периферическую вену. Концентрацию теофиллина в сыворотке следует определять каждые 12–24 ч.
Теофиллин может вызывать существенные нежелательные эффекты, хотя их, как правило, можно избежать при правильном дозировании и наблюдении. Если нет возможности определить концентрацию препарата в сыворотке, то теофиллин короткого действия не следует назначать больным, постоянно принимающим теофиллин замедленного высвобождения.
Ингаляционные антихолинергические препараты (ипратропиума бромид, окситропиума бромид) – это бронхо- литики, которые блокируют эффект ацетилхолина, высвобождающегося из холинергических нервных окончаний в дыхательных путях. После ингаляции эти препараты вызывают расширение бронхов путем снижения собственного холинергиче- ского тонуса ветвей блуждающего нерва в дыхательных путях. Они также блокируют рефлекторную бронхоконстрикцию, вызванную вдыханием раздражающих веществ. Ингаляционные антихолинергические препараты менее мощные бронхо- литики, чем ингаляционные Р2-агонисты, и, как правило, мед-леннее начинают действовать (30–60 мин до достижения максимального эффекта). Считается, что ипратропиума бромид усиливает действие Р2-агониста быстрого действия при одновременном введении с помощью небулайзера при обострении БА. Ипратропиум является альтернативным бронхолитиком для больных, у которых при лечении р,-агонистами быстрого действия возникают такие нежелательные явления, как тахикардия, аритмия и тремор.
Ингаляция ипратропиума или окситропиума может вызывать сухость и горький привкус во рту.
Иммунотерапия аллергенами (ИТА) с использованием экстрактов аллергенов применяется во многих странах для лечения аллергических заболеваний. Наибольший эффект ИТА отмечался при аллергическом рините. Данные об эффективности ИТА у больных БА противоречивы, однако Кокра- новский обзор, в котором рассматривались 54 рандомизированных контролируемых исследования ИТА, подтвердил эффективность этого вида лечения. Оно способствовало снижению выраженности симптомов и потребности в лекарственных препаратах, а также улучшению специфической и неспецифической гиперреактивности дыхательных путей. Тем не менее, учитывая относительно умеренную эффективность ИТА при БА, особенно по сравнению с ингаляционными ГКС, необходимо сопоставлять возможные преимущества этого вида лечения с риском нежелательных явлений и неудобством проведения длительного курса терапии. С учетом имеющейся в настоящее время информации, ИТА рекомендуется назначать только после того, как были предприняты все меры для устранения провоцирующих факторов, а фармакотерапия, включая ингаляционные ГКС, не позволила достичь контроля БА.
Антигистаминные препараты (Н1-блокаторы) при приступах бронхиальной астмы малоэффективны. Их применение оправдано при сочетании бронхиальной астмы с аллергическими заболеваниями верхних дыхательных путей, но при этом обязательно проводится также лечение бронходила- таторами. Чаще из этой группы используются препараты 2-го поколения (акривастин, ацеластин, цетиризин, эбастин, фексофенадин, кетотифен, лоратадин, мизоластин), в последние годы накоплен положительный опыт по применению телфаста – антигистаминового препарата 3-го поколения.
Лечение гистаглобулином в настоящее время используется достаточно редко, показания к его назначению сильно сужены в связи с тем, что гистаглобулин является препаратом крови. Оказывает положительный эффект у некоторых больных с бронхиальной астмой. Проводится в период ремиссии. Эффект, вероятно, связан со стимуляцией гистаминпектической ферментной системы.
Нетрадиционные методы лечения пока недостаточно изучены, их эффективность большей частью не доказана, хотя альтернативные и народные методы лечения у некоторых больных могут быть весьма популярны. Применение нетрадиционных методов лечения широко распространено и сопровождается значительными затратами со стороны отдельных больных. В некоторых странах народные методы являются основными; во многих странах к ним возник интерес в последнее время.Акупунктура.
Применение акупунктуры началось более 2000 лет тому назад, и примерно в то же время появилось подробное описание методики. Народная китайская медицина всегда основана на целостном (холистическом, «комплексном») подходе: нарушенное болезнью равновесие в организме восстанавливают диетой, изменением образа жизни, иглоукалыванием и траволе- чением. На Западе и в Китае акупунктура редко применяется для лечения БА. По данным литературы, акупунктура не приводит к достоверному улучшению течения БА.Гомеопатия.
Доказательств эффективности гомеопатии при БА не существует. Тем не менее, гомеопатия широко используется и в некоторых странах является единственным видом нетрадиционной медицины, входящей в состав государственной медицины.Траволечение.
Многие современные лекарственные препараты берут свое начало в народной медицине, в том числе Р-,- агонисты, антихолинергические препараты, метилксантины и кромогликат натрия – последний был создан из аналогов природного кромона – келлина, входящего в состав растения Amni visnaga, произрастающего в Западной Азии.
В различных странах многие травы применяются для лечения БА. Однако до настоящего времени никаких сообщений о клинических исследованиях лекарственных трав, использующихся в народной медицине, не публиковалось.Спелеотерапия.
Лечение БА с помощью периодического пребывания под землей, в том числе в соляных копях, популярно в Восточной Европе. Однако контролируемых исследований этого вида лечения мало, и никаких выводов о его эффективности до проведения адекватно контролируемых исследований делать нельзя.

Метод Бутейко – техника дыхания, заключающаяся в серии упражнений, при которых пациенты уменьшают глубину и частоту дыхания. Она используется в России, Австралии,Новой Зеландии и Великобритании. Методика основана на теоретическом предположении, что задержка дыхания увеличивает концентрацию СО2 в конце выдоха, что ведет к расширению бронхов и даже излечению заболевания. В рандомизированном контролируемом исследовании было показано, что у больных БА, дышавших по Бутейко, уменьшалась альвеолярная в